Председатель Правительства России - Председатель партии "Единая Россия" Д.А.Медведев

22 ноября 2019 года

Встреча с активом местных и первичных отделений партии «Единая Россия»

Встреча с активом местных и первичных отделений партии «Единая Россия»

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, дорогие коллеги, друзья!

Я вас собрал, чтобы обсудить некоторые актуальные вопросы в преддверии съезда. Завтра будет основное заседание, будем обсуждать вопросы жизни нашей партии, проекты, которые мы ведём, дела, которыми мы с вами совместно занимаемся. Будем обсуждать, как нам готовиться к выборам, включая выборы в Государственную Думу, которые будут достаточно скоро.

Сегодня у нас хорошая возможность пообщаться. Здесь собрались руководители местных и первичных организаций – актив. Для меня как Председателя партии это не менее, а даже более важная встреча, чем встреча с партийным руководством. Коллег я вижу регулярно, а с вами мы встречаемся не так часто.

В партии около 90 тыс. первичных организаций. Вся, как говорится, полевая работа и общение с людьми происходит у вас на местах, вы непосредственно общаетесь с нашими гражданами, помогаете им, решаете задачи – каждый на своём месте, за что хочу вас искренне поблагодарить, поскольку работа это нелёгкая.

Мы придумали такую инициативу – конкурс первичек, провели его. Хотел бы от вас услышать, получилось ли из этого что-то хорошее. Если получилось, тогда я готов буду дать поручение коллегам этот конкурс сделать постоянным, чтобы он постоянно проводился и можно было бы его результаты и деньги, которые распределяются в результате этого конкурса, использовать для достижения важнейших целей развития нашей страны.

Давайте в таком ключе и построим беседу. У меня просьба не стесняться и рассказывать, что бы вы хотели донести из наиболее актуальных вопросов. Или о предложениях говорите, которые у вас есть, потому что это тоже, безусловно, важно для меня как Председателя партии.

Начнём работу.

Р.Мавлиев (секретарь местного отделения партии, глава администрации Нефтекамска, Башкортостан): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Очень рад вас приветствовать. Я глава администрации Нефтекамска и секретарь местного отделения. Хотел бы выразить признательность за то, что обратили внимание на проблему промышленных отходов I и II классов. Оператором по данному вопросу выбран «Росатом». Но, к большому сожалению, «Росатом» свои социальные программы на прилегающие территории не распространяет. Мы находимся в 10 км от Камбарки, но социальная программа на соседний субъект уже не распространяется. Поэтому хотелось бы обратить на это внимание.

Д.Медведев: Вы хотите, чтобы они в рамках программ, которые у них есть, занимались бы не только своими производственными вопросами – утилизации тех или иных отходов, другими проблемами, которые существуют, но и посмотрели, что на прилегающей территории делается, или, проще говоря, помогли? В чём идея?

Р.Мавлиев: У них есть замечательная социальная программа, в том числе в образовательных, культурных направлениях. И мы бы хотели, чтобы эти программы можно было распространить на прилегающие территории, находящиеся рядом с объектами «Росатома».

Д.Медведев: Надо только понять критерии. Если исходить из того, что значительная часть людей на прилегающих территориях работает тоже на предприятиях «Росатома»…

Р.Мавлиев: Проблема какая? Объект находится в Удмуртии, мы – в Нефтекамске. 10 км. Это уже другой субъект, и мы там не работаем, но наши люди живут, соответственно, рядом, все на одной территории. Это наше население.

Д.Медведев: Я сейчас за «Росатом» принимать решения не буду – это их полномочия и компетенция, но помочь могу. Каким образом? Вы инициативу изложите в письменном виде, потому что это даже не партийная история, скажем откровенно. Это история в большей степени связана с работой «Росатома» и с государственными решениями, но раз Вы об этом говорите, поручение на имя генерального директора я дам.

Р.Мавлиев: Большое спасибо.

Дмитрий Анатольевич, Вы только что сказали, что очень важен вопрос коммуникации. Есть предложение (мы с коллегами его обсудили) сделать общий чат в удобном для Вас мессенджере для обмена информацией.

Д.Медведев: Я тогда из этого чата живым не уйду.

Р.Мавлиев: Мы обсудим регламент.

Д.Медведев: Хорошая идея. Давайте начнём с моих товарищей, давайте их заведём в чат. Андрей Анатольевич (Турчак) точно мои полномочия в этом смысле будет готов заместить. Но в принципе идея неплохая – сделать постоянно действующий ресурс для обмена информацией. Вы же понимаете – 90 тысяч первичек. Даже для того, чтобы мне физически ответить всем – а нельзя игнорировать просьбы товарищей, – потребуется много времени. Я не знаю, кто тогда Правительством руководить будет. Но чат – это неплохая идея. Надо будет просто какую-то рабочую группу сделать, которая всё это будет отслеживать, анализировать и по наиболее важным вопросам докладывать и в Генсовет, и в случае необходимости – мне лично.

Р.Мавлиев: Спасибо. И самое последнее…

Д.Медведев: Молодец. Три просьбы подготовил.

Р.Мавлиев: Мы в следующем году проводим международный стрит-арт-фестиваль в Нефтекамске и хотели бы предложить провести съезд партии в том числе в малых городах. Мы столицу нашей родины очень любим, но хотелось бы внимания…

Д.Медведев: Вот здесь Вы абсолютно правы. Только не съезд – съезд тяжёлая и сложная история. Но конференцию или заседание высших органов партии – будь то Генсовет, Высший совет, совместное заседание Генсовета и Высшего совета – это абсолютно правильно. Считайте, что договорились. Можем и с Нефтекамска начать.

Р.Мавлиев: Большое спасибо. Нам есть чем похвастаться. Мы партийные проекты реализуем, и замечательно. Приглашаем. Спасибо большое.

А.Кондратьев (руководитель регионального исполнительного комитета Татарстанского регионального отделения партии): Дмитрий Анатольевич, хотел бы поблагодарить за то, что Вы нашли время для такой встречи. Важно, чтобы руководство с первичками встречалось. Это, наверное, на всех уровнях крайне важно. Вы знаете, была очень серьёзная прорывная поддержка первичных организаций, но у нас их крайне много, и понятно, что мы тоже всех их охватить не можем.

Д.Медведев: Вы про конкурс сейчас?

А.Кондратьев: Да. Именно то, что Вы сказали. Было такое удивление на местах, в деревнях, когда они там свой музей не могли поддержать… О них вспомнили. С ними начали разговаривать, с ними начали реально работать.

И у меня предложение: не только не останавливать этот конкурс, но и просим – искренне, от всех коллег – продолжить. А может быть, ещё чуть поднять уровень и местные отделения подтянуть. Потому что местные отделения – это уже уровень руководства тем или иным местным отделением, где много нас, партийцев. Это и 20 тысяч, и 30 тысяч партийцев. Это серьёзный уровень, они могут увидеть, как мы здесь работаем, Так что спасибо огромное за конкурс.

Д.Медведев: Спасибо. Я уже намекнул на то, что, если вы считаете это хорошим делом, полезной инициативой (Вы как минимум считаете, я надеюсь, что и другие считают), давайте мы продолжим работу по этому конкурсу. Насчёт подсоединения ещё и местных – вопрос, как всегда, прозаический. Это вопрос даже не в организационном ресурсе, а в финансовом ресурсе. Давайте мы посчитаем всё. Если получится, то подумаем и об этой идее тоже.

Е.Артёмова (член регионального политического совета Московского областного регионального отделения партии, секретарь первичного отделения «Малиновские Луга» Орехово-Зуевского г.о. Московской области): Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Я, как и многие присутствующие, являюсь исполнительным секретарём. Но в первую очередь я мама. Я воспитываю двоих детей. И мои два вопроса будут связаны с материнством.

Первый вопрос. Множество матерей, воспитывающих детей-инвалидов, вынуждены не работать, и они получают социальные компенсации в размере 10 тыс. рублей – это небольшие деньги. И по прошествии какого-то времени они хотели бы выйти на работу, но если они будут получать дополнительный заработок, то все компенсации будут отменены.

И наверное, просто необходимо (потому что, как говорится, лишних денег не бывает, тем более в семьях, где есть особенные дети) сохранить родителям, которые хотели бы выйти на работу и у которых есть такая возможность, все эти компенсации и дотации.

Второй вопрос. Многие мамы, находясь в декретном отпуске, могут работать на условиях неполного рабочего дня. Но законодательно понятие неполного рабочего дня точно не закреплено. Многие организации очень халатно относятся к этому вопросу, и Фонд социального страхования через суды отменяет выплаты, которые положены мамам по достижении ребёнком определённого возраста. Очень хотелось бы, чтобы это понятие было закреплено. Даже при сокращении рабочего дня на один час он уже будет считаться неполным. И это будет давать возможность для сохранения всех социальных выплат. Поэтому давайте закрепим понятие «неполный рабочий день» – 7-часовой.

Эти вопросы очень важны для мам, особенно для молодых работающих мам.

Д.Медведев: Это даже не вопросы. Давайте с вами договоримся, что это ваши идеи, ваши предложения. У нас с вами не вечер вопросов и ответов, когда вы пришли и меня пытаете. Вы все очень активные люди, представляете самую крупную политическую общественную организацию, то есть партию «Единая Россия».

Я услышал. Честно скажу, это всё надо обдумать. Начну с последней части, потому что она проще. Понятие неполного рабочего дня в законодательстве есть. Другое дело, что это понятие толкуется по-разному в зависимости от формы трудовых отношений, от трудового договора, который тот или иной человек заключает. Эти толкования даются в том числе в решениях судов. Неполным рабочим днём может быть и половина рабочего дня, и большее количество часов. Не думаю, что нам нужно в Трудовой кодекс вставлять жёсткое определение, это будет бить по интересам молодых мам, потому что скажут: «Если это не помещается в определение, значит, это полный рабочий день». Здесь должна быть разумная гибкость, мы, наоборот, стараемся в последнее время создавать такие трудовые конструкции, которые будут более гибкими. Я даже выступил с идеей, которая получила широкий резонанс и массу отзывов, начиная от восторженных и заканчивая крайне скептическими, по поводу того, чтобы перейти в какой-то определённой перспективе на четырёхдневную рабочую неделю. Эту идею можно трансформировать отчасти в то, о чём Вы говорите. «А я не хочу четыре дня в неделю работать, я хочу пять! Но хочу работать, исходя, из четырёхчасового, например, рабочего дня». Это и будет в современном смысле неполная занятость. Но если мы когда-нибудь к этому придём с точки зрения трудовой нагрузки и законодательства, это будет уже тогда полная занятость при четырёхдневной рабочей неделе. Здесь нужна разумная гибкость трудового законодательства. В целом я эту идею поддерживаю.

Что же касается возможности сохранить пособие, если я Вас правильно понял, при неполном рабочем дне, когда мама, например, выходит трудиться, чтобы сохранить и пособие, и, соответственно, выплаты по заработной плате, скажу, что действующему законодательству это пока противоречит. Смысл этого пособия был именно в том, чтобы полностью освободить какого-то из членов семьи, для того чтобы ухаживать за ребёнком, у которого есть проблемы. В этом была цель этого пособия: или дома нужно находиться и за ребёнком ухаживать, или на работу идти.

Но я прекрасно понимаю подтекст вопроса – это пособие небольшое, оно, конечно, какие-то элементарные вещи закрывает, но не более того. Давайте мы подумаем, каким образом этот институт развивать. Я дам поручение Министерству труда и социального развития, чтобы они подумали о том, можно ли здесь совместить и ту, и другую цель. И, не скрою, конечно, это связано с деньгами.

И.Яковенко (общественный деятель, эксперт в области доступной среды,  Алтайский край): Добрый вечер, Дмитрий Анатольевич! Я представляю город Барнаул, Алтайский край. У меня предложение на тему дорожной инфраструктуры. Ведь это не только какие-то большие магистрали и трассы, которые связывают районы, сёла, города, столицу. Это ещё и дороги, по которым мы ходим ежедневно. Выходя из дома, каждый день мы сталкиваемся с тротуарами, и я, например, как многодетная мама, как человек, который передвигается на инвалидной коляске, больше всего вижу не магистраль новую какую-то высокотехнологичную, которая ведёт, например, в Москву, а я вижу полное бездорожье либо ямы каждый день.

Летом мы обратили внимание на мысль в Вашей статье, что партия должна находиться где-то рядом с человеком, где он непосредственно живёт…

Д.Медведев: Это даже не мысль – это аксиома, иначе такая партия не нужна.

И.Яковенко: Вот! В связи с этим мы бы хотели предложить запустить проект «Дорога к дому», в рамках которого мы будем проводить благоустройство дорожной системы в жилой инфраструктуре: тротуары, освещение, может быть, дорога.

Вы понимаете, зачастую выходишь из подъезда и не можешь добраться до соседнего двора. Тебе приходится пересаживаться в автомобиль и доезжать до ближайшего магазина или детской поликлиники. Хотелось бы всё-таки, чтобы можно было своим ходом добраться до ближайших каких-то точек общественного пользования. Ну и также освещение – тоже очень важный вопрос, потому что зачастую это имеет прямое отношение к здоровью, даже иногда к жизни, потому что вечером приходится возвращаться в темноте. Бывает и страшно, и сложно это сделать опять же из-за дорог. Мне кажется, данная программа нашла бы большой отклик у наших избирателей. Как Вы считаете?

Д.Медведев: Я считаю так же, как и Вы. На самом деле мы очень правильно поступили несколько лет назад, когда вообще начали заниматься дворами. Казалось ещё какое-то время назад: ну что́ дворы? Дворы и дворы, есть местная власть, собственно, вы многие её представляете, вот пусть она и занимается. Она бы и занималась, если бы у неё деньги были, а денег там не хватает, поэтому мы сначала придумали партийный проект – кстати отмечу, – и только потом он трансформировался в государственный. На мой взгляд, именно в этом должна быть одна из целей правящей партии, нашей партии. Хорошую идею, которую мы обкатываем как партийную, потом, с учётом того, что мы можем принимать решения политические, мы трансформируем уже в государственное решение.

Поэтому в целом просто хочу сначала сказать: этот проект очень хороший и важный. Если говорить, например, о дворах, то сейчас по нашему проекту, с учётом заявок, которые сделали регионы, тех планов, которые у них есть, у нас подлежит реконструкции приблизительно 135 тыс. дворов по всей стране. Это большая цифра, реально большая цифра, и по понятным причинам здесь нужно соединять самые разные ресурсы, и местные, и региональные, и федеральные. В этом году, если я правильно помню, где-то порядка 8,5 тыс. дворов нам нужно привести в порядок. По той информации, которой я располагаю, по ситуации на 1 ноября привели в порядок 7,5 тыс. Но думаю, что успеют доделать и оставшуюся часть. Это уже само по себе хорошо.

То, о чём Вы говорите, – это, по сути, часть дворовой территории, и она тоже должна приводиться в порядок. Если говорить о юридической стороне, никаких запретов расходовать деньги на тротуары, на освещение, на общее благоустройство таких зон нет, то есть в принципе решение в рамках тех денег, которые выделяются, можно принимать и сейчас.

Но давайте мы так договоримся: мы как ведущая политическая сила обратим внимание на этот аспект, чтобы руководители регионов, муниципалитетов не только делали детские площадки или газоны подстригали, но и на эти кусочки земли, которые называются тротуарами, маленькими дорожками вдоль домов, тоже, естественно, обращали внимание. Многие так и делают, но давайте придадим этому более весомое звучание. Ладно? Договорились.

А.Капралов (заместитель секретаря Ярославского регионального отделения партии, заместитель председателя Ярославской областной Думы): Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич Ярославская область, депутат заксобрания и секретарь первички. Вопрос касается работы с общественными организациями.

Д.Медведев: Интересно с точки зрения социологии: у вас сколько в первичке членов партии?

А.Капралов: Сейчас 26.

Д.Медведев: Просто хочу понять масштаб.

А.Капралов: Работаем с ними, привлекаем новых. Что касается своего округа, района, там, где я руководитель первички, мы заняли первое место по району.

Вопрос касается общественных организаций и взаимодействия с ними. У нас партия всегда делала ставку на работу с институтами гражданского общества, с некоммерческими организациями. Когда мы реализуем свои партийные проекты, всегда к ним обращаемся. Когда выборы проходят, всегда поддержку в их лице ищем. Зачастую лидеры общественных организаций выступают в качестве кандидатов от нашей партии на выборах того или иного уровня. Несколько лет назад в федеральном законе были определённые изменения, которые запрещают депутатам на постоянной основе одновременно руководить и участвовать в руководстве некоммерческих общественных организаций. Это очень сильно ударило в том числе по нашим однопартийцам. По себе это знаю, всю свою сознательную жизнь я был активистом «Молодой гвардии», прошёл все этапы, но в определённый момент пришлось отойти именно из-за нововведений федерального закона.

Общественные организации у нас бывают не только околополитические, есть и патриотические, поисковые, правозащитные. Люди, которые посвятили общественной деятельности всю жизнь, вынуждены отказываться от участия в них. Есть такое предложение: подкорректировать федеральное законодательство и разрешить депутатам законодательных органов, местного самоуправления состоять в некоммерческих организациях, руководить ими. Это будет усиливать нашу партию.

Д.Медведев: Тут как раз много коллег, которые в подобном положении. Вы все так считаете? Надо это делать? Спасибо. Это означает поддержку инициативы. Немного, но мы здесь перегнули палку с этими запретами. Я и на уровне Правительства обсуждал целый ряд вопросов, связанных с участием лиц, замещающих государственные должности, и государственных гражданских служащих в коллегиальных органах управления некоммерческими организациями. Каждый раз по такому случаю приходится принимать какие-то довольно сложные решения. Я думаю, что нужно будет выйти с такой инициативой. Сейчас, насколько я помню, даже в производстве нашей законотворческой деятельности – в Государственной Думе – подобный законопроект находится. У меня просьба тогда: вы посмотрите в Государственной Думе… Понятно, в некоторых случаях это вообще недопустимо. Есть прямой запрет, например, по поводу участия в деятельности иностранных некоммерческих организаций. Но это по понятным причинам везде запрещено. Есть ещё ряд запретов, носящих антикоррупционный характер. Но когда речь идёт о деятельности, о которой Вы говорите, и некоторых подобных вещах, может быть, есть смысл пойти на эти изменения. Коллеги из Государственной Думы это отработают.

Н.Зубарева (секретарь местного отделения партии Каргатского района, председатель Совета депутатов Каргатского района Новосибирской области): Добрый вечер, Дмитрий Анатольевич!

Новосибирская область, Каргатский район. Председатель совета депутатов Каргатского района, руководитель местного отделения партии. До того, как я стала председателем, более 30 лет работала учителем начальных классов. И тема, которую я хочу сейчас озвучить, мне очень понятна и близка. Возникла она на встречах, которые мы проводим с представителями различных бюджетных организаций – медицинских, образовательных и так далее. Простые учителя задают вопрос: почему сегодня сложилась такая ситуация, что руководители бюджетных организаций получают заработную плату в несколько раз больше, чем их сотрудники? Например, ректор вуза получает заработную плату в 8 раз больше, чем преподаватель. Директор школы получает в 5 раз больше, чем учитель. Аналогичная ситуация и в больнице складывается. Объяснение того, что это законно (347-й федеральный закон установил кратность в разнице заработной платы между руководителями и сотрудниками, и каждый регион вправе устанавливать свою цифру), мало кого успокаивает. Потому что, согласитесь, цифра 8 как раз является индикатором того, что о социальной справедливости здесь говорить тяжело, а мы сейчас очень много об этом говорим.

И хотелось бы, как мои коллеги только что говорили, какие-то коррективы внести в федеральный закон. У нас такое к Вам предложение (и есть большее желание, чтобы Вы поддержали эту инициативу): законодательно на федеральном уровне установить эту максимальную разницу в заработной плате между руководителями и сотрудниками бюджетных организаций, сократив её минимум в два раза. Я думаю, это было бы честно и справедливо по отношению к большой армии бюджетных работников разных сфер.

Д.Медведев: Понятно. Спасибо большое. Эта тема действительно есть, она достаточно резонансная. Начну с того, что ещё некоторое время назад у нас вообще никакой кратности не было. И то, что сейчас она присутствует… Она установлена для федеральных бюджетников и для региональных разными решениями. Для федеральных, если я правильно помню, – это акт Правительства, а для региональных, соответственно, акты регионов.

Сейчас это действительно от 1 до 8 раз для федеральных бюджетников, где-то приблизительно такие же параметры и для региональных.

Ещё раз подчёркиваю, раньше её вообще не было. И подчас ситуация была действительно вопиющая, когда между обычным служащим, обычным бюджетником и руководителем той или иной организации разница была в десятки раз. Этого быть не должно. И этого сейчас нет – мы эту разницу схлопнули.

Насчёт того, чтобы её ещё сделать ýже, здесь надо всё-таки подумать. Когда я был преподавателем в университете, сколько тогда ректор получал? Это же абсолютно конкретная ситуация, да? Вот я из университета ушёл 20 лет назад. Давно это было. Зарплаты маленькие были совсем по тем временам. Сейчас они лучше стали, но тоже невыдающиеся во многих университетах. А тогда какое было соотношение между зарплатой моей, например доцента, кандидата наук, и ректора? Было ли оно кратным,так сказать, или всё-таки эти виды вознаграждения были более близкими друг к другу по кратности? Надо это обсудить. Во всяком случае я исхожу вот из чего: во-первых, такие решения в принципе должны, если говорить о регионах, принимать сами регионы. Мне бы просто, откровенно сказать, не хотелось впадать в уравнительные тенденции. Если мы просто скажем: в университете разница в заработной плате между обычным преподавателем и, условно говоря, ректором, который может быть и академиком, и профессором, должна быть всего 4 оклада – это тоже, наверное, не очень правильно, потому что это демотивирует тех, кто трудится в этих организациях.

С другой стороны, я знаю вопиющие примеры, когда руководитель медицинской организации, который, откровенно говоря, мало чем отличается от обычных врачей, получает зарплату в 5–8 раз больше. Наверное, это тоже не вполне справедливо. Давайте подумаем. Я сейчас не готов сразу сказать, что нужно всё это вот так схлопнуть. Даже в советские времена разница всё-таки была достаточно существенной, а это было немного в других условиях. Но тему я услышал. Ещё раз говорю: мы это сделали, эти критерии мы подравняли, но, если коллеги считают, что они всё-таки не до конца справедливы, мы можем снова этим позаниматься. Давайте позанимаемся. Но только так, чтобы не сломать работу организаций, потому что далеко не все руководители с Вами согласятся, скажем откровенно. Это однозначно. Они знаете что скажут? Они скажут: у нас такая сложная работа! Если вы нам зарплату понизите в три раза, тогда и работайте за эти деньги.

Н.Зубарева: Дмитрий Анатольевич, я больше 10 лет сама была руководителем в школе, поэтому понимаю, что это такое. Работа учителей, я считаю, намного тяжелее и сложнее, чем руководителей.

Д.Медведев: Здесь я, пожалуй, с Вами соглашусь. Когда общаешься со студентами, с учениками, количество нервной энергии, которая тратится, точно больше, чем когда руководишь чем-то. Во всяком случае, как правило. В общем, здесь может быть много мнений. Давайте ещё раз это изучим.

Е.Акимова (секретарь первичного отделения №50 партии г.о. Серпухов Московской области, директор МБОУ дополнительного образования «Психолого-педагогический и медико-социальный центр «Шанс»): Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Секретарь первичного отделения №50 городского округа Серпухов, победитель всероссийского конкурса первичных отделений.

Д.Медведев: Наконец-то мы на победителя посмотрели.

Е.Акимова: Наш проект «Академия третьего возраста» был направлен на работу с пожилым населением нашего микрорайона. Всё заключалось в том, чтобы просто людей услышать. Мы это смогли, работали с ними очень искренне, здо́рово. Позволили реализовать способности, и творческие, и спортивные, и лингвистические, то есть устроили для них широкий спектр возможностей, в том числе дискуссионные, когда смогли пообщаться, рассказать о нашей партии, о решениях, которые иногда очень сложные.

Д.Медведев: То есть дали высказаться всем?

Е.Акимова: Совершенно верно. Результат был такой: на выборах у «Единой России» было 73% голосов. На прошлых выборах было наоборот.

Д.Медведев: Недаром Вам дали приз.

Е.Акимова: Да, спасибо большое. Я хочу поддержать этот конкурс, потому что на местах решаются не только какие-то глобальные проблемы, но и маленькие, которые очень значимы для людей, это во-первых. И во-вторых, используя опыт данного конкурса, можно дальше запускать какие-то национальные проекты, которые впоследствии принесут хорошие результаты.

Д.Медведев: Спасибо. Это меня укрепляет в необходимости этот конкурс сохранить. Вы правильно сказали: глобальные вещи – это неопределённая история, а люди живут в конкретной ситуации, конкретном микрорайоне, у них есть свои, особенные проблемы, которые далеко не всегда являются выдающимися, но для них они важнее, чем многие глобальные проблемы. То, что Вы этим вместе с ними занимаетесь, дорогого стоит. Давайте продолжим это всё, и конкурс тоже будем продолжать.

С.Тимченко (генеральный директор ООО «Краснодарчай»): Я член фракции партии «Единая Россия» в думе города-курорта Геленджик. Вопрос касается детского отдыха. В нашей стране высок спрос на детский отдых. Мы общаемся с коллегами из разных регионов, понимаем, что есть потребность в отдыхе не только на черноморском побережье, но и на территории нашей большой, необъятной России.

Но не хватает мест. Спрос есть, есть территории, но не хватает мест. Если мы посмотрим формально на статистику, то рост числа отдыхающих детей действительно есть за счёт именно школьных лагерей. Но это не оздоровительные учреждения, а в оздоровительных учреждениях не хватает мест. У них материально-техническая база ещё с советских или постсоветских времён. Самих непосредственно учреждений не хватает.

Да, регионы прилагают усилия. Но есть очень серьёзные инфраструктурные, инженерные вопросы, связанные с коммуникациями, электро- и газификацией, водоснабжением, водоотведением. В этой связи мы просим, чтобы федеральная власть поддержала это направление…

Д.Медведев: Какое направление, что Вы имеете в виду?

С.Тимченко: Помощь именно в данном вопросе, то есть детскому отдыху уделила больше внимания. Мы хотели бы, чтобы это стало стимулом и для региональной власти, стало хорошим примером и для частного бизнеса. Возможно, это станет хорошей историей государственно-частного партнёрства.

Дмитрий Анатольевич, мы хотели бы, чтобы у наших детей был хороший, качественный отдых, чтобы они возвращались оттуда здоровыми, с хорошими эмоциями, чтобы полученного объёма и заряда энергии хватало им на весь учебный год, чтобы быть успешными. Надеемся на Вашу поддержку.

Д.Медведев: Спасибо. Вы в Геленджике живёте?

С.Тимченко: Совершенно верно.

Д.Медведев: Геленджик сейчас в хорошем состоянии. Я об этом могу говорить не понаслышке: в детстве меня родители возили в Геленджик на море каждый год практически, и я могу сравнить. Ну и тогда было, в общем, неплохо, особенно для человека из Ленинграда – с холода приезжал к вам на море, – ну а сейчас выглядит всё прилично. Но это не значит, что решены вопросы детского отдыха. Просто сам вид и устройство отдыха в Геленджике стали гораздо лучше.

Теперь по поводу детского отдыха. Это действительно важная очень тема, по которой, как и по многим другим, нам нужно объединять усилия. Вы, думаю, понимаете, что мы не будем объявлять государственную программу, чтобы с федерального уровня все эти вопросы закрывать. Это просто нереально. Но мы можем с вами вместе позаниматься именно тем, о чём Вы сказали: создать рамку для эффективного государственно-частного партнёрства по приведению в порядок детских учреждений для летнего отдыха. Это лагеря, какие-то базы, которые существуют. Причём, скажу прямо, здесь «сверху» всё не распишешь, это нужно делать именно на региональном уровне, но с подключением различных ресурсов. Какие я ресурсы имею в виду? В какой-то момент мы решили такое поручение дать такому институту развития, как ВЭБ, и его структурным подразделениям. И они этим занялись. Они выделили деньги, не огромные пока – сотни миллионов рублей. Но тем не менее эти деньги выделены, и за счёт этого удалось несколько объектов реконструировать. Давайте мы подумаем, как в масштабах страны эту работу организовать. Тем более что и фонды, и институты развития, я уже не говорю о бизнесе, существуют в каждом регионе, естественно, на Кубани тоже. Здесь нужно соединить такого рода федеральные подходы, какие-то рекомендации, которые мы можем дать, условия, которые создадут на уровне регионов, подключить региональный бизнес и посмотреть на финансовое стимулирование по линии институтов развития. Вот таким образом это тогда можно сделать в масштабах страны. Понятно, что всё равно придётся работать в конкретном регионе и смотреть на возможности этого региона. И, конечно, наши партийные возможности подключить.

Давайте подумаем, как это сделать вот таким образом.

А.Фролов (секретарь первичного отделения «Зимне-Золотицкое» Архангельского районного отделения партии, главный специалист отдела организационный работы РИК Архангельского отделения партии, исполнительный секретарь Приморского местного отделения партии): Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Секретарь первичного отделения, Зимняя Золотица Приморского района Архангельской области. Также являюсь победителем конкурса грантов первичных отделений. Большое спасибо за этот конкурс.

Д.Медведев: Вы за что получили?

А.Фролов: Конкурс был патриотической направленности. В 1943 году, перевозя стратегический груз – соль, труженики тыла, шесть человек, старшему из которых было 38 лет, погибли на штормовом море, но груз был доставлен. Мы поставили им памятный крест и плиту. Помимо этого крест ещё служит навигацией для тех судов, которые теперь заходят с моря.

Д.Медведев: Это где?

А.Фролов: Это деревня Зимняя Золотица, Архангельская область, Приморский район. Мой вопрос касается противопожарной безопасности. Наша территория достаточно отдалена – в радиусе 100 км нет ни одной пожарной части. Есть только добровольные пожарные дружины. Они работают отлаженно, можно сказать, хорошо, спасая наши деревни от выгорания. Но, случись крупный пожар, их мощностей не хватает.

У меня такое предложение: можно ли проработать вопрос, чтобы дооснастить добровольные дружины необходимым оборудованием и, может быть, их взять под крыло нашему Министерству по чрезвычайным ситуациям Российской Федерации.

Д.Медведев: На самом деле это уже под крылом МЧС. Я помню, надеюсь, и остальные здесь присутствующие не забыли 2010 год, когда у нас горело полстраны.

В этом году много было разговоров про пожары, но тогда, к сожалению, это было реальное стихийное бедствие с очень тяжёлыми последствиями. Результатом было принятие закона о добровольной пожарной охране, я помню, как инициировал его принятие, и в 2011 году такой закон появился. Раньше у нас даже нормативной основы не было на уровне закона. И мы сделали это. Теперь Министерство по чрезвычайным ситуациям должно помогать добровольным пожарным формированиям. Если я не ошибаюсь, то в прошлом году там в районе 300 млн рублей было направлено именно на дооснащение добровольных пожарных дружин, добровольных пожарных отрядов различными средствами пожарной защиты. Деньги, конечно, не фантастические, но тем не менее такие деньги выделяются. Я думаю, что нам эту программу нужно расширять. И Вы правы. Кстати, во всём мире таким образом вот эта защита устроена, что сначала, по сути, действуют люди, которые живут в том или ином населённом пункте, потому что можно в зародыше уничтожить огонь и не дать ему распространиться, тем более что ехать иногда очень далеко профессиональным пожарным. Поэтому нам нужно добровольные вот такие формирования и дооснащать, и поддерживать и материально, и, естественно, морально поддерживать людей, которые этим занимаются. Это очень важное дело. 

А.Орлов (секретарь ПО №97 Промышленного внутригородского района Самары, член МПС МО Промышленного внутригородского района, главный врач ГБУЗ «Самарский областной клинический онкологический диспансер»): Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Самарская область, Орлов Андрей. Я врач, и проблемы в здравоохранении наиболее остры и актуальны для меня.

В последние годы уделяется огромное внимание этой системе, идут позитивные сдвиги. Но, к сожалению, кадровый дефицит остаётся большой проблемой. И для решения этой проблемы в первую очередь необходимы социальные гарантии для врачей, идущих в первичное звено, единые социальные гарантии. В регионе есть опыт, когда выделяется жильё для того или иного муниципалитета, и туда едут врачи. Предложение такое: сформировать единый пакет социальных льгот на федеральном уровне, когда целевой студент, поступая в институт, уже знает, что он будет трудоустроен в первичное звено и будет обеспечен жильём с возможностью последующей приватизации. Плюс налоговые льготы, если это сельская местность, или льготы в системе ЖКХ, если это малые города.

Д.Медведев: Вы тоже абсолютно актуальный вопрос ставите. Единственное, я хотел бы, чтобы Вы конкретизировали. Вы имеете в виду, чтобы такого рода льготы распространялись вообще на всех поступивших в медицинские учебные заведения или на тех, кто едет работать по, условно говоря, распределению в первичное звено, например, в сельской местности? Вторую позицию я двумя руками поддерживаю. У нас определённые решения на эту тему принимались и действуют, только нужно их расширять, доводить до логического завершения. Или Вы имеете в виду, чтобы это вообще распространялось на любого студента? Но это вряд ли можно сделать!

А.Орлов: Нет, именно на тех, кто принимается по целевому набору на бюджетные места, и тех, кто должен будет поехать работать в первичном звене.

Д.Медведев: С этим я согласен. Давайте в этом направлении работать. Это абсолютно правильно. Просто нужно, скажем честно, деньги на это закладывать. Это довольно значительные средства. Это не только земский врач, это более широкая прослойка людей, которые этим будут заниматься. Но в целом это правильно. Будем думать, как это решить. Тем более что объективно некомплект врачей во многих местах очень большой. И нам без решения их социальных вопросов не добиться этого. Человек учится – в Москве, в Петербурге, в региональном центре, и ему говорят: ты езжай очень далеко, да ещё и без перспектив получить жильё или ещё что-то. Это не пройдёт так, надо думать, как это решать. Вы правы.

Про учителей тоже всё понятно. Я завтра об этом на съезде скажу.

У.Эльмурзаев (исполнительный секретарь Гудермесского местного отделения, заместитель секретаря Гудермесского местного отделения партии Чеченского регионального отделения партии): Добрый вечер, Дмитрий Анатольевич, коллеги! Отдельное спасибо за то, что Вы нас всех собрали, дали друг на друга посмотреть, послушать и лично с нами беседуете. Я на своём веку уже и не надеялся на такую встречу. Чеченская Республика, депутат районного совета Гудермесского района и исполнительный секретарь местного отделения. Наша организация тоже выиграла этот конкурс. В глухой деревне, в которой 50 лет не было никакой воды, благодаря главе республики Герою России Рамзану Ахматовичу (Р.Кадыров) была решена проблема с холодной водой. В трёх километрах от села был горячий минеральный источник. Первичная организация решила эту воду провести в село. Три километра расстояние. Был составлен проект с бюджетом пять миллионов. Впервые жители села видели, что партийцы не свою задачу выполняют… Обычно как происходит? Когда надо поднять престиж партии, мы идём туда с флажками. А сейчас мы пошли от их нужд, мы сказали: давайте проведём воду. Мы привлекли спонсоров. Вовремя подоспел конкурс. И мы его выиграли. Деньги пришли как раз тогда, когда всё остановилось. Теперь в село пришла лечебная минеральная вода, 70 градусов, и это был почин партийной организации. После этого 30 человек из молодёжи вступили к нам в партию без наших уговоров.

Д.Медведев: Прекрасный пример!

У.Эльмурзаев: Когда я уезжал и сказал, что будет встреча с Дмитрием Анатольевичем, самую большую благодарность все 250 женщин просили Вам передать.

Д.Медведев: Спасибо большое. Передавайте привет и наилучшие пожелания вашим женщинам.

У.Эльмурзаев: Не может быть никакого сомнения, что этот конкурс надо продолжать.

И ещё вопрос секретарей первичек. Следовало бы на федеральном уровне продумать, как поднять авторитет этих секретарей, которые в деревнях работают, чтобы их как-то отличить. Мы от них требуем проводить собрания, ещё что-то. Ни денег, ничего им не даём, а ругать ругаем: не провёл собрание, не провёл субботник, не привёл людей. А когда всё время без ничего… Вы поняли меня.

Д.Медведев: Идеально понял.

У.Эльмурзаев: И второе, Дмитрий Анатольевич. Рамзан Ахматович поднимал, Вы знаете, на государственном уровне вопрос национальных границ, этих блокпостов. Северный Кавказ весь напичкан блокпостами, вот здесь есть коллеги из Дагестана, Ингушетии, Осетии, Ставрополя. Ну просто невозможно: если с какой-то делегацией ехать – регистрироваться надо… У нас что, контртеррористическая операция идёт? Нет. Вроде вопрос стал двигаться, но тормознулся. Мы же единая Россия, так же?

Д.Медведев: Абсолютно.

У.Эльмурзаев: А раз мы едины, мы должны свободно передвигаться в своей родной стране. Вот в этом помогите нам. И большое ещё раз Вам спасибо.

Д.Медведев: Спасибо за интересное выступление. Во-первых, очень здорово, что вы такую важную задачу решили и тем самым подкрепили и авторитет партии. Но дело даже не только в этом. Самое главное, что решили эту важную задачу, которая не решалась на протяжении десятилетий. Мне кажется, что это лучшее доказательство полезности этого конкурса.

В отношении работы руководителей первичных организаций. Я уверен, что вопрос тут не в погонах, не в партбилете и даже не в зарплате. Особенно, кстати, это характерно для наших кавказских республик: если человек авторитетный во главе первичной организации, то и люди его будут слушать и относиться со вниманием к тому, что он говорит, участвовать в делах первичной организации. А если человек сам по себе такой пример не показывает, мы можем ему, конечно, какие-то регалии давать дополнительные или даже деньги какие-то пытаться изыскивать – вряд ли от этого партия что-то получит. Поэтому прежде всего это всё-таки авторитет самого руководителя первичной организации. Тем более мы же с вами эту работу ведём как общественную, у нас у всех есть и другая работа. Я согласен как минимум с тем, что авторитет руководителя первичной организации, секретаря первичной организации должен быть максимально высоким. Но это наша с вами общая забота, надо таких людей искать, находить, чтобы они занимались своим делом так, как им занимаетесь вы.

А по поводу постов – есть эта проблема, Вы сами знаете, с чем она связана. Мы стараемся двигаться в этом направлении, может быть, не так быстро, как хотелось бы жителям региона в целом, и Чеченской Республики, и Дагестана, и некоторых других республик, но мы двигаемся в этом направлении и будем дальше двигаться.

Завтра, кстати, я встречаюсь с руководителем вашей республики, мы с Рамзаном Ахматовичем тоже поговорим об этом.

С.Лаптев (секретарь первичного отделения «Пролетарское» Кызылского городского местного отделения партии, директор МУП «Кызылгортранс», Республика Тыва): Добрый вечер, Дмитрий Анатольевич, коллеги!

Меня зовут Сергей Лаптев. Республика Тыва, город Кызыл. Вы знаете, в этом году у нас прошли блистательные выборы в законодательное собрание. Наша могучая партия получила тоже огромную поддержку от населения – свыше 73%. Мы запустили такой партийный проект, как агитпоезд. Руководство партии, республики проехались по райцентрам, городам, имели возможность обмена опытом, общения с людьми и глаза в глаза с ними говорили. Сегодня слушаю: коллеги говорят очень хорошие вещи, и я думаю, нам есть чем друг с другом поделиться. Если запустить такой проект на федеральном уровне? Это обмен опытом…

Д.Медведев: Вы имеете в виду поезд запустить?

С.Лаптев: Да, прямо давайте поезд. Но это условное название его: «Люблю, живу, горжусь».

Д.Медведев: Как ездить? Вы скажите, предложите: на поезде или как?

С.Лаптев: Нет, можно на самолётах, это условное название, можно на машинах – кому как удобнее. До нас просто нет пока ни поезда…

Д.Медведев: Поезд до вас должен дойти с учётом ранее принятых решений.

С.Лаптев: Да, мы его ждём.

Д.Медведев: И деньги на это очень немаленькие приготовлены. Надеюсь, что всё сделают.

Насчёт самой идеи. Я согласен, что это неплохая тема – просто ездить и рассказывать и не только о результатах говорить, но и просто собирать информацию. Ведь мы с вами, уважаемые коллеги, товарищи, друзья, неоднократно об этом говорили. Вот в чём сила «Единой России»? В том, что у партии 90 тыс. первичек, и в этих первичках работают увлечённые люди. Люди, которые хотят, чтобы менялась страна, чтобы лучше жизнь становилась. И они не боятся общения с другими людьми, не прячутся куда-то в кусты, не говорят, что вот через неделю приходите или в письменном виде изложите. В этом сила партии. Именно в личных контактах.

Вот мы с вами все сейчас поклонники социальных сетей, цифровых технологий, но я неоднократно об этом говорил и вам ещё раз хочу сказать как руководителям первичных, местных организаций: сила нашей партии не в социальных сетях, это уж точно, а сила именно в личном общении с людьми. И вот это обязательно нужно не только продолжать, а укреплять, максимально расширять и просто находиться в прямом контакте. Только это является залогом побед на будущее.

Ну а то, что касается такого рода работы по агитированию, объяснению, – это нормально. Давайте продолжать: и на поездах, и на самолётах, и на пароходах, и на велосипедах – кто во что горазд.

Д.Ягодзинский (секретарь первичного отделения №50 Ангарского местного отделения партии, диспетчер АО «Ангарский электролизный химический комбинат», Иркутская область): Ягодзинский Денис, депутат думы Ангарского городского округа, секретарь первичного отделения №50.

Дмитрий Анатольевич, муниципальные унитарные предприятия, которые оказывают услуги населению по перевозке электротранспортом, таким как трамвай, троллейбус, оплачивают за услуги за электроэнергию как коммерческие организации, то есть это 4 рубля за кВт. Обоснованная себестоимость одной поездки – 53 рубля. Люди оплачивают 20. Всё остальное – субсидия из муниципалитета.

И второй аспект этой проблемы – плата за освещение улиц. Тут поднимали вопрос, что это безопасность... Это тоже считается как коммерческая деятельность. Фактически-то мы освещаем города. И у меня предложение: рассмотреть, можно ли снизить, не 4 рубля за киловатт платить за эти услуги, а меньше?

Д.Медведев: Этот тариф же носит региональный характер. Вот Вы сказали – 4 рубля, а в других регионах он другой, поэтому эти решения должны приниматься в рамках деятельности региональных комиссий, которые эти тарифы утверждают. Я не буду с Вами спорить. Это может быть где-то много, где-то, наоборот, не очень много. Но это должен быть, как принято говорить, экономически обоснованный тариф. Может быть, то, что Вы сказали, это действительно много, притом что вообще эта деятельность исполняется организациями как коммерческая деятельность. Кстати сказать, для сведения тех, кто подзабыл: и МУПы, и ГУПы – это коммерческие организации, это не бюджетные учреждения, это коммерческие организации. Ровно поэтому дискуссии вокруг них и возникают. Давайте мы эти вопросы будем рассматривать в рамках деятельности этих комиссий.

У нашей партии как у правящей партии есть право эти вопросы заострять, ставить перед руководителями, которые эти решения принимают. Понятно, что можно и «сверху» это делать, – у меня такие возможности есть, – но это не очень эффективно. У меня предложение, чтобы Вы именно как руководитель первичной организации с такой инициативой вышли к своим начальникам. Если не получится, в рамках того чата, который будет организован, сообщите об этом.

Е.Артёмова: Прошу прощения, мне не простят люди с ограниченными возможностями... Вы выступили с инициативой о том, чтобы технические средства реабилитации всё-таки сдавать на ремонт. Я хотела бы обратить внимание, что не всегда это возможно. Это такой резонанс в среде людей с ограниченными возможностями вызвало. Прямо перекидывали все друг другу. Очень, очень возмущены этим вопросом.

Д.Медведев: Я с такой инициативой выступал?

Е.Артёмова: Если нет, я всем сегодня расскажу, что…

Д.Медведев: Никогда.Просто поклёп. Никогда об этом не говорил.

Е.Артёмова: Спасибо огромное.

Д.Медведев: Честно сказать, мне бы это и в голову не пришло. Люди, у которых есть ограничения по здоровью, и я вдруг скажу: «Вот пусть они сначала это в ремонт сдадут, отремонтируют, а потом мы им деньги дадим». За кого Вы меня принимаете?

Передайте всем, что это враньё.

Е.Артёмова: Обязательно. Спасибо.

Д.Медведев: На самом деле эта проблема гораздо глубже. Надо просто деньги давать на ТСРы так, чтобы всем хватало в стране. Но Вы сами, к сожалению, это знаете. Кстати, в последнее время мы стали больше выделять денег на технические средства реабилитации, это правда, но всё равно какие-то нюансы есть.

А насчёт ремонтов не надо мне приписывать. 

И.Тен (заместитель председателя Тамбовской областной Думы, координатор федерального партийного проекта «Городская среда» в Тамбовской области): Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Ирина Тен, Тамбовская область.

В своём регионе я работаю по проекту «Городская среда». Вы сегодня сказали про дворы. Я очень хотела свою тему озвучить, потому что каждое второе обращение касается этой тематики.

С 2017 года все регионы занимаются формированием комфортной городской среды. Мы общественные зоны отдыха делаем, деловая среда улучшается. Но мы упускаем один вопрос, связанный с благоустройством дворовых территорий. Дело в том, что в нацпроектах закреплён индекс качества городской среды. Этот индекс качества показывает, насколько жители удовлетворены своим городом. Он состоит из нескольких показателей, среди которых нет дворовых территорий. Получается, что регионы могут в принципе деньги тратить на дворы, но им не зачтётся это в показателях нацпроекта. И всё больше акцент смещается на общественные пространства.

Д.Медведев: Спасибо большое, что Вы этот вопрос поставили. Его очень часто и коллеги по Правительству ставят. И если не ругаются, то спорят по этому поводу. По-разному к этому относятся и коллеги по Правительству, и коллеги-губернаторы. Один говорит: дворы – это наше всё. И трудно ему возразить, потому что жизнь человека протекает во дворе, он каждое утро выходит во двор, идёт на работу, возвращается во двор, потом, может быть, какой-то досуг или, наоборот, его отсутствие.

С другой стороны, важны общественные пространства, чтобы мы чувствовали, что живём в XXI веке, что это всё красивое, гармоничное, интересное. Но это всё должно быть в балансе. Если двор весь перекопан, в отвратительном состоянии, дорог нет, тротуаров нет, освещения нет, а в то же время где-то разбили прекрасный сквер, где можно посидеть на травке или погулять, то людям этот сквер не нужен, он не в радость. Начинать надо с дворов, потому что это среда обитания, а потом надо создавать парки, скверы, заниматься облагораживанием территории общественных пространств. В этом смысле акцент надо сделать на этом.

Насчёт того, что этих показателей нет, Вы правы. Думаю, что многие этого и не хотели бы получить, но я подумаю над тем, чтобы этот показатель внедрить, поскольку качество жизни и в конечном счёте отношение к власти определяются средой, в которую человек погружён каждый день, а это двор. Это очевидно.

Я подумаю, дам поручения по итогам нашей встречи. Все вопросы, которые вы здесь ставите, несмотря на то что у нас с вами дискуссия партийная, я как Председатель Правительства потом превращу в поручения органам исполнительной власти.

Н.Николаев (заместитель секретаря Чувашского регионального отделения партии, руководитель региональной общественной приемной Председателя партии в Чувашской Республике, главный врач ФГБУ «Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Чебоксары): Добрый день, уважаемый Дмитрий Анатольевич, коллеги!

Я врач, ещё руковожу региональной общественной приёмной в нашем регионе. И мы очень часто выезжаем в районы, в сёла, проводим выездные приёмы. У меня мама живёт в деревне. Я не понаслышке знаю проблему фельдшерско-акушерских пунктов. В настоящее время в рамках национального проекта достаточно много строится таких объектов. Но чтобы попасть в нацпроект, ФАП должен быть аварийным, таким образом, там прекращается медицинская деятельность. И конечно же, люди ждут, пока построят новый ФАП. Вместе с тем у нас много ещё так называемых ветхих ФАПов, это, например, деревянные строения, где отсутствуют коммуникации, специальный набор помещений. Как Вы считаете, может быть, есть необходимость рассмотреть на законодательном уровне возможность заменыветхого ФАПа? Этот ФАП не имеет перспектив, морально устарел, но, пока строится новый ФАП, он бы функционировал, продолжал работать, и у людей была бы возможность получать медицинскую помощь в нём.

Д.Медведев: Спасибо большое. Нам нужны нормальные ФАПы, а не аварийные и не ветхие, вот что я думаю. По поводу ветхости – это довольно сложный, как ни странно, правовой вопрос, который имеет длинную историю, с 1990-х годов. С аварийным – всё понятно: там нельзя ничего делать, соответственно, вешается амбарный замок. Если дом аварийный, он, стало быть, расселяется немедленно, если это ФАП, он закрывается. Что такое ветхий дом, ветхое жильё, ветхое помещение? Это по критериям, по-моему, Госстроя такое здание, которое может исполнять свои функции, но в котором процент износа приближается к 2/3, 65–70%. Мне кажется, что нам не нужно, конечно, отдельную модель ветхого ФАПа создавать. Это будет не очень хорошо. Нам нужно просто сделать всё, чтобы фельдшерско-акушерские пункты, которые под такие критерии подпадают, встали в программу переоснащения. Вот и всё. А отдельную правовую модель не надо внедрять – это излишне.

Коллеги, мне очень приятно с вами общаться, честное слово. Тем более что, ещё раз говорю, я с руководителями первичек встречаюсь гораздо реже, чем с руководителями высших органов партии.

Давайте вот о чём договоримся. Мы, во-первых, сделаем чат, как сказал наш коллега, и опробуем это общение. Оно ведь нужно не только чтобы мне что-то написать, но и чтобы вы друг другу писали. Практики местные точно могут быть очень полезными. Зачастую какие-то оригинальные мысли появляются, и ими нужно делиться. Мы это сделаем. И такие встречи продолжим. И не только в Москве, как справедливо было сказано. Договорились уже: проведём на выезде один из высших форумов партии. И встречи в таком формате тоже будем продолжать. Надеюсь всех завтра увидеть на съезде.