Председатель Правительства России - Председатель партии "Единая Россия" Д.А.Медведев

2 ноября 2012

Встреча с призёрами международных олимпиад по общеобразовательным предметам

Встреча с призёрами международных олимпиад по общеобразовательным предметам

Стенограмма:

Д.А.Медведев: Приятно на вас смотреть: здесь обычно дяденьки и тётеньки более взрослые появляются. В этом зале много чего происходит, но мне с вами, конечно, не скрою, приятно пообщаться. И прежде, чем мы это сделаем, я вас поздравляю с наступающим государственным праздником – Днём народного единства. Он будет у нас, вы знаете, совсем скоро, 4 ноября. А вы просто молодцы: продолжаете ту традицию, которая у нас сформировалась некоторое время назад, может быть, 5–7 лет назад, когда наши команды стали очень хорошо выступать на международных олимпиадах. В этом году, как я понимаю, уже наши ребята завоевали 30 медалей на международных олимпиадах, из них 18 – «золотых». Это сопоставимо с тем, что было и в прошлом, и в позапрошлом году. И это, во-первых, показывает, что у нас очень хороший потенциал по естественным наукам, по информатике, по другим направлениям.

Надеюсь, что мы можем принимать и у себя соответствующие соревнования, потому что благодаря вашим трудам уже часть соревнований перемещается в Россию. В 2013 году, по-моему, у нас олимпиада будет по химии, если я правильно помню (ваши старшие товарищи подскажут, которые знают). В 2015 году у нас олимпиада будет также по информатике, по-моему, по географии будет олимпиада, да? Это хорошо.

Я бы не очень хотел долго занимать ваше внимание. Надеюсь, у вас ещё будет сегодня интересная экскурсия по «Сколково» – посмотрите, что там есть, чего там нет. Это пока огромная стройка, которая в конечном счёте должна превратить этот кусок земли в такой полноценный научно-образовательный полис, который мы строим с использованием опыта других стран, включая и опыт Кремниевой долины, французских городов и некоторых других мест. Надеюсь, что если не всем, то кому-то из вас придётся там работать. А даже если и не придётся, если вам что-то там не понравится, у вас будет как минимум впечатление от того, что там делается и какие там перспективы.

У нас традиционно очень неплохие позиции были и в советские времена, когда я ещё в школе учился, по целому ряду предметов общеобразовательного цикла. Не скрою, для меня очень приятно и очень важно сознавать то, что за последние годы мы не растеряли наши возможности (вы – тому зримое доказательство), несмотря на то, что конкуренция в области международных соревнований школьников, да и олимпиад, которые проводятся по линии университетов, становится всё выше и выше. Если раньше были традиционные центры развития наук (один из них – наша страна, Европа, Соединённые Штаты Америки), то сейчас вы сами знаете, с кем вас сводила судьба на олимпиадах: там очень много наших друзей и конкурентов из Азии, Юго-Восточной Азии, Азиатско-Тихоокеанского региона, да и из других стран – Латинской Америки, Африки. Так что мир становится всё более глобальным, знания тоже глобализируются. Тем не менее школа есть школа, в данном случае я имею в виду нашу образовательную школу. И я очень рад, что мы эти позиции сохраняем. Вот, пожалуй, всё, что мне хотелось бы сказать, а теперь я был бы рад, если бы вы что-нибудь сказали. Заодно, может быть, объяснили бы мне – и там у нас спрятались два министра, скромно сидят в третьем ряду, один из них Министр образования, а второй – Министр связи и информатики, – что нам делать в будущем, как вам это видится. Вы уже большие, кто-то из вас в 11-м классе, кто-то поступил в университет, так что… Прошу, кто хотел бы что-то сказать? Пожалуйста. Только, ребята, представляйтесь…

М.И.Самолётова (студентка 1-го курса географического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова): Самолётова Мария, победитель международной олимпиады по географии. Я оканчивала школу в Санкт-Петербурге, среднюю образовательную, сейчас учусь…

Д.А.Медведев: А какую школу в Петербурге?  

М.И.Самолётова: 121-я школа.

Д.А.Медведев: Это какой район?

М.И.Самолётова: Калининский район.

Д.А.Медведев: Калининский. Понятно.

М.И.Самолётова: Сейчас я учусь на первом курсе в МГУ имени Ломоносова, на географическом факультете…

Д.А.Медведев: Вы меня бы очень сильно удивили, если бы сказали, что не на географическом.

М.И.Самолётова: Ну с олимпиады по географии можно было поступить не только на географический факультет, есть много смежных дисциплин.

Д.А.Медведев: Понятно.

М.И.Самолётова: После участия  в международных олимпиадах стало заметно, что у нас в образовательной системе и за рубежом несколько разный подход к нашей дисциплине. Потому что за рубежом больше всё-таки аналитический и практический подход применяется, знания и исследования в области географии: их применяют и при строительстве городов, и при регулировании транспортной системы, и также при рекультивации земель и недропользования. У нас всё-таки до сих пор сохраняется больше такой фактологический подход в географии, и отсюда возникает очень часто у многих людей вопрос: чем же мы, собственно, занимаемся, потому что география намного шире, чем объясняют в школе. Ведь это не ограничивается знанием о расположении каких-то бассейнов полезных ископаемых или региональных центров развития, эта дисциплина намного шире, она затрагивает многие сферы общественной жизни. География существует везде, где есть пространственная дифференциация любых явлений – от социосферы до, соответственно, природы, поэтому хотелось бы обратить на это внимание.

Д.А.Медведев: А что делать-то нужно, Мария, чтобы вас не воспринимали как наследников Паганеля, который, как известно, ехал в одну страну и учил один язык, а в результате выучил другой язык? Что нужно поменять, потому что у вас же свежие знания, представления о том, как учат географии в школе? Я, например, помню, как меня учили географии. Это были интересные уроки. Там работала моя очень близкая, любимая учительница, которая ещё с первого класса преподавала мне разные предметы. Но, конечно, тогда это было довольно далеко, вы правильно говорите, от потребностей практической жизни. Что нужно сделать, для того чтобы изучение курса географии в школе было именно таким?

М.И.Самолётова: В школе курс географии довольно сухой и в принципе для очень многих неинтересный, потому что это рассказывается на карте, очень мало интерактивных часов, каких-то практических выездов нет вообще, особенно в 6-м классе, когда закладываются основы географии, вообще представления об основных каких-то явлениях и понятиях. Ни одного практического выезда нет, наверное, в большинстве школ. Нигде нет профильных классов по географии. Наверняка, в большинстве городов и регионов есть ученики, которым реально интересна география как дисциплина, но учебные часы стремительно сокращаются и в 6-м классе, и в 10-м, 11-м. В 11-м классе предполагается обобщение всего пройденного материала, именно умение анализировать должно развиваться.

Д.А.Медведев: А сейчас в 11-м классе есть география?

М.И.Самолётова: Не во всех школах, далеко не во всех.

Д.А.Медведев: Не во всех: где-то есть, где-то нет. Потому что, если я правильно помню, в те времена, когда я учился (это было очень давно, правда, уже), тогда география заканчивалась в 9-м классе.

Реплика: В 10-м.

Д.А.Медведев: В 9-м, в 9-м. Я не знаю, может быть, мы тоже по разным курсам учились – в 9-м. И это был курс, если я правильно помню, «Экономической географии».

М.И.Самолётова: Во многих школах в 10-м и 11-м классах его сокращают до одного года, поэтому упускается значительная часть, именно умение обобщить материал. Это очень важно. Чтобы сделать какой-то вывод, нужно сделать широкую выборку данных из разных областей, и вот это упускается. И, конечно, довольно сухая подача материала, то есть просто работа с картой и в принципе ничего заинтересовывающего. Не объясняются современные потребности этой дисциплины. 

Д.А.Медведев: А контурные карты остались ещё или нет?

Реплика: До сих пор.

Д.А.Медведев: Ну тогда да, тогда я согласен, что, к сожалению, это всё довольно далеко от современной жизни. Я услышал, Мария. Знаете, мне кажется, вы абсолютно справедливо называете несколько моментов. Первый момент заключается в том, что во всём мире география, как вы красиво сказали, нужна там, где есть пространственная дифференциация (надо будет запомнить и где-нибудь ввернуть этот термин). Так вот, действительно пространственная дифференциация очень часто нужна в практических целях – при проектировании городов, населённых пунктов, причём это должно делаться грамотно, а не абы как. К сожалению, у нас это часто происходило, особенно в 1990-е годы, безо всяких правильных градостроительных решений, без учёта реальных географических условий, потому что лепили всё, что хотели. В результате и города некрасивые, и ещё есть проблема даже с устойчивостью домов и так далее. То есть в этом плане она, конечно, должна быть ближе к жизни.

Что же касается лабораторного оборудования и того, что требуется вообще для класса географии, я услышал, подумаю, поговорю с министром тоже, что можно было бы сделать. Потому что помимо обычных компьютеров и соответствующих программ, есть явно какие-то новые, современные вещи, которые были бы интересны для изучения это курса.

Ну и, наконец, в отношении походов: конечно, хорошо, если это делается. Я вспоминаю, как нас водили, по-моему, даже не на уроке географии, а на уроке, такой был курс «Природоведение», и мы гуляли рядом со школой, что-то там собирали, а потом рисовали (или всё-таки это «География», может быть, была?), а потом рисовали план того, что рядом со школой было. Довольно любопытно. Я запомнил на всю жизнь: у нас там кладбище было не очень далеко, и нам говорят: «Кладбище рисовать не надо, нарисуйте это садиком». Ладно, спасибо.

Пожалуйста, ребята.

Н.А.Сопенко (студент 1-го курса факультета общей и прикладной физики Московского физико-технического института): Меня зовут Никита Сопенко. Я окончил 14-й лицей города Тамбова, золотой медалист Международной физической олимпиады, сейчас обучаюсь на 1-м курсе Московского физико-технического института на факультете общеприкладной физики. Конечно, мне в первую очередь хотелось бы поблагодарить Вас за эту встречу, за то, что Вы нашли время в своём плотном графике. И я хотел бы поговорить о проблемах подготовки ребят к международным олимпиадам. Как Вы уже отметили, действительно конкуренция растёт очень быстро, и с каждым годом появляются новые страны, претендующие на топовые места. В России с давних времён принята система, по которой сначала проводятся 10-дневные летние сборы, затем 10-дневные осенние сборы и сборы уже непосредственно перед самой олимпиадой. Но в лидирующих азиатских станах, таких как Китай и Тайвань, сборы проводятся по полгода. Конечно, у нас замечательные преподаватели, и в общем-то мы неплохо выступаем именно благодаря качеству этих сборов, но, как мне кажется, продолжительность сборов должна быть увеличена.

Также мне хотелось бы сказать, что в настоящее время появляется очень много престижных международных физических олимпиад. Это и Азиатская физическая олимпиада, и индонезийская Всемирная физическая олимпиада. Конечно, практика участия в этих олимпиадах – это, безусловно, хорошая практика, но участие в этих олимпиадах, к сожалению, не очень хорошо поддерживается, и ребята из бедных регионов просто не могут найти деньги, чтобы поехать на эти олимпиады. Поэтому я считаю, что …

Д.А.Медведев: Денег дайте…

Н.А.Сопенко: Да.

Д.А.Медведев: Понятно. Правильно. Так. Спасибо, Никита. Я, во-первых (как-то я не сказал об этом, не подумал, что для вас это, может быть, сейчас важнейшее событие, даже важнее, чем олимпиада), конечно, всех, кто поступил в университеты, с этим сердечно поздравляю. Это в жизни для большинства людей бывает только один раз. Если ты правильно выбрал свою специальность, скорее всего, тебе где-то в другом месте учиться не придётся, поэтому я вас поздравляю, вы молодцы и, надеюсь, всё у вас будет складываться хорошо в университетах.

И ещё один момент, о котором не успел сказать вначале, но он очень важный: я также хотел бы, конечно, поблагодарить ваших наставников, ваших педагогов, ваших учителей и, конечно, всех ваших близких людей за то, что они вам помогали, потому что во время олимпиады, во время любых соревнований это всегда коллективный результат.

Теперь в отношении сборов, да? Как они правильно называются?

Н.А.Сопенко: Учебно-тренировочные сборы.

Д.А.Медведев: Учебные сборы, да? Я не знаю, как у них в Лондоне, как у них в Китае, полгода, мне кажется, это как-то крутовато. Обычно тот, кто участвует в олимпиадах, это тот, кто хорошо учится. Я так понимаю, что была золотая медаль, и в общем и целом проблем с учёбой не было. Но так, если рассудить по-серьёзному, получится, что полгода, допустим, школьник будет оторван от основной учёбы. Не уверен, что это хорошо, даже при понимании того, что все выступающие на олимпиадах – это, как правило, очень успешные ученики, у которых хорошие показатели по дисциплинам, по успеваемости. Но 10 дней, может быть, мало. Давайте попробуем поискать какую-то середину, и, может быть, не 10 дней, а месяц. Шесть месяцев – это, знаете, мне очень напоминает какое-то натаскивание, которое больше похоже не на научный тренинг, а на желание во что бы то ни стало добиться результата. Хотя, конечно, мы понимаем, что побеждает сильнейший. Если, например, говорить о спорте, а здесь аналогия со спортом вполне уместна, – спортсмены тренируются нон-стоп, по сути, всегда, но у вас всё-таки научная олимпиада. Хорошо, подумаем насчёт количества дней.

Что же касается государственного финансирования, то сейчас по целому ряду олимпиад такое государственное финансирование есть. Я услышал в отношении азиатских олимпиад. Мы в них не принимаем участие пока, да?

Н.А.Сопенко: Мы принимаем…

Д.А.Медведев: Принимаем, но слишком мало нас там, да?

Н.А.Сопенко: Да. Нас полный состав, просто ребята из бедных регионов не могут достать деньги.

Д.А.Медведев: Нет, дело-то вот в чём: они получают какое-то финансирование, чтобы участвовать в этих олимпиадах, или нет?

Н.А.Сопенко: Государственное - нет.

Д.А.Медведев: Нет. Вот я об этом и спрашиваю. Ладно, мы подумаем об этом. Хорошо. Пожалуйста, ребята. Это какие олимпиады, ещё раз?

Н.А.Сопенко: Азиатская физическая олимпиада... Индонезийская Всемирная олимпиада – в ней также можно участвовать, но оплачивается она только золотым и серебряным медалистам Международной азиатской олимпиады.

Д.А.Медведев: Понятно, ну ладно. Пожалуйста.

В.Н.Лаврянова (ученица 11-го класса гимназии г.Раменское Московской области): Лаврянова Виктория, обладатель серебряной медали Международной олимпиады по биологии, проходившей в июле этого года в Сингапуре. В команде Российской Федерации я представляла Московскую область, Раменский район и свою родную раменскую гимназию, ученицей которой я являюсь и сейчас, то есть сейчас я ещё учусь в 11-м классе. Конечно, олимпиада произвела на меня неизгладимое впечатление. Это не просто соревнование людей из разных стран в их знаниях по определённому предмету – это такой своеобразный праздник науки, где все делятся друг с другом, где все общаются и где всех объединяет что-то общее – интерес к данному предмету (в моём случае это биология) и желание всё время узнавать что-то новое. Участие в международных олимпиадах - вообще уникальная и удивительная возможность, потому что мы, являясь школьниками, можем пообщаться с людьми разных национальностей, разных культур за довольно короткий промежуток времени и на довольно малом пространстве. Для меня участие в международной олимпиаде – это ещё и неоценимый опыт, потому что, являясь ученицей 11-го класса, я могу принять участие в международной олимпиаде по биологии и в этом году. Конечно же, я проанализировала результат своего выступления, сделала выводы по поводу того, что нужно доработать и что нужно доучить. Как раз по этому поводу я хотела бы высказаться. Как уже говорили, я согласна с тем, что нужно увеличить период сборов для подготовки к международной олимпиаде.

Д.А.Медведев: Сколько нужно? Виктория, скажите.

В.Н.Лаврянова: Я думаю, месяц было бы…

Д.А.Медведев: Месяц нормально было бы

В.Н.Лаврянова: Достаточно, да, потому что по биологии, например, в практическом туре четыре кабинета и, на мой взгляд, если уделять по неделе интенсивной работы на каждый кабинет, то это было бы прекрасно. Кроме того, именно по биологии, я считаю, нужно больше внимания уделять подготовке к практике, потому что теорию в принципе можно прочитать самому по различным учебникам. Но здесь могут возникать трудности с иностранным языком, потому что большинство учебников сейчас на английском, и нужно знать научный английский, а в школах не всегда с этим очень хорошо. А что касается практических занятий, в школе почти нет возможности заниматься ими на высоком уровне, и поэтому нужна целенаправленная подготовка на базе какого-то университета. Мне сейчас предоставили такую возможность, и я хочу поблагодарить заместителя декана биологического факультета МГУ Белякову Галину Алексеевну и Рубцова Александра Михайловича за то, что они дали мне возможность заниматься практическими занятиями там. Конечно, я буду прикладывать все свои усилия, чтобы пройти в команду России на международную олимпиаду по биологии в этом году и достойно представить там нашу страну.

Д.А.Медведев: Виктория, мы желаем успехов!

В.Н.Лаврянова: Спасибо.

Д.А.Медведев: Это первое. И во время выступления на олимпиаде и, конечно, в будущем, я уверен, в ходе учёбы на биологическом факультете МГУ, как я понимаю, да?

В.Н.Лаврянова: Видимо, да.

Д.А.Медведев: Видимо, да. Насчёт учебников что я могу сказать? Вы же выступаете на олимпиадах, а не учите некий усреднённый курс, для того чтобы сдать экзамены, получить аттестат зрелости. Вы, ваши последователи, всегда будете заниматься по более сложным учебникам, по сути, по научным изданиям. И в этом плане всё равно очевидно, что для большинства присутствующих знание научного английского языка или какого-то иного языка (скорее всего английского, потому что всё-таки на нём больше всего литературы) – это просто необходимость, никуда от этого не уйти. Бытовой английский плюс-минус у нас уже как-то в стране стали более или менее преподавать. Научный язык, конечно, в школе не преподают и не будут никогда преподавать, кроме специализированных школ, может быть. Если говорить о моих ощущениях, например, от научного языка, так он проще, чем бытовой.

В.Н.Лаврянова: Это да, потому что термины интернациональные.

Д.А.Медведев: Потому что там всё понятно. Я никогда не читал английских текстов по биологии, но читал много текстов по юриспруденции. Это гораздо проще, чем читать любое литературное произведение на английском языке, потому что там большинство конструкций знакомо и приблизительно понимаешь, что хочет сказать автор. Но это не значит, что не нужно, конечно, учить научную лексику. Что же касается переводных книг, конечно, их будут переводить, это очевидно, и мы сейчас этим тоже занимаемся. Но ещё раз повторю: мне кажется, вы практически все здесь сидящие – молодые учёные будущие (вы и сейчас уже, по сути, учёные, а в будущем точно исследователи), вам, конечно, без знания научного языка не обойтись – это, мне кажется, очевидная вещь. Насчёт месяца я услышал. Желаем успехов ещё раз!

В.Н.Лаврянова: Спасибо.

Д.А.Медведев: А можно я вам вопрос задам? Потому что у нас идёт одностороннее общение. Вы много занимаетесь – неделю, и говорите: «Нет, неделю мало, дайте нам месяц, а ещё лучше – полгода». А отдыхаете вы как? Потому что для того, чтобы нормальным образом учиться, всё-таки нужно каким-то образом отдыхать. У кого-то там это чтение, у кого-то спорт, у кого-то ещё что-то. Можете сказать об этом? Расскажите кто-нибудь.

М.Б.Ахмедов (студент 1-го курса механико-математического факультета Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова): Я Максим Ахмедов. Я член нашей сборной на международной олимпиаде по информатике в этом угоду. Мы, например, неделю назад с другим членом сборной международной олимпиады по информатике ходили в Питере на концерт рок-группы Deep Purple, которая Вам, кстати, тоже нравится, насколько я знаю. Вот.

Д.А.Медведев: Вот спасибо. Закатил шар. Нормально.

М.Б.Ахмедов: То есть за исключением подготовки к олимпиадам, естественно, всегда есть время на то, чтобы заняться чем-то для себя.

Д.А.Медведев: Максим, если честно, Deep Purple уже старая группа, там старики играют.

М.Б.Ахмедов: И что?

Д.А.Медведев: Им по 65 лет. Ладно, мне нравится, я уже тоже не молодой. Вам нравится эта музыка? Только по-честному.

М.Б.Ахмедов: Да, это точно. Это классика, без неё никуда. Я меломан вообще, я люблю рок-музыку.

Д.А.Медведев: Что же, услышал. Так?

М.Б.Ахмедов: То есть не стоит понимать так, что мы целыми днями сидим и готовимся, готовимся и ещё больше хотим готовиться к каким-то олимпиадам. Все рассказывают про свои предметы. У нас по информатике всё более-менее по той же схеме: есть летние учебно-тренировочные сборы длительностью где-то две недели, есть зимние того же порядка, полторы недели где-то. Я не знаю, насколько нужно увеличивать продолжительность сборов, насколько нужно чего-то добавлять. Наверное, можно, но не вижу в этом какой-то критической необходимости. Что ещё сказать?

Д.А.Медведев: Вы и так уже нормально... Понятно. Спасибо большое. Успехов! Приятно слышать, что и среди молодых людей есть люди, которые любят старый добрый хард-рок. На самом деле неплохо, потому что это серьёзная музыка. Пожалуйста, ребята.

О, там у нас преподаватели, похоже, хотят что-то сказать. Прошу вас.

В.М.Кирюхин (начальник Центра довузовской подготовки Национального исследовательского ядерного университета «Московский инженерно-физический институт»): Добрый день. Кирюхин Владимир Михайлович, руководитель сборной команды России по информатике, Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ.

Я хотел бы остановиться на двух моментах. Первое: хотел бы ещё раз отметить тот большой успех, которого в этом году сборная команда России по информатике добилась. Получить четыре золотые медали – это…

Д.А.Медведев: Здорово. Молодцы просто.

В.М.Кирюхин: …всего пять стран в мире из 80, которые иногда таких успехов добивались.

Д.А.Медведев: А кто это? Владимир Михайлович, назовите.

В.М.Кирюхин: Шесть раз были китайцы...

Д.А.Медведев: Китайцы, понятно. Их много.

В.М.Кирюхин: Третий раз это мы, и один раз американцы, словаки и чехи по одному разу.

Д.А.Медведев: Китайцы и американцы для меня понятно, а вот словаки и чехи – интересно. А почему? У них такая школа сильная?

В.М.Кирюхин: Да, у них была очень сильная школа после распада, когда это произошло. Они на старом здании, так же как и мы…

Д.А.Медведев: Как мы определённое время жили…

В.М.Кирюхин: Да, сейчас у них, конечно, результаты хуже, потому что это было лет семь или восемь назад, когда они завоевали такие медали.

Теперь несколько слов о том, как готовить к олимпиадам. Здесь говорилось о разных сроках, информатики вообще сказали о том, что не надо ничего увеличивать. Просто я хотел ещё раз подчеркнуть (они просто забыли об этом сказать), что у нас это – цикл, он длится (цикл сбора – только зимний и летний) целый год за счёт того, что мы в настоящее время используем интернет-технологии. У нас туры проводятся сейчас уже регулярно для ребят. И мне хотелось бы отметить, что эта работа – не просто провести летние сборы и зимние сборы, а в течение всего цикла работа, она тоже как-то планировалась Министерством образования и науки, с тем чтобы на это тоже выделялись ресурсы, потому что здесь нужны и люди, и кто задачи готовит, и кто держит сайты, и программное обеспечение, которое в этом случае должно обеспечивать работу всех сборов. И плюс ко всему прочему сейчас мы налаживаем систему удалённого видеоприсутствия. Тоже интернет-система, которая позволяет работать удалённо, независимо от того, где ребята живут, учатся и так далее. Для этого необходимо совсем немного – интернет и программное обеспечение. И вот это позволит нам решить все проблемы: не собирать, не выдергивать ребят из регионов, семей; занятия по полгода и так далее, а проводить в течение года нормальную работу.

Д.А.Медведев: А что для этого нужно? Нужны изменения какие-то в учебный план? Или деньги нужны?

В.М.Кирюхин: Во-первых, для того, чтобы не Skype был, а нормальная система видеоприсутствия, нужно хорошие системы ребятам поставить. Есть отечественная система, например «Видикор». Не знаю, министр слышал? Я думаю, здесь благодаря этому мы обеспечим…

Д.А.Медведев: То есть не просто Skype, а что-то более приличное с лучшими разрешающими возможностями?

В.М.Кирюхин: Да, это система, которая работает на каналах невысокой пропускной способности, но качество гораздо лучше, чем у других систем, и такие у нас системы есть. Это первое, что я хотел сказать.

Второе. Спасибо Вам за то, что на последней встрече, когда Вы встречались с ребятами, был поднят вопрос о проведении международных олимпиад в России. Вы поддержали, и это был для всех знак. В этом году уже три олимпиады, в том числе и по информатике в 2016 году, которая будет проводиться. Это очень приятно, мы это заслужили, потому что в этом году мы боролись с японцами и азербайджанцами, которые тоже хотели у себя в 2016 году провести, но нам удалось…

Д.А.Медведев: Серьёзные соперники, кстати! У одних нефти много, а другие, японцы, они и в Африке японцы.

В.М.Кирюхин: Да, у них там написано: «Превратим чёрное золото в белое золото», как у них там везде в Азербайджане.

Единственное, что мне хотелось бы: поскольку по информатике работа должна практически сейчас начаться, поэтому в этом случае соответствующие документы – постановление Правительства о выделении финансов и так далее… Начало финансирования, допустим, с января, потому что в этом случае нужно принимать уже участие в работе Международного комитета, который в этом году будет в феврале.

Д.А.Медведев: Она сколько идёт, олимпиада, по дням? По количеству дней?

В.М.Кирюхин: Восемь дней.

Д.А.Медведев: Восемь дней? Понятно.

В.М.Кирюхин: Поэтому в этом случае нужно как-то нам…

Д.А.Медведев: А где мы проводить будем её?

В.М.Кирюхин: Это будет в Казани, и хорошо, что у нас здесь сидит Министр связи…

Д.А.Медведев: Но я министра не поэтому предложил... Так получилось.

В.М.Кирюхин: Да, а я как раз хотел… Я не знал, что он будет, но с самого начала запланировал обратиться к Вам, чтобы Вы обратили внимание Министра связи на то, что такая олимпиада проводится. Поскольку во многих странах, когда проводится олимпиада по информатике, выступают два министерства – это Министерство образования и Министерство связи.

Д.А.Медведев: Вот они здесь оба сидят.

В.М.Кирюхин: Да. Поэтому я и говорю о том, что очень хорошо, что здесь как раз присутствует Министр связи, поэтому мне хотелось бы, чтобы этот контакт, это взаимодействие… Поскольку это будет в Татарстане, Вы (обращаясь к Н.А.Никифорову – Министру связи и массовых коммуникаций) там практически всех знаете, кто будет участвовать в проведении олимпиады, поскольку были в Татарстане министром информатизации, поэтому гораздо легче будет уже взаимодействие. Вот то, что я хотел сказать. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо большое, Владимир Михайлович. Я очень рад на самом деле, что у нас получилось затащить олимпиады к нам, потому что это всегда стимул. Опять же, когда проводится олимпиада спортивная, естественно, вся жизнь спортивная приходит в очень активный резонанс. То же самое касается научных олимпиад, школьных олимпиад, международных олимпиад – это просто нас сохраняет в роли ключевых игроков в этой сфере. И, конечно, я уверен, будем способствовать и тому, что большее количество ребят будет этим заниматься. Надо нормально подготовиться. Естественно, все распоряжения я дам, я уже их дал, министр всё слышит. Если нужны какие-то распорядительные документы, будь то постановление Правительства (по всем олимпиадам, естественно, не только по информатике, я говорю в отношении всех олимпиад, которые будут в нашей стране проводиться), я их, конечно, выпущу, если нужны министерские решения – они будут приняты.

В том, что касается видеосвязи, я тоже это услышал. Николай Анатольевич (обращаясь к Н.А.Никифорову), изучите это, потому что, мне кажется, это действительно важно, это не бог весть каких денег стоит и вполне можно это сделать.

Н.А.Никифоров: Дмитрий Анатольевич, это обязательно будет обеспечено. Более того, хочу сказать, что мы только что встречались с экспертным советом, собрали при министерстве представителей индустрии, они также готовы самым активным образом участвовать в поддержке наших ребят.

Д.А.Медведев: Да, так и нужно сделать. Конечно, это IT-индустрия пусть делает. Что бюджет наш несчастный трясти?

Н.А.Никифоров: Может быть, мы даже сделаем какую-то некоммерческую организацию.

Д.А.Медведев: Пожалуйста, давайте. Так во всём мире, кстати, и происходит. Это далеко не всегда идёт за счёт бюджета.

Н.А.Никифоров: И возвращаясь к ситуации по Казани, хотел бы напомнить, что вчера Вы подписали постановление по созданию особой экономической зоны. И символично совпало так, это было не специально придумано, но действительно это предполагается стать площадкой для проведения этой олимпиады…

Д.А.Медведев: Будет «Иннополис», да? Ну прекрасно!

Н.А.Никифоров: Как раз к тому году…

Д.А.Медведев: Если это будет в «Иннополисе» – это будет красиво.

Н.А.Никифоров: В том числе и международный определённый статус это придаст.

Д.А.Медведев: Будем надеяться, что мы там встретимся. Вот, кстати, обращаю внимание: видите, у нас какой министр молодой, мало чем от вас отличается… Это означает только одно, ребята, что надо работать, тогда в жизни всё получится.

Пожалуйста, есть что ещё интересное? Прошу вас, если вы хотите.

Б.Б.Эскин (старший преподаватель Санкт-Петербургского государственного университета): Добрый день! Эскин Борис Борисович, Петербург, руководитель команды по несуществующему предмету «Астрономия». У меня на самом деле вопросов много, но я задам, наверное, всё-таки один. Я хочу прокомментировать выступления ребят. Первое – было сказано о других международных олимпиадах. Фактически здесь собраны команды, если так можно выразиться, основные команды, участвующие в чемпионатах мира, если сравнивать со спортом. Но Вы знаете, что кроме чемпионатов мира есть ещё кубки, есть ещё какие-то другие соревнования не ниже рангом. Мой будущий коллега, в частности, упомянул олимпиады по физике, но на самом деле олимпиад-то много по всем предметам – и по физике, и по химии, и по биологии, и даже по астрономии, несмотря на то что эта наука очень маленькая, даже там есть другие олимпиады. И честно говоря, хотелось бы тоже в них поучаствовать. Мы в них участвуем, но, к сожалению, тоже финансирование у нас идёт вот так вот, и то участвуем, то не участвуем, как получается, а соревнования там тоже серьёзные, конечно.

Д.А.Медведев: Борис Борисович, раз уж вы об этом заговорили, олимпиад действительно много. В каких-то надо участвовать обязательно, как в спорте,

а в каких-то лучше участвовать, в каких-то можно и не участвовать, хотя чем чаще тренируешься, тем лучше. Я хочу понять, вы это лучше знаете, чем кто бы то ни было: а сколько стоит участие в олимпиаде для одного человека? Для одного нашего молодого человека или девушки?

Б.Б.Эскин: Вообще, олимпиады немножко разные…

Д.А.Медведев: Ну в среднем во что это выливается?

Б.Б.Эскин: В среднем? Давайте так: я скажу про то, что знаю.

Д.А.Медведев: Конечно, да.

Б.Б.Эскин: Я знаю про олимпиаду по астрономии. В этом году в рублях где-то 55–60 тыс., по-моему.

Д.А.Медведев: Это где? Это за границей?

Б.Б.Эскин: За границей, это международная олимпиада наша. Но мы в этом году далеко летали, в Корею: там у нас билеты под 40 тыс. А если это поближе (в следующем году будет Литва), там…

Д.А.Медведев: Подешевле.

Б.Б.Эскин: … тысяч на 20 за счёт билетов сразу падает – варьируется где-то от 30 до 50–60 тыс. в зависимости от страны.

Д.А.Медведев: Понятно.

Б.Б.Эскин: Есть другие олимпиады, которые еще дешевле.

А вопрос у меня такой, несколько неожиданный. Так как я представитель университета петербургского (я в данном случае просто как представитель университета)… Не знаю, как мои коллеги к этому вопросу отнесутся, но вопрос несколько странный, но он меня давно мучает. Победители и призёры различных международных олимпиад из разных стран потом… Из нашей страны, как правило, остаются у нас: всё-таки есть где учиться. А из других стран очень часто, особенно если страны небольшие, очень часто уезжают в ведущие университеты мира – в Принстон, Гарвард, Кембридж (Массачусетс), и их там берут, как правило, легко и без оплаты. Совершенно ясно, что это – будущая интеллектуальная элита мира. Вопрос: а наша страна не хочет найти средства, чтобы приглашать победителей? Своих победителей и призёров мы у себя всяко пристраиваем, они у нас поступают без экзаменов. А мы не хотим попытаться заманить к себе и других? Ведь на самом деле это сливки, мировые сливки интеллектуальные. Правда, тут разговор идёт о том, чтобы ни в коем случае подобное переманивание не сказывалось на наших студентах, то есть это должно, естественно, финансироваться не за счёт общего бюджета по студентам, а, как мне объяснили, у нас есть такие программы, договоры с другими странами, когда мы принимаем студентов… Как бы выделять некие специальные стипендии для таких победителей и их приглашать. Даже если потом они от нас уедут, совершенно ясно, что это потом наши агенты влияния в этом смысле. Как Вам такая мысль?

Д.А.Медведев: Борис Борисович, я Вам отвечу не только как выпускник того же университета Санкт-Петербургского, а просто как человек, который, естественно, думал об этом. Я считаю, что это было бы правильно, даже несмотря на то, что они потом уедут (и скорее всего уедут), потому что мы когда отправляем, например, своих ребят учиться или они сами там как-то устраиваются в тех же самых ведущих мировых учебных центрах, мы рассчитываем на то, что они всё-таки вернутся в нашу страну. И плюс-минус сейчас они стали возвращаться. 1990-е годы тяжёлые остались в прошлом. Точно так же, конечно, мыслят и эти государства. Но вы правы, они создают особую среду, и мы тем самым надуваем собственные возможности. В этом плане это абсолютно нормально. Проблема только в одном, вполне прозаическая, – в деньгах. Мы в последнее время внедрили довольно серьёзную, хотя и не такую большую по объёму, но тем не менее серьёзную систему грантовой поддержки иностранных преподавателей, которые должны приезжать работать в нашу страну, для того чтобы проводить исследования, преподавать. Вы знаете, есть довольно такие приличные суммы, которые выделяются на исследования. Этого, наверное, не так много, но тем не менее эти примеры есть. Я думаю, что можно было бы подумать, чтобы какую-то часть средств попробовать зарезервировать и под эти цели. Но для этого нужно понять, всё-таки по каким дисциплинам это делать, в каких университетах, потому что, скажу откровенно (здесь присутствует наша элита, те, кто выступает на самых крутых олимпиадах и собирается или уже учится в лучших университетах нашей страны), вы знаете, не все олимпиады по уровню одинаковы, и это тоже правда. Более того, и я об этом неоднократно говорил с нашими уважаемыми ректорами, в ряде случаев олимпиада – это просто трамплин для халявного зачисления в университет, если речь идёт об олимпиаде невысокого уровня или олимпиаде, устроенной как раз для соответствующих целей. Поэтому нужно отсечь те вузы, где мы практически уверены в том, что будет соответствующее качество образования, и можно попробовать подобную программу сформировать. Я не знаю, правда, сколько там денег потребуется, но можно с чего-то начать. И даже, действительно, понимая, что эти студенты могут быть у нас не навсегда, это всё равно полезно. Хотя кто-то может и остаться, особенно из небольших стран, как вы говорите, где нет возможностей для углублённого совершенствования в своих научных изысканиях. Дмитрий Викторович (обращаясь к Д.В.Ливанову), подумайте на эту тему – может быть, действительно это было бы неплохо.

Д.В.Ливанов (Министр образования и науки Российской Федерации): Дмитрий Анатольевич, я думаю, что идея, которую высказал Борис Борисович (Б.Б.Эскин), интересная. Может, действительно, нам сделать несколько сертификатов для обучения в ведущих российских университетах, и в качестве приза предложить их победителям международных олимпиад по разным предметам: по математике, физике, химии, биологии, астрономии той же самой.

Я думаю, что это действительно было бы неплохо, это и для страны было бы имиджевым шагом.

Д.А.Медведев: Абсолютно! И пусть сам молодой человек или девушка выбирает, какой университет ему приятнее, будь то MIT (Massachusetts Institute of Technology) или, допустим, Гарвард, Принстон или всё-таки Санкт-Петербургский университет. Потому что есть же ещё и вопрос адаптации. Если человек принимал участие в нашей олимпиаде, если ему наша страна понятна (особенно когда речь идёт о бывших государствах Советского Союза или каких-то прилежащих государствах), может быть, это было бы интересно.

Д.В.Ливанов: Здесь будет, конечно, вопрос языка и вопрос культуры, но для целого ряда стран, мне кажется, это будет интересно.

Д.А.Медведев: Для целого ряда стран наша-то культура как раз ближе, чем та же американская, так что это, может быть, проще было бы даже.

Пожалуйста.

В.В.Ерёмин (профессор Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова): Ерёмин Вадим Владимирович, профессор химического факультета МГУ, руководитель национальной команды по химии.

У меня два вопроса. По первому я хотел бы Борису Борисовичу (Б.Б.Эскину) сказать, что на самом деле у химиков такая программа есть, мы единственные, кто сохранил (извините, я опять, как все предметники, тяну одеяло на себя), – мы сохранили бывшую всесоюзную олимпиаду, она называется «Менделеевская», и это русскоязычная олимпиада, у неё официальный язык – английский, но там большинство участников русскоязычные, и мы стараемся агентов влияния, как вы их назвали, приглашать в первую очередь (конечно, из ближнего зарубежья). У нас в университете учатся студенты из Казахстана, Узбекистана. Каждый раз мы сталкиваемся с большими проблемами при зачислении, юридическими проблемами, хотя официально эта олипиада входит в реестр олимпиад, поэтому моя первая просьба… Это уникальная олимпиада из всех предметов, бывшая всесоюзная олимпиада, в ней, кстати, участвуют ещё и Венгрия, Румыния, Саудовская Аравия попросилась, то есть эта олимпиада международная…

Д.А.Медведев: Денег у них возьмите.

В.В.Ерёмин: Мы их пригласили, конечно, говорим, приезжайте! Они готовы платить, с удовольствием...

Д.А.Медведев: Да я шучу!

В.В.Ерёмин: …поэтому такая просьба: участникам Менделеевской олимпиады юридически упростить поступление в наши университеты.

Д.А.Медведев: А у неё какой статус, у Менделеевской олимпиады?

В.В.Ерёмин: Она входит в реестр олимпиад школьников, но, конечно, она уникальная, по формату она не подходит под этот реестр, она уникальная, Менделеевская химическая олимпиада. Это один вопрос.

Второй – я бы хотел сказать, что те ребята, которых Вы здесь видите, это элита, это верхушка айсберга олимпиадной системы, которая была создана ещё при социализме. Она на самом деле очень активно развивается в мире, и она активно противостоит тестовым технологиям, которые тоже общеприняты в мировой системе образования.

Д.А.Медведев: И что лучше?

В.В.Ерёмин: Лучше, конечно, олимпиады: они учат независимо мыслить. Тестовые технологии хороши для людей, для исполнителей чётких, а олимпиады прививают склонность развивать независимое мышление. И поэтому очень хорошо, что благодаря этим олимпиадам наша страна пользуется в системе мировых олимпиад колоссальным авторитетом. Я могу сказать: я больше 10 лет внутри этой международной олимпиады по химии, и это авторитет не формальный, это авторитет заслуженный, и благодаря этому мы получили право пригласить олимпиаду в 2013 году. И хотел бы, во-первых, Вас пригласить, если у Вас найдётся время, на церемонию открытия или закрытия…

Д.А.Медведев: Спасибо.

В.В.Ерёмин: …Вы у нас были на закрытии в 2007 году, очень хорошо выступали. Тогда у нас было четыре «золота»: может быть, Вы нам принесли удачу, не знаю. В общем, мы Вас хотим пригласить на 2013 год.

Д.А.Медведев: Спасибо, Вадим Владимирович.

В.В.Ерёмин: Но просьба всё-таки, извините… У нас в апреле было подписано распоряжение Правительства о проведении олимпиады. Министерство образования сделало всё возможное для того, чтобы обеспечить юридическое оформление, и у нас уже в общем-то всё готово для олимпиады, но Министерство финансов у нас забрало деньги в августе.

Д.А.Медведев: Да?

В.В.Ерёмин: То есть нас нет в бюджете на 2013 год. Я прошу прощения, вопрос меркантильный…

Д.А.Медведев: Нет, вопрос абсолютно нормальный, тем более что нужно пользоваться любой возможностью встречи с Председателем Правительства, чтобы эти вопросы решать.

В.В.Ерёмин: Конечно, тем более бюджет там на четыре порядка, в десятки тысяч раз меньше бюджета спортивных мероприятий, а это интеллектуальная мировая элита всё-таки к нам приезжает.

Д.А.Медведев: Вы знаете, по счастью, Министр финансов находится тоже в этом доме, но не в этом зале. Я его тоже позвал.

В.В.Ерёмин: Мы его видели, да.

Д.А.Медведев: Я сейчас его тряхну на эту тему. Откровенно говоря, для меня это довольно странно: если мы олимпиаду проводим …

В.В.Ерёмин: Для нас тоже.

Д.А.Медведев: Я проверю, потому что бюджет – штука сложная, может, что-то пропало. Сколько там денег-то?

В.В.Ерёмин: 75 млн рублей.

Д.А.Медведев: Ладно.

В.В.Ерёмин: Но по сравнению с международными спортивными соревнованиями это деньги небольшие, причём у нас уже все готово. Министерство образования уже сделало всё для этого.

Д.А.Медведев: Я услышал, Вадим Владимирович.

В.В.Ерёмин: Спасибо.

Д.А.Медведев: Проводить будете прямо на вашей базе, в МГУ? На химфаке?

В.В.Ерёмин: Да, химический факультет, Московский университет. Потому что у нас экспериментальный тур довольно серьёзный, это можно только в хороших лабораториях проводить, которые у нас есть в университете.

Д.А.Медведев: А селить где будете всех?

В.В.Ерёмин: В Подмосковье, в «Планерном»: там от Управделами Президента какой-то санаторий есть. Мы ездили, смотрели: там нормальные, хорошие условия. Они не сверхъестественные, не шикарные, но они вполне достойные.

Д.А.Медведев: Для того чтобы участвовать в олимпиаде, шикарные условия вредны.

В.В.Ерёмин: Я совершенно с Вами согласен: нужны достойные условия.

Д.А.Медведев: Нужны нормальные условия.

В.В.Ерёмин: Они вполне приятные, и для руководителей команд тоже вполне достойные условия. Бюджет довольно скромный на самом деле для олимпиады такого уровня. Кстати, в прошедшем году американцы проводили, они ни копейки из бюджета не взяли, у них всё проводило Американское химическое общество.

Д.А.Медведев: Да, спасибо большое.

В.В.Ерёмин: У нас другая особенность. Спасибо. И моё приглашение, извините, остаётся в силе.

Д.А.Медведев: Спасибо. Я обязательно постараюсь найти время, тем более что это первая такая международная олимпиада у нас. Потом, когда я был у вас, говорил о том, что у меня, несмотря на юридическое образование, осталась некоторая часть любви к химии, потому что я как бы так выбирал в какой-то момент, чем заниматься. Деньги мы, конечно, найдём, сомнений нет. Но то, что вы сказали, тоже правильно: во всём мире такие мероприятия принято проводить при спонсорской поддержке или каких-то крупных компаний, или научных сред, научных обществ, которые тоже для этого имеют деньги. Но у нас пока ситуация немножко другая, поэтому приходится государству какие-то деньги выделять на эту тему.

В.В.Ерёмин: Спонсоры хорошо добавляют деньги, когда государство приглашено.

Д.А.Медведев: Это правда. Это называется красивым термином государственно-частное партнёрство.

Я смотрю, всё у нас преподаватели хотят выступать. Давайте ещё несколько студентов и школьников послушаем, а потом учёным дадим слово. Пожалуйста.

И.А.Ивашковский (студент 1-го курса факультета инноваций и высоких технологий Московского физико-технического института (государственного университета)): Здравствуйте. Меня зовут Ивашковский Иван. Я получил золотую медаль на международной олимпиаде по физике в этом году и сейчас обучаюсь в Московском физико-техническом институте на факультете инноваций и высоких технологий. Мне бы хотелось рассказать об одной проблеме, с которой наша команда обычно сталкивается на олимпиаде. Как мы все знаем, на международных олимпиадах обычно бывает два тура – теоретический и экспериментальный. С теоретическим туром наша команда обычно справляется на ура, так как преподавательский состав очень хорошо подобран, и все темы досконально разбираются, но в экспериментальном туре обычно теряется много баллов, и есть причины для этого. Сейчас я студент, но так как стипендия не очень большая, я подрабатываю, веду кружок по физике, практикум для школьников. И так получается, что у многих школьников, которые туда приходят, увлечённые физикой, в школе абсолютно нет ничего по практикуму, так как оборудование устарело либо его просто нет, хотя формально этот предмет ещё существует в школьной программе, на него выделены часы, но нет оборудования. Мне кажется, было бы неплохо, если бы в школы, в которых с этим есть большие проблемы, поставлялось бы новое оборудование взамен старого, так как всегда неплохо иметь какую-нибудь подготовку в плане поделать что-нибудь самостоятельно, руками, а не просто написать на бумаге что-нибудь. Это значительно усилило бы подготовку, и участие школьников в олимпиадах гораздо бы возросло. 

Д.А.Медведев: Вот! Согласен, Иван, на 100%, но расскажу такую историю: конечно, наши школьные кабинеты физики, наши школьные лаборатории, мягко говоря, далеки от того, что мы бы хотели видеть. Всё, однако, познаётся в сравнении. Я дважды в одну воду практически заходил: я ещё в 2005 году работал в Правительстве, на другой должности, правда, и тогда начал заниматься образовательным проектом. И внутри этого образовательного проекта была тема, специально финансируемая, по школьным кабинетам, лабораторному оборудованию.

Вот я тогда поездил по стране… Кстати, Дмитрий Викторович (Д.В.Ливанов) тоже тогда работал в министерстве, тоже в другой должности. Было всё ужасное, настолько ужасное, что без слёз невозможно было смотреть, будь то физика, химия, биология. Я когда заходил в школы, то видел всё такое же, как было в мои времена (я школу окончил в 1982 году), только, естественно, хуже, потому что тогда это было чуть свежее, а потом это всё деградировало просто до невозможности, до безобразного совершенно состояния. И мы тогда начали реализовывать программу по школьному оборудованию, лабораторному оборудованию. В результате этого кабинеты стали лучше, но это не значит, что они стали идеальные. Есть школы, где действительно всё хуже, есть школы, в которых более или менее, есть школы, в которых спонсоры помогают или родители что-то делают, поэтому ситуация разная. Согласен в одном: для того чтобы заниматься любой наукой, особенно наукой, где есть место эксперименту, нужно что-то начиная с детства делать своими руками, потому что, как ни крути, современные цифровые технологии всё равно этого в полной мере не дают, потому что и приборы по физике, и химические реактивы те же самые…. Ну я вот помню, мне начали показывать на компьютере содержание какой-то химической реакции. Ну всё это красиво выглядит, красиво записано, естественно, там комментарии идут – ничего подобного в наши времена не существовало, но нужно почувствовать, как это пахнет в прямом смысле этого слова, что можно трогать, а что нельзя трогать, как это выглядит вживую. Это касается и физики, и химии, значительной части других дисциплин, по которым проводится олимпиада, поэтому, конечно, мы будем продолжать дооборудовать школы, будем покупать учебные классы, но, естественно, это тоже процесс не самый быстрый.

И есть ещё один момент, для меня удивительный. Когда мы начали этим заниматься, казалось бы, чего проще – элементарные приборы для курса физики, колбы, пробирки, химические реактивы для химии, для биологии какие-то образцы и тоже те или иные препараты и оборудование. Начал смотреть – всё, что предлагают, - наше, всё гораздо хуже и дороже, чем иностранное. Ладно бы, если бы речь шла, например, об оборудовании, которое где-то в Америке выпускается. Нет! Наши соседи – Прибалтика, даже Средняя Азия и кавказские республики всё это оборудование делали и поставляли нам по более приемлемым ценам и лучшего качества, поэтому это ещё и вопрос к нашей промышленности, которая уж точно способна наладить производство соответствующих элементарных образцов для школы. Вот так. Будем заниматься.

Так, коллеги, хотели еще преподаватели что-то сказать. Пожалуйста, прошу вас.

В.В.Пасечник (профессор Московского государственного областного университета): Пасечник Владимир Васильевич, профессор Московского государственного областного университета, руководитель команды по биологии. Я уже многие годы, как и большинство моих коллег, принимаю участие в подготовке школьников к международным олимпиадам, участвую в качестве члена жюри в международных олимпиадах. Безусловно, содержание международных олимпиад с каждым годом становится более сложным. Более сложным не в том плане, что теоретическая часть становится сложнее, просто сейчас знать хорошо биологию недостаточно. Надо уметь применять эти знания при решении каких-то экспериментальных задач, при проведении эксперимента – то, о чём говорила как раз Вика. Кстати, надо отметить, что принятые новые школьные стандарты как раз на это нацеливают, и когда они заработают, наверное, у нас появится значительно больше одарённых детей, потому что одарённый ребёнок – это не тот, кто просто имеет хорошую память.

Сегодня много говорили о том, как подготовить ребят к олимпиадам. Моё мнение: увеличивать срок подготовки школьников с двух недель до месяца, до полгода нецелесообразно, важнее наладить работу в регионах. Потому что придут 30 человек к нам в Московский государственный областной университет, и мы с ними будем работать не две недели летом и две недели зимой, а, предположим, два месяца. А ведь важно поднять уровень всех школьников, чтобы к нам приходили уже более подготовленные, и тогда за эти же две недели мы выполним необходимый объём работы. Поэтому сейчас очень важно, чтобы в регионах стали больше уделять внимание работе с одарёнными детьми при подготовке к олимпиадам. Это первый вопрос. Второй вопрос: то, что касается тех четырёх человек, которые поедут на международную олимпиаду, вот здесь бы я прибавил недельку или 10 дней, особенно для олимпиад, где нужна большая практическая подготовка – подготовка в том же МГУ (мы с МГУ тесно работаем и сборную команду уже готовим практически на базе МГУ). Будем говорить честно: их надо ещё и немножко натаскать, потому что в школе и в регионах, и даже в нашем университете такой возможности нет. Поэтому для четырёх человек, которые поедут на международную олимпиаду, надо подумать, как увеличить немножко срок подготовки.

И ещё один вопрос. Он самый, кажется, простой и, может быть, даже неудобно ставить его здесь, но простые вопросы решаются, наверное, сложнее, чем более сложные. У нас олимпиады, учебно-методические сборы по подготовке к олимпиадам проходят летом (это обычно конец мая–июнь), и сейчас, в ноябре, будем проводить вторые сборы. Эти сборы не очень удачное время. Раньше мы всегда проводили это в январе, сразу после зимних каникул. Это и удобно школьникам (они отдохнули), и как подготовка к заключительному этапу нашей российской олимпиады. Очевидно, это связано с финансированием, потому что в последние годы провести сборы в январе не удаётся. Я думаю, что коллеги меня поддержат. Это, кажется, простой вопрос, но вот так получается.

Д.А.Медведев: Понятно. Спасибо большое.

В.В.Пасечник: Спасибо.

Д.А.Медведев: Собственно, здесь даже и комментировать, считаю, особенно нечего из того, что Владимир Васильевич сказал. Действительно, нужно подумать, что увеличить, что уменьшить. Может быть, и нет смысла до месяца увеличивать, хотя ребята говорят, что, может быть, и есть. Трудно возразить вам в том, что нужно прежде всего обратить взор на другие города, а не только на столицу или столицы, и главное, чтобы там качественная подготовка была. Но это, собственно, синтетический результат вообще всех наших усилий по развитию образования.

И, наконец, в отношении сборов в январе я абсолютно не знаю, в чём там проблема. Я думаю, что и министр не знает, и никто не знает. У меня есть сомнение, что это как-то связано с деньгами, потому что какая, строго говоря, разница. Проверьте, Дмитрий Викторович (обращаясь к Д.В.Ливанову), в чём там проблема.

Так, ребята, мне уже пора идти деньги делить. Там как раз собрались министры, заодно про эти миллионы скажем им. Давайте я ещё ребят спрошу и потом ещё кого-то из преподавателей. Будем на этом завершать. Пожалуйста, ребята, кто из вас?

Е.А.Шустов (студент 1-го курса географического факультета Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова): Я Егор Шустов, я чемпион мира по географии 2011 года в составе команды сборной России, призёр международной географической олимпиады этого года. Я хочу задать такой вопрос, который, возможно, относится… Я надеюсь, что он не относится к большинству здесь присутствующих, но, возможно, относился. Как поднять престиж тех людей, тех ребят, которые работают, которые учатся, которые стремятся к чему-то? Как поднять престиж среди обычных ребят? Многие мои новые друзья, которых я встретил на Всероссийской олимпиаде школьников, рассказывали, что в их классе, их кругу, их городе, особенно если это небольшой город, к ним относятся с предубеждением – что это неинтересные люди, что с ними неинтересно общаться, что они ничего из себя не представляют, что они, грубо говоря, неудачники. Но эти люди стараются, эти люди хотят идти вверх, эти люди, как Вы сказали, элита нашей страны. Как сделать так, чтобы молодое поколение, чтобы школьники равнялись на таких людей, а не считали их ниже своего достоинства?

Д.А.Медведев: Егор, да ничего делать не надо: время всё расставит по своим местам. Пройдёт 20 лет и те, кто дурака валяет, пальцем показывает, говорит, что мне с ним неинтересно и так далее… Будет сразу видно, кто чего-то в жизни добился, а кто лузер. И как раз те, кто улюлюкали, говорили, что они такие и сякие, нам с ними неинтересно, они только своими олимпиадами занимаются, своими науками… Как правило, все здесь присутствующие – это целеустремлённые люди, потому что вы, уже будучи молодыми людьми, чего-то в своей жизни добились. А чего добились те, кто говорит, что с вами неинтересно или что у вас какая-то неудачная жизнь? Да ничего они не добились, абсолютно ничего не добились! Это первое. И второе. Мне кажется, что для любого человека всё-таки гораздо ценнее ощущение того, что он сам сделал правильный выбор, что он развивается, он нашёл свою дорогу и в этом смысле ему нет равных. И это всем присутствующим, я абсолютно уверен, как раз доставляет максимальное удовлетворение, – осознание того, что вы уже сейчас поднялись по уровню знаний в том или ином предмете выше значительной части других людей. И это даёт вам возможность заниматься наукой, учиться. Этого вполне достаточно.

И, наконец, самое последнее. Знаете, это же вопрос ещё общей культуры. В самый тяжёлый период развития нашей новой, молодой страны под названием Россия у нас вообще в какой-то момент ценность знаний стремилась к нулю, все хотели деньги зарабатывать. Но прошло это. Все понимают, что без знаний, без нормального образования и у России нет места в мире. Пройдёт ещё 10–20 лет, и мы вообще встанем в один ряд с наиболее развитыми странами мира, и этот вопрос отпадёт сам по себе, так что плюньте на все эти разговоры!

Е.А.Шустов: Спасибо.

Д.А.Медведев: У вас уже и так всё получилось.

Вы давно уже тянете руку, мне просто неудобно.

А.С.Наумов(доцент Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова): Наумов Алексей Станиславович, доцент географического факультета МГУ, тренер команды по географии. Я очень коротко хотел бы вот о чём сказать: Международная олимпиада по географии – это, с одной стороны, соревнование талантов, с другой стороны, соревнование систем образования. О талантах уже говорили, правда, только о верхушке айсберга, – о сборах, о подготовке сборной. Есть ещё основание – это Всероссийская олимпиада, где, собственно, эти таланты выявляются. Очень хочется, чтобы система, которая сложилась и есть, не буксовала, а она иногда буксует по всяким организационным моментам, чтобы было понимание того, что все предметы разные, потому что у нас олимпиады финансируются одинаково, что, скажем, по истории, что по географии (где мы должны подготовить полевой тур, у нас целый день – это маршрут со сложной работой и так далее).

И второй момент – соревнования систем образования, я специально на этом делаю акцент. Мы, например, очень чётко ощутили, как упал уровень на Всероссийской олимпиаде по географии, когда убрали ЕГЭ по географии обязательный для поступления в вузы на экономические специальности (а это так, экономистам сейчас не надо знать географию), на международные отношения. Кстати, очень многие победители международных олимпиад из других стран не идут потом в географию, а идут в международные отношения, в экономику и так далее. Мы сразу почувствовали, как у нас меньше стала база, из которой мы набираем вот этих самых победителей олимпиады, которых потом везем на международный уровень. Мне кажется, что для нашей страны, конечно, такого рода решения не годятся: больно большая мы страна, с уникальной географией. Так что будет здесь порядок – и у нас будут получше ещё результаты на международной олимпиаде.

Д.А.Медведев: Алексей Станиславович, спасибо, я всё услышал, надеюсь, что и Министр образования тоже. Подумаем, как поступить и по этим вопросам тоже.

А.С.Наумов: Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо. Так, ребята, давайте так договоримся: я ещё дам высказаться двум молодым людям, и на этом будем завершать. Просто чтобы без обид.

Реплика: Дайте, пожалуйста, слово математикам, нас тут больше всех.

Д.А.Медведев: Так, давайте тогда школьникам дадим, студентам, они уже взрослые ребята, пусть они что-то скажут. Пожалуйста. Вот молодой человек тоже хотел.

А.Б.Калмынин (студент 1-го курса факультета математики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»): Меня зовут Калмынин Александр, я золотой медалист международной олимпиады по математике, заканчивал лицей в городе Иркутске, сейчас учусь на матфаке Высшей школы экономики.

Мне хотелось бы Вам задать вопрос от лица слушателей более молодого рока.

Д.А.Медведев: Уже хорошо.

А.Б.Калмынин: А будут ли досрочно освобождены Pussy Riot?

Д.А.Медведев: Понятно. У меня, правда, есть некоторые сомнения, что известный теперь не только в нашей стране коллектив имеет какое-либо отношение к музыке – к рок-музыке.

А.Б.Калмынин: Как ни странно, имеет.

Д.А.Медведев: У меня такое ощущение, что нет.

А.Б.Калмынин: Для слушателя Deep Purple.

Д.А.Медведев: Во всяком случае ничего, так сказать, по-моему, не пели такого, что попало бы в анналы даже не то что истории – интернета! Этот вопрос, знаете, всё-таки, наверное, не ко мне, а к нашим судебным структурам и их защитникам. У них есть право обращаться с соответствующими заявлениями. Я думаю, что они им воспользуются. А у суда есть право рассмотреть этот вопрос по существу и принять все решения. Я свою позицию высказывал. Я не знаю, слышали что-то на эту тему или нет, я сказал довольно давно: мне очень неприятны эти фигуры и внешне, и внутренне. Просто крайне отрицательные эмоции у меня вызывают – настолько отрицательные, что говорить о них неприятно. Но в тюрьму их сажать бы не стал, будучи судьёй. Просто потому, что не считаю правильным, чтобы они отбывали наказание в виде лишения свободы. Они и так уже посидели, эти девицы, и хватит на самом деле. То, что одну освободили, ей повезло. Всё остальное – в компетенции суда, защиты и соответствующих судебно-прокурорских властей. Вот так.

А.Б.Калмынин: Спасибо.

Д.А.Медведев: А музыки там нет.

А.Б.Калмынин: Есть.

Д.А.Медведев: Никогда не слышал! Пожалуйста.

Д.Ю.Травин (студент 1-го курса факультета биоинженерии и биоинформатики Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова): Меня зовут Травин Дмитрий, я золотой медалист Международной олимпиады по биологии. Собственно говоря, я бы хотел сказать, что всё, что в моей жизни до этого было связано с биологией, очевидно делилось на две части. Первая часть была связана непосредственно с олимпиадами, потому что это абсолютно спортивное состязание, и к науке, которая реально развивается и которая даёт новые результаты в стране, это имеет, по крайней мере к биологии, довольно маленькое отношение, потому что это проверка знаний, проверка умений.

А вторая часть моей жизни была связана с научно-исследовательской деятельностью. На мой взгляд, это направление, которое тоже можно развивать, но о нём ничего не было сказано сегодня. Во многих регионах (я и сам из Санкт-Петербурга) можно развивать вещи, связанные с научно-исследовательской деятельностью школьников, то есть когда ребята сами учатся быть исследователями. В нашем городе недавно был создан центр, чему я очень рад, эколого-биологический центр «Крестовский остров». Это место, где собрались с хорошим оборудованием, с хорошими ресурсами все кружки, все секции, все лаборатории, которые способны к научным исследованиям. И сейчас, действительно, выросли результаты, есть статьи в международных изданиях... И, по сути, это зародыш науки на школьном уровне, то есть это те люди, которые станут учёными. Пусть они не выиграют международных олимпиад, пусть они не выиграют всероссийских олимпиад, но они сами, каждый узнаёт что-то новое. Каждый год люди пишут по научной работе, устраиваются конференции, и это второе направление, о котором тоже не стоит забывать, гоняясь за результатами в каких-то международных соревнованиях. Хорошо, когда можно это совмещать. Но есть же и это, и поэтому поддержка тоже должна оказываться, на мой взгляд, это тоже не стоит забывать. Вот, собственно говоря, о чём я хотел сказать.

Д.А.Медведев: А в какой форме поддержка нужна?

Д.Ю.Травин: Большинство материальных ресурсов есть, есть центр... Для многих коллективов необходимы ежегодные выезды на природу. Например, если это лаборатории, то они проводят экспедиции, сбор научно-полевого материала. Хорошо, когда это финансируют родители, хорошо, когда мы можем съездить куда-то в Ленинградскую область, хорошо, когда мы можем съездить на Белое море. Но ведь сколько интересных мест! Раньше были бо́льшие дотации и проводились, например, экспедиции на Саяны, Байкал, Кавказ, и сбор материала был гораздо шире, более широкие выводы делались. Я, например, всю жизнь занимался орнитологией, это мне очень близко, потому что различные группы, различные регионы... При наличии определённых средств можно именно на полевые практики, полевые экспедиции... Я думаю, географы со мной согласятся, они тоже этим очень много занимаются.

Д.А.Медведев: Трудно возразить этому что-то. На самом деле чем больше будет таких поездок, тем лучше – это очевидно. Знаете, я думаю, тут в любом случае придётся использовать разные каналы финансирования. Это не будет, скажем, только за государственный счёт, это всё равно будет частично за личный счёт, как и во всём мире. Где-то если удаётся найти спонсоров со стороны коммерческих структур – это тоже абсолютно нормально. Мне кажется, что и в этом направлении можно действовать, но само по себе это правильно, конечно, желательно ездить в самые разные места.

Так. Ну что? Не сказано всё-таки про математиков то, что нужно. Пожалуйста, скажите, и будем завершать.

Д.А.Терёшин (старший преподаватель Московского физико-технического института (государственного университета)): Огромное спасибо, Дмитрий Анатольевич. Дмитрий Александрович Терёшин, заместитель руководителя нашей национальной сборной по математике. Я одеяло на себя тянуть не буду, я скажу обо всех. Мне было очень приятно, когда Дмитрий Анатольевич вспомнил и поблагодарил всех наставников тех ребят, которые здесь присутствуют, это замечательно. Но у меня есть такое предложение: подумать об этом на государственном уровне, о какой-то поддержке этих людей, потому что вот этих энтузиастов – я не могу сказать, что их можно пересчитать по пальцам, но их очень мало и они известны – их надо выявлять и награждать, выявлять и награждать. Наши соседи-украинцы делают это ещё, насколько мне известно, со времён президента Кучмы. У них очень простая ситуация: подготовил призёра международной олимпиады – ты автоматически заслуженный учитель Украины. В общем, я предлагаю подумать над какой-то системой выявления и поддержки таких людей. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо, Дмитрий Александрович. Я полностью с этим согласен. Далеко не всё то, что делают наши украинские друзья, нужно брать на вооружение, по разным причинам, хотя это близкие нам люди и страна близкая, но здесь они абсолютно правильно поступают. В том плане, что если учитель реально подготовил призёра международной школьной олимпиады, это уже прекрасный учитель. Потому что мы же понимаем, что это не только талант самого школьника, это всё-таки талант педагога – заставить поверить в себя, открыть что-то в себе, и просто не бояться выйти на международный, на мировой уровень и победить.

Я думаю, что так и надо будет сделать. Дмитрий Викторович (обращаясь к Д.В.Ливанову), мне кажется, это хорошая идея. Я готов все необходимые документы подписать на эту тему, потому что это правильно. Тут главное – никого не обидеть, чтобы не получилось так, что кого-то забыли, как обычно в жизни бывает. Ладно. Там, Николай Анатольевич (обращаясь к Н.А.Никифорову), ещё какие-то были сувениры…

Н.А.Никифоров: Всё подготовлено, всё будет сделано.

Д.А.Медведев: Да. Я просто хотел, чтобы ребята потом посмотрели. Я хотел вам задать вопрос: там работает всё-таки LTE (стандарт связи Long-Term Evolution)?

Н.А.Никифоров: Да, конечно.

Д.А.Медведев: А здесь работает?

Н.А.Никифоров: Здесь объект особый, пока не работает.

Д.А.Медведев: Не работает.

Н.А.Никифоров: Пока не работает, но в случае Вашего поручения будет работать. (Обращаясь к участникам встречи.) Дело в том, что те подарки, которые вам приготовил Дмитрий Анатольевич, они совершенно патриотичные и работают в новейшей системе связи четвёртого поколения, которая в Российской Федерации сейчас развивается.

Д.А.Медведев: В отличие от Apple, в отличие от айфонов и других продуктов Apple, которые не работают в наших сетях LTE, этот работает, да?

Н.А.Никифоров: Да.

Д.А.Медведев: Ну ладно. Хорошо.

Что могу сказать: было интересно с вами пообщаться. Желаю вам всем добиться в своей жизни тех целей, которые вы ставите. У вас уже очень многое получилось, но это ещё только самое начало вашего пути. Мы с вами понимаем, что ещё и выучиться нужно, доказать самому себе, близким, коллегам, соперникам, что всё, что с вами произошло в школьный период и даже после вашего поступления в университеты, произошло не случайно. И это тот вызов, на который каждому из вас придётся ответить.

Я надеюсь, что у вас всё получится, потому что наша страна заинтересована в том, чтобы у вас всё было хорошо. Спасибо и до встречи на различных мероприятиях. Следующий у нас химический эпизод, да? Счастливо, ребята. Пока.