Председатель Правительства России - Председатель партии "Единая Россия" Д.А.Медведев

20 ноября 2019 года

Встреча с представителями правозащитного сообщества и общественными деятелями

Встреча с представителями правозащитного сообщества и общественными деятелями

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, коллеги!

Некоторое время назад мы обсуждали ситуацию с защитой прав человека, прав граждан.

Как и в любом обществе, эта ситуация у нас не идеальна. Наверное, нет страны, где бы эта ситуация была идеальной. Такая работа ведётся различными структурами, общественными структурами. И нашей партией в том числе.

На «Единую Россию» как на партию, которая представляет большинство населения в нашей стране, здесь ложится особая ответственность. Тем более что представители нашей партии есть по всей стране, на всех уровнях власти. Есть сеть общественных приёмных, куда в первую очередь обращаются люди. Строго говоря, эти общественные приёмные и занимаются правозащитной деятельностью. Поскольку ихсотрудники как представители именно общественной организации выслушивают обращения граждан и стараются им помочь.

На начало ноября в нашиобщественныеприёмные обратилось приблизительно 2,5 миллиона человек. Более половины обращений связаны были с правовыми консультациями, разъяснениями. Любое обращение так или иначе связано с защитой права, поскольку люди просто так не приходят. Так или иначе они считают, что их права нарушены. Или они хотят получить какие-то консультации на эту тему. Ведьиногда онидаже не знают, какими правами обладают, не знают, как правильно оформить документы.

Понятно, что основной набор вопросов всегда связан с наиболее актуальными темами, такими как ЖКХ, социальное обеспечение, жильё, медицина, образование. 

И в этом смысле общественные приёмные партии действительно ведут большую работу. Мы здесь стараемся оказать всю возможную поддержку.

Некоторое время назад мы обсуждали на конференции идею о том, чтобы создать специальный правозащитный центр в партии, для того чтобы изучить и в известной степени перенять опыт, который был накоплен общественными приёмными. Тем более что защита прав гражданина – это приоритет для любого депутата, представляющего «Единую Россию», для наших активистов, даже если они не являются депутатами. Мы договорились, что статус этого правозащитного центра определим в ближайшее время – в пятницу и в субботу на съезде партии.

Считаю, что к работе в этом центре могут быть привлечены представители гражданского общества, которые, может быть, и не имеют прямого отношения к «Единой России» (это даже лучше, поскольку они будут представлять и какие-то иные общественные настроения), и средства массовой информации, поскольку зачастую о фактах нарушений активисты и журналисты узнают быстрее, быстрее реагируют. И конечно, мы в «Единой России» в таком содействии нуждаемся.

Свою готовность сотрудничать с правозащитным центром подтвердила Ассоциация юристов, что само по себе, безусловно, важно, поскольку это крупнейшая организация юристов и она сама ведёт подобного рода деятельность. Рассчитываю, что определённые предложения в ходе нашей встречи прозвучат.

Понятно, что «Единая Россия» также работает над решением различных сложных, комплексных правовых проблем, включая совершенствование законодательства. Сейчас продолжается реорганизация службы судебных приставов, которая назрела давно и многократно обсуждалась на площадке Правительства и в Государственной Думе. Поскольку у нас огромное количество судебных решений принимается, а вот исполняется из них очень небольшое количество. Я не имею в виду добровольное исполнение, где услуги приставов не нужны, я имею в виду принудительное исполнение. По сути, это и есть защита прав граждан.

В Государственной Думе сейчас рассматриваются в третьем чтении поправки в закон об адвокатуре. Я не так давно встречался с адвокатским сообществом, мы обсуждали вопросы, связанные с совершенствованием деятельности этого института в нашей стране. И создана специальная рабочая группа в партии, которая занимается защитой прав дольщиков. Это примеры той деятельности, которую мы совместно ведём.

Давайте поговорим об этих и других идеях.

Чтобы облегчить работу всем присутствующим, я передам слово Михаилу Евгеньевичу Старшинову, который должен всю эту деятельность организовать.

М.Старшинов (заместитель председателя Комитета Государственной Думы по экологии и охране окружающей среды, член партии «Единая Россия»): Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Благодарю за такое доверие. Вы сказали совершенно справедливо, что существует колоссальный запрос граждан на справедливость, которая и отражена в своде законов. Как депутат могу сказать, что ко мне и моим коллегам подавляющее большинство обращений идёт от граждан по поводу либо ситуаций, когда они считают, что права их ущемлены, либо когда они не могут воспользоваться этими правами. В процентном соотношении это практически всё, начиная с того, чтобы попасть в ясли и решить проблему с ЖКХ и заканчивая уголовно-правовыми вопросами, которых огромное количество.

Инициатива и поручение, которое Вы дали на июльской конференции, стимулировали работу в этом направлении. Надеюсь, что такие решения съезд примет, такая работа будет системной. Такое ощущение, что с советских времён у некоторых в голове, что правозащитой занимается не государство, а…

Д.Медведев: Правозащитная деятельность – это всегда оппозиционная деятельность, Вы это хотите сказать?

М.Старшинов: Да, совершенно верно. На сегодняшний день огромное количество людей на этом дешёвую популярность пытается заработать, по сути ничего не делая для граждан, занимаясь только личным пиаром. Таких примеров огромное количество. Если проанализировать случаи, когда помощь была оказана, как правило, это происходит при прямом участии и благодаря средствам массовой информации, общественным организациям и партии власти. Граждане об этом должны знать. Возможно, мы недостаточно много об этом говорим, о том, что происходит и сколько сделано. Хочу с благодарностью обратиться к журналистскому сообществу. Случаи вопиющие, например когда арестовали женщину за то, что она получила лекарства для своего ребёнка.

Д.Медведев: Это известный случай.

М.Старшинов: Совершенно вопиющая ситуация. Вспоминается старый анекдот: если бы этот шум и вся эта волна не были подняты, то на могильной плите была бы надпись «Спи спокойно, дорогой товарищ, информация не подтвердилась». Этим может всё закончиться. К сожалению, таких примеров немало, когда человек, оставаясь один на один с проблемой, не понимает, не знает, как действовать. Потом разбираются, в некоторых случаях, не во всех, но издержки, которые несут наши граждане, наши избиратели, колоссальные. В этом случае удалось решением Министерства здравоохранения внести изменения, отреагировали МВД, прокуратура. Вопрос был решён в правовом русле, но прецеденты были. У женщины за долги в 40 тыс. рублей в год – и это всё стало известно благодаря тому, что показали по центральному телевидению, – органы опеки забирают ребёнка, которого она воспитывает, у бабушки 6-летнего ребёнка отправляют в детский дом. Ни с точки зрения права, ни с точки зрения нормальной человеческой логики… Люди совершенно другого ждут от органов опеки. Происходят такие совершенно недопустимые вещи. Мы на них реагируем, обращаемся в Генеральную прокуратуру, иные органы государственной власти, чтобы был наведён порядок в этих вопросах. Примеров таких много, не буду их все перечислять. Здесь собрались наши товарищи, коллеги, единомышленники, те, кто прекрасно понимает, насколько это важно, и им тоже есть что рассказать.

И в завершение мне хотелось бы ещё раз подчеркнуть: системная работа в этом направлении со стороны правящей партии «Единая Россия», на мой взгляд, принесёт огромную пользу в первую очередь для граждан нашей страны, для наших избирателей и целиком и полностью будет отвечать тому запросу общества, который на сегодняшний день существует. И, если позволите, то я бы хотел передать слово Маргарите Симоньян.

М.Симоньян (главный редактор телеканала RussiaToday, Международного информационного агентства «Россия сегодня» и информационного агентства Sputnik): Я хотела бы (мне кажется, меня для этого сюда и позвали) поделиться некоторым нашим опытом, как мы занимаемся благотворительной правозащитной деятельностью. При этом в оппозиционной деятельности нас с Михаилом Евгеньевичем (Старшиновым) заподозрить трудно. То есть так тоже бывает.

У нас есть два проекта. Первый проект называется «Дальше действовать будем мы». Если помните, у Цоя была такая песня (к вопросу о Советском Союзе). И что мы делаем в этом проекте?

Мы получаем обращения от граждан, которые нуждаются в деньгах: у кого-то заболел ребёнок, у кого-то прохудилась крыша, кому-то просто ребёнка или много детей, скажем, 10 детей, не на что собрать к школе. Дальше мы проверяем эту историю. Выезжает наша съёмочная группа, выезжают наши журналисты, проверяют, действительно ли это так, потому что, понятно, мошенников полно, особенно в соцсетях, в «Инстаграме» в первую очередь. Когда мы убеждаемся, что это так, мы пишем об этом статью, мы публикуем видео, публикуем фотографии и просим наших читателей напрямую помочь этой семье на их карточку. Публикуем их реквизиты. То есть здесь нет посредников, здесь нет никакого фонда, который тратил бы эти деньги сам на себя, здесь нет никакой НКО, никакой организации. Мы просто опубликовали историю и внизу написали: «Телефон у них такой-то. Реквизиты у них такие-то. Помогайте». Мы даже не знаем, сколько им приходит денег. Мы это не контролируем. Наша задача – убедиться, что эти люди действительно нуждаются. Вряд ли они заработают на этом миллиарды, да?

Второй проект – это проект, который касается денег. Он, мне кажется, больше имеет отношения к тому, о чём Вы говорите, этот проект сокращённо называется «Ноно», «Не один на один» – полное его название. Что это такое?

Когда к нам обращаются люди, которые не просят денег, а которые страдают от несправедливости, совершающейся по отношению к ним. А начался в какой-то момент просто вал таких обращений к нам, мы поняли, что надо выводить это в отдельный проект.

В первую очередь это обращения по поводу гражданства, когда люди сталкиваются с чудовищной несправедливостью, с чудовищной бюрократией, с чудовищной злобой и просто бесстыдством тех людей, с которыми они имеют дело.

В одном документе написано, что родилась в хуторе Новосельском (в х. Новосельском), в другом написано, что родилась в с. Новосельском, то есть селе. Из-за этой разницы в «х» и «с» пожилой женщине говорят: Отправляйся обратно на Донбасс, то есть обратно на войну, попытайся найти этот хутор, эти документы восстанови и прочее. 82-летней бабушке, блокаднице Ленинграда, отказали в выдаче гражданства, потому что у неё свидетельство о рождении ветхое. А какое оно должно быть у 82-летней ленинградской блокадницы?

Мы собираем все эти обращения, идём с ними в МВД. МВД, спасибо им большое, идёт нам навстречу пока что во всех случаях, то есть я не могу припомнить случая, когда бы они нам отказали. Для этого мы должны это увидеть, об этом написать, это всё собрать, прийти и дальше написать, что спасибо большое, всё разрешилось.

Совершенно чудовищная ситуация с опекой. Просто вал неимоверный обращений по поводу опеки. И я с ужасом поняла, что если бы такая опека была в то время, когда я была маленькой, то нас бы забрали у родителей 100%, абсолютно точно. Опека массово изымает детей из семей за бедность. У нас дома не было канализации, не было отопления, не было туалета, не было воды, были огромные крысы, которые бегали прямо по дому, – 100% нас с сестрой изъяли бы из семьи и сломали бы жизни и моим родителям, и мне, и сестре. Ровно это происходит сейчас по гораздо менее чудовищным поводам. Достаточно прохудившегося потолка – изымаются дети из семьи. К нам обращаются в слезах, в отчаянии эти семьи. И мы, во-первых, помогаем подлатать потолок, во-вторых, естественно, мы приходим в эти опеки и говорим: «Товарищи, вы хотите увидеть фотографии своих прекрасных лиц на первых полосах приличных изданий, которые сложно заподозрить в том, что мы ведём какую-то оппозиционную деятельность, или нам платит госдеп? Вы неправы, возьмите себя в руки и исправляйте ситуацию».

Дмитрий Анатольевич, я хотела Вам сказать как человеку, которому подчиняется огромное количество чиновников в стране. Я знаю, что Вы точно не хотели бы, чтобы это было так, я имею в виду, чтобы так дела обстояли даже не с равнодушием – равнодушием назвать сложно, – а с бездушием людей, с которыми сталкиваются наши с Вами граждане, с бездушием этих чиновников. Такое ощущение, что им провели трансплантацию сердца и заменили сердце на инструкции, бумажки, указивки, а они там радостно прижились. И конечно, пока это не изменится, мы вынуждены заниматься такой работой, которая нам совершенно не по профилю, мы просто не можем бросить этих людей. Мы будем очень рады, если этой работой будем заниматься не мы, а, например, в «Единой России». Я так понимаю, сейчас в партии речь идёт о том, чтобы похожий какой-то центр создать. Мы могли бы передать те наработки, которые у нас есть, туда, но оставить людей один на один с вот этими бездушными и лишёнными сердца ответственными товарищами в каждой из отраслей мы просто не можем. Отдельная тема – лекарства, отдельная тема – инвалидность, которой лишают по надуманным основаниям и люди не могут больше получать свои льготы и свои лекарства. В общем, в каждой из отраслей есть вот такие вот уже оформившиеся в гигантские проблемы валы историй, с которыми нам приходится иметь дело.

Д.Медведев: Скажу по-честному, жизнь так устроена, что ни одна общественная структура, тем более ни одна государственная структура со всем не справится, поэтому работы вам всё равно хватит, вне зависимости от того, какая роль здесь будет у «Единой России». Но почему мне кажется важным работать именно по линии «Единой России» над этой проблемой? Очевидно абсолютно: если та или иная политическая сила стоит у власти, она разделяет ответственность за принимаемые решения. И когда люди приходят и о чём-то просят в приёмной ли «Единой России» или как-то иначе обращаются к представителям партии «Единая Россия», к нашим доверенным лицам, к сочувствующим, они рассчитывают на то, что реакция будет быстрой и вопрос попадёт именно туда, где принимаются решения. Но у меня нет никаких сомнений, что по всяким сложным поводам, драматическим ситуациям, ситуациям, которые люди квалифицируют как абсолютно несправедливые и ненормальные, они всё равно будут обращаться и к журналистам, так мир устроен, и вообще за защитой в самые разные структуры. Ничего в этом особенного нет, везде так происходит, у нас даже, может быть, более активно, чем во многих других странах.

Вы обозначили несколько проблем, связанных с рядом институтов – и опекой и попечительством, и получением гражданства, вида на жительство. Уверен, что бюрократии там точно хватает, и это подчас порождаетогромные проблемы и неудобство для людей, вызывает очень эмоциональную реакцию. То, что вы помогаете, это хорошо, и то, что на это реагируют ведомства, это тоже хорошо. Но в то же время мы должны понимать, что каждая ситуация уникальна. И применительно к опеке и попечительству, я, кстати, не уверен, что советские правила об опеке и попечительстве и деятельность соответствующих институтов в советские времена – кто-то из присутствующих помнит – были менее строгими, чем сегодня. Вот Вы приводили пример. Думаю, что в чём-то эта позиция была жёстче в прежние годы, в чём-то, наверное, нет. Поэтому здесь, на мой взгляд, нет единообразного ответа на то, в каком направлении движется практика по защите подопечных. Согласен, конечно, что и бюрократизма там, наверное, хватает, и равнодушия. С другой стороны, в наших руках есть возможности, связанные с совершенствованием законодательства. Вот Павел Владимирович (П.Крашенинников – председатель Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству, член партии «Единая Россия») как человек, который занимается гражданским законодательством, это отлично знает. Наше семейное законодательство стало гораздо более разнообразным, чем в советские времена, просто на порядок более разнообразным. Это создаёт и массу коллизий, и в них нужно разбираться обязательно и при необходимости совершенствовать законодательство тоже.

А.Косачёв (председатель комитета Законодательного собрания Ростовской области по законодательству, государственному строительству, местному самоуправлению и правопорядку, член партии «Единая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Андрей Анатольевич! Уважаемые участники встречи!

Сегодня ни для кого не секрет, что одним из важнейших и востребованных обществом и каждым гражданином нашего государства является вопрос об открытости власти, об оперативности и результативности решения проблем, которые волнуют каждого человека. И депутаты фракции «Единая Россия» в донском парламенте вместе с региональным отделением партии видят в качестве одной из своих задач повышение доступности квалифицированной правовой помощи для жителей каждого муниципалитета нашей области. Мы знакомимся с правозащитными практиками других субъектов и работой региональных общественных приёмных партии «Единая Россия» и видим, что потенциал достаточно высокий.

Спектр обращений в региональные общественные приёмные достаточно обширен. Ростовская область в этом плане не исключение. Мы сталкиваемся с такими же тематиками обращений, поступающих в региональные общественные приёмные. Наряду с вопросами ЖКХ, социального обеспечения, нарушения жилищных прав среди них немалую часть занимают и вопросы судебно-исполнительной системы.

Безусловно, если обращения граждан связаны с нарушением прав и законных интересов, они восстанавливаются. Это однозначно, так должно быть. Зачастую проблемы решаются лишь обычным правовым консультированием, оказанием правовой помощи, грамотной, квалифицированной, совместно с депутатами нашего парламента, с региональной общественной приёмной, с региональным отделением партии. Вот буквально несколько примеров.

У нас в Ростовской области после обращения в нашу региональную общественную приёмную Председателя партии «Единая Россия» сирота Анастасия Кочетова получила долгожданную квартиру, хотя в течение двух лет она не могла реализовать свои законные права. Евгения Озерова смогла получить паспорт, хотя, вдумайтесь, почти 19 лет она была без документов, свидетельства о рождении, поскольку они были просто утеряны, и она не могла подтвердить свидетельскими показаниями свою личность. Такие ситуации тоже бывают. По обращению Владимира Лихтера произведён демонтаж 26-метровой незаконно установленной вышки сотовой связи на прилегающей территории. Это лишь отдельные примеры.

Такой опыт по защите прав граждан имеется и в других субъектах – мы о нём тоже знаем. Например, в Тюменской области в июле этого года в общественную приёмную обратилась женщина с ситуацией, сложившейся в результате строительства её семьёй нового дома на месте старого. К сожалению, были проведены работы без надлежащего соблюдения строительных норм. По иску администрации города дом был признан самовольной постройкой, подлежащей сносу. Благодаря поддержке и помощи, которая была оказана региональным отделением и общественной приёмной, её семья смогла в судебном порядке защитить и восстановить свои нарушенные права.

Очень важно на базе региональных отделений партии или партийных общественных приёмных развивать систему оказания квалифицированной правовой помощи и правового консультирования. Во многих субъектах, в том числе и у нас, в Ростовской области, такая работа ведётся нашими коллегами, партнёрами из региональных отделений Ассоциации юристов. Такую задачу Вы, Дмитрий Анатольевич, ставили на политической конференции в июле этого года.

В Ростовской области также стартовал целый ряд инновационных форматов системной организации правовой помощи и правового консультирования. Среди них такие проекты, как «Правовая помощь онлайн», «Юрист онлайн», «Решаем вместе». Все они заключаются в развитии форматов дистанционного взаимодействия с гражданами путём вовлечения в эти форматы квалифицированных профессиональных юристов и адвокатов.

В октябре этого года мы запустили проект «Юрист онлайн». Суть его заключается в том, что на базе региональной общественной приёмной и 62 приёмных местных отделений партии проводятся регулярные правовые консультации в режиме онлайн. Для этого в приёмных оборудованы для граждан специальные места. Приёмы, консультации ведутся юристами в режиме онлайн два раза в месяц. За полтора месяца работы этого проекта уже 160 жителей нашей области получили квалифицированные правовые консультации и помощь.

Спектр таких вопросов разнообразен. Общество сегодня очень чувствительно относится к проблемам людей, тем более если это связано с нарушением прав и законных интересов граждан, особенно социально незащищённых слоёв населения. Когда партия включается в такие ситуации, заступается и восстанавливает нарушенные права граждан, оперативно решает адресные проблемы, это важно не только для граждан, которые обратились с этими проблемами, но и для тех, кому известно о них.

Хотел бы привести ещё один пример. В Башкирии не так давно 19 детей-сирот не смогли получить жильё из-за обычной халатности чиновников. В марте 2016 года были выделены денежные средства на приобретение жилья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в сумме почти 15 млн рублей. К сожалению, на протяжении длительного времени они не смогли получить благоустроенные квартиры. Но после вмешательства партии и подключения прокуратуры наконец вопрос был решён, и они получили новые квартиры.

Мы в Ростовской области постоянно ищем, стараемся реализовывать именно современные форматы правовой помощи гражданам и призываем другие регионы тоже включиться в эту работу и развивать подобные способы правовой защиты.

Я уверен, что развитие систем онлайн-коммуникаций, онлайн-консультирования, объединение усилий и депутатского корпуса, и отделений партии «Единая Россия» в регионах, и, конечно же, юристов и правозащитников, профессиональных в первую очередь, поможет сформировать эффективную систему оперативной, качественной и результативной правовой помощи для каждого гражданина.

Д.Медведев: Я слушал Вас и вот о чём подумал. Вообще, в каждой стране существует своя сложившаяся система защиты прав и охраняемых, как говорят юристы, законом интересов граждан. У нас она тоже существует. Она не идеальная, мягко говоря, но, например, то, о чём Вы рассказываете, вряд ли можно себе представить в некоторых других странах, где традиционно люди, если их права нарушены, обращаются в две инстанции. Первая – идут к своему юристу, поскольку это принято и есть всегда адвокат, который может проконсультировать. Или, если они считают, что нарушение уже носит публичный характер, обращаются, допустим, в прокуратуру. У нас традиции немного другие. У нас далеко не каждый гражданин, если его права и интересы нарушены, пойдёт консультироваться с юристом. Такая культура, такая история – может быть, когда-нибудь это поменяется. И в этом смысле как раз на партии «Единая Россия» сейчас лежит ответственность за то, чтобы такую помощь оказать. Это может быть и юридическая помощь, тем более среди тех, кто помогает по линии партии, достаточное количество юристов. Но не только. Люди рассчитывают на то, что помощь будет оказана не только в режиме консультирования. Человек в Соединённых Штатах Америки обращается за консультацией к адвокату: объясните мне, что можно сделать. Адвокат за деньги, естественно, объясняет. «Как защитить свои права?» – «В суд обращайтесь, я подготовлю все материалы, буду представлять ваши интересы». Это такая налаженная система, в ней есть и плюсы, и минусы. Минусы очевидные: далеко не все могут ей воспользоваться даже в Соединённых Штатах Америки. У нас совершенно другая история – люди и не всегда готовы обращаться просто к юристу за консультациями, и, хочу на это обратить внимание, они ждут действенного вмешательства не только по линии судебной защиты, но и по линии различных исполнительных структур, возможности повлиять на эти решения так или иначе, если эти решения связаны с деятельностью исполнительной власти. «Единая Россия» как политическая сила имеет эти возможности, во всяком случае до тех пор, пока является ведущей политической партией. Если «Единая Россия» не будет таковой, то, наверное, такие задачи будет решать другая партия. Я к тому, чтобы обратить внимание всех присутствующих: система защиты прав в нашей стране несколько отличается от других стран. Мы должны это учитывать в своей правозащитной практике.

А.Якубовский (руководитель  рабочей группы Президиума Генерального совета партии «Единая Россия» по защите прав дольщиков, депутат Государственной Думы): Дмитрий Анатольевич, насчёт того, что Вы сказали, я выражу, наверное, общее мнение. Конечно, люди ждут результата и рассчитывают, что именно правящая партия, депутаты в частности, этот результат помогут им получить.

Д.Медведев: Люди результата ждут везде. Просто в нашей стране люди считают, что такое обращение эффективнее, чем обращение, например, к адвокату. Не только потому, что адвокат деньги возьмёт. Понятно, что если партия правящая, то она способна через своих представителей каким-то образом интенсифицировать те или иные процессы по защите права. В этом есть, наверное, и издержки, тем не менее ситуация такова. И каждый член партии об этом должен думать, это однозначно абсолютно.

Пожалуйста, прошу Вас.                     

А.Якубовский: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги!

«Единая Россия» последовательно ведёт правозащитную работу. Может быть, как правильно сказал Михаил Евгеньевич (Старшинов), мы мало об этом говорим, но фактически, что касается работы и деятельности рабочей группы президиума генерального совета партии «Единая Россия» по защите прав дольщиков, – это достаточно системная работа. Рабочая группа была создана в декабре 2006 года, и понятно, что работой мы загружены, потому что без малого 200 тысяч человек являются людьми, у которых права были нарушены во время жилищного долевого строительства. Мы, безусловно, стараемся этим людям помочь.

Я приведу некоторые итоги работы нашей группы за этот год. С начала года в рабочую группу поступило 3567 обращений из 51 региона.

Д.Медведев: Как они поступают к вам?

А.Якубовский: Они поступают разными способами. Есть у нас портал, сайт, телефон. И знаете, львиная доля поступает через мои социальные сети.

Д.Медведев: Я потому Вас и спросил. Не скрою, естественно, у меня тоже очень большое количество обращений в мои социальные сети поступает по линии дольщиков. Тогда я буду к вам их отправлять.

А.Якубовский: Мы отработаем все. Вот Сергей Павлович (С.П.Романов –председатель региональной общественной организации оказания содействия гражданам Республики Саха (Якутия) в долевом участии строительства жилья «Квадрат») из Якутска может подтвердить историю, каким образом они с нами связались.

Я рабочую группу возглавил в ноябре прошлого года. Я считаю, что формат социальных сетей, максимальной открытости, доступности как раз позволяет нам принять огромное количество обращений. Они касаются не только обманутых дольщиков, хотя, конечно, сейчас я, безусловно, буду говорить о них. Из 51 региона поступили эти обращения, рассмотрено на данный момент 3124, находятся в работе 443. Юристы аппарата рабочей группы провели 65 семинаров в 25 регионах Российской Федерации, на которые пришли 2760 граждан, представляющие интересы более 60 тысяч человек. Порядка 10 человек ежедневно получают консультации либо в онлайн-режиме, либо при личных встречах. При этом, конечно, по итогам рассмотрения мы оказываем не только консультационную помощь, но также мною и членами рабочей группы направляются депутатские запросы. Таких запросов в адрес глав субъектов Российской Федерации было направлено более 300 на данный момент. Логично, что мы взаимодействуем также с правоохранительными органами. Основными нашими помощниками являются органы прокуратуры. Порядка 100 обращений было направлено в органы прокуратуры, более 50 – непосредственно в Генеральную прокуратуру на имя генерального прокурора. Мы занимаемся имониторингом реестра обманутых граждан. Благодаря этому мониторингу мы смогли внести в этот реестр более 300 объектов. И это достаточно крупные объекты, не буду их сейчас перечислять. Это даёт возможность получить людям либо компенсации, в соответствии с действующим законодательством, либо средства на достройку этих проблемных объектов. У них действительно появилась надежда, потому что, к большому сожалению, до последнего времени мы могли решать многие вопросы только за счёт того, что мы взаимодействовали с региональными властями, а федеральной поддержки как таковой не было.

Сейчас создаются в регионах фонды. Соответственно, они будут наполняться за счёт регионального и федерального бюджетов, и проблемные объекты будут достраиваться. Буквально вчера достаточно позитивный кейс был тоже разобран. Это Красноярский край, когда фактически за счёт средств фонда (большое количество объектов) людям будут выплачены средства, а не будет осуществляться достройка. Это очень важно, потому что действительно из Красноярского края в том числе было большое количество обращений.

Также мы сейчас ведём мониторинг строительной активности объектов. На данный момент нами выявлено порядка 520 потенциально проблемных объектов, информацию о которых мы направили в надзорные органы, и они, собственно, находятся в том числе на контроле.

Помимо этих сложных историй и проблем я хотел бы рассказать в том числе о позитивном опыте. Мой родной регион – Иркутская область, ЖК «Олимп». В соответствии с законодательством, которое действовало ранее, он не попадал ни в какие реестры, потому что строительные работы по этому объекту велись, но велись очень долго и медленно, и были нарушены все возможные сроки ввода в эксплуатацию. Благодаря слаженной работе и взаимодействию с прокуратурой Иркутской области мы в конечном итоге смогли заставить застройщика (честно говорю, именно заставить застройщика) в конечном итоге достроить этот объект. Также я хотел бы отметить Ульяновскую область. Там у нас новосёлами к новому году станут 232 семьи. Срок – до нового года. Будет введён объект на улице Панорамной. Тоже благодаря работе членов нашей рабочей группы.

Также мы в этом году внедрили новые формы работы. С Ассоциацией юристов России мы провели три дня оказания юридической помощи в 46 субъектах Российской Федерации. Мы фактически приняли членов инициативных групп граждан, которые объединяют около 60 тысяч человек. Это системная работа, которая позволяет нам в режиме постоянной работы консультировать людей и направлять их в нужном направлении, потому что, к сожалению, часто они просто не знают, что им делать. Мы это делаем на базе наших общественных приёмных, безусловно, эта работа даёт достаточно большой результат и эффект.

На примере Ярославской области я бы хотел рассказать о нововведении, которое мы сделали. Мы заключили с правительством Ярославской области соглашение, благодаря которому теперь наши обращения рассматриваются не в течение 30 дней, которые установлены законодательством, а в течение 10. Это значительно облегчает нашу работу, люди оперативнее получают информацию о тех или иных проблемных объектах и вопросах, которые есть в этом регионе. Мы продолжаем транслировать это и на другие субъекты Российской Федерации.

Также мы занимаемся и более сложными вопросами. Есть один объект, Федеральная налоговая служба его ликвидировала в 2017 году. Объект был проблемный: с 2007 года шла стройка, в 2009-м она остановилась. Но формально на застройщике числился земельный участок. Отказавшись от данного застройщика, правительство региона зашло в тупик, когда под существующим объектом не было земельного участка. Сейчас мы оказываем не только консультационную помощь этим гражданам, но и юридическое сопровождение. К сожалению, мы подключились только на стадии кассации. Но наши юристы уже подали кассационную жалобу и поедут от лица дольщиков в Кемеровский кассационный суд, чтобы отстаивать их интересы. Надеюсь, что наша правовая позиция позволит ликвидированную организацию вернуть к деятельности, а дальше через стадию банкротства этот земельный участок вернуть дольщикам.

Изменения в законодательство, о которых я уже говорил, позволяют нам в принципе решить вопрос как с непоявлением новых обманутых дольщиков, так и достроить проблемные объекты. Это стало возможно только благодаря работе и анализу правоприменительной практики, которую вела партия «Единая Россия» на протяжении всего времени.

Ещё, Дмитрий Анатольевич, я хотел бы Вас поблагодарить. На прошлой неделе Вы подписали распоряжение, благодаря которому перераспределили средства внутри программы по выплатам пособий для родителей, у которых трое детей и более, потому что для Иркутской области, моей родной области, это большая проблема. В течение нескольких месяцев, к большому сожалению, родители этих детей не получали пособия. И я тоже подключился к решению этой проблемы, но благодаря Вашему решению дополнительные 125 млн рублей перечислены, в том числе в Иркутскую область, и родители их с нетерпением ждут. Вот как раз в социальных сетях сегодня уже порядка 50–70 обращений было мне написано, и в том числе о том, что они услышали об этой новости.

Д.Медведев: По поводу дольщиков, конечно, это очень сложная тема. Большое количество людей ждут, что их права будут так или иначе восстановлены, что сделать весьма непросто по понятным причинам. Но хорошо, что Вы этим занимаетесь, ряд других структур этим занимается, помогает в этой работе. Законодательство изменилось. Мне кажется, ещё нужно сейчас, во всяком случае по линии партии «Единая Россия», акцентировать внимание на том, чтобы таких случаев больше вообще не возникало.

Мне неоднократно приходилось об этом говорить: институт такого долевого строительства носит уникальный характер и существует только в нашей стране в таком виде. Это плохо. По большому счёту, он возник просто из-за того, что сами строительные организации не имели необходимых ресурсов, для того чтобы строить. Это связано с общим состоянием экономики, с кредитной ставкой и массой других причин. Но по-хорошему – и в этом смысл изменений в законодательстве – нам нужно отказываться от долевого строительства на будущее, чтобы вообще ничего таким образом не строилось. Это будет лучшая гарантия того, что подобные случаи не будут появляться.

Есть мировая практика по поводу того, каким образом приобретается жильё, это очевидные абсолютно подходы – договоры кредитования, то есть ипотечные договоры. На них, конечно, основной упор и надо в будущем делать. Но сейчас нужно очень внимательно следить за тем, чтобы те, кто продолжает работать по этой схеме, вне зависимости от того, как он работает, по схеме эскроу-счетов или иначе, всё-таки чтобы не множить отряд людей, которые попадают в такую ситуацию. Это большая, серьёзная задача, я, естественно, ориентирую на это и своих коллег по Правительству, но просил бы и вас тоже в регионах этим заниматься.

М.Старшинов: Дмитрий Анатольевич, мы довольно много (мы – это партия) работаем с общественными организациями. Представитель одной из них, Александр Семёнович Брод, «Юристы за права и достойную жизнь человека», находится здесь. И я хочу предоставить ему слово.

А.Брод (председатель общероссийской общественной организации «Юристы за права и достойную жизнь человека»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Дмитрий Анатольевич, в 2008 году на Гражданском форуме Вы высказали важные слова о необходимости реальной черновой работы с людьми по защите их прав, отстаиванию гражданских свобод. Говорили много о поддержке НКО, о развитии благополучия, социальной ответственности граждан.

То предложение, которое было высказано относительно создания специального социального правозащитного центра в рамках партии, я считаю чрезвычайно важным. И, думаю, профессиональные юристы, адвокаты, правозащитники, которые в том числе входят в нашу общероссийскую организацию, готовы участвовать в этой работе, поскольку запрос на законность, справедливость, критика региональных чиновников, муниципальных чиновников имеют место.

Мы получаем большое количество обращений. Так же, как и в приёмной партии, они касаются прежде всего социальных прав человека, вопросов ЖКХ, здравоохранения. Есть за последнее время обращения от граждан, которые пострадали при чрезвычайных ситуациях, в частности из Иркутской области. Я знаю, что представители партии занимались темой компенсаций пострадавшим от паводка жителям региона, обращались в прокуратуру. Мы также подключали своих юристов. Я думаю, это взаимодействие и в этом регионе, и в других, пострадавших от паводков, должно быть продолжено.

Одно из обращений – по теме защиты прав предпринимателей-сельхозпроизводителей. Я бы очень просил Вас взять данное обращение, о котором я скажу чуть ниже, под контроль и подключить юристов партии.

Оно касается Оренбургской области. Обращение от руководителей свиноводческого селекционно-генетического комплекса «Вишневский», которое в течение последних двух лет подвергается уголовному преследованию. Это уникальное предприятие. Таких всего восемь в России. Там 500 рабочих мест. В частности, за 2016 год отчисления налоговые в бюджет от этого предприятия превысили 100 млн рублей.

Предприятие, как и подобные ему, субсидируется Правительством России. Была выделена субсидия, которая позволяет предприятию развиваться дальше. Предприятие успешное, но тем не менее возникли претензии к использованию этой субсидии со стороны Следственного комитета, хотя все возможные проверки Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, Ростехнадзора и других никаких злоупотреблений не выявили. Наоборот, руководство предприятия пишет о том, что привлекало дополнительные средства. Поэтому готов передать Вам пакет документов. Большая просьба подключить к этому юристов партии.

Хотелось бы также высказать несколько предложений по развитию правозащитного направления в рамках партии. Чрезвычайно важно выявлять гражданских активистов, подключать их к этой правозащитной деятельности.

Вы всегда говорите о поддержке НКО. За последнее время сделано немало. Есть президентский фонд поддержки НКО. Но считаю, что это направление нужно развивать, создавать и дополнительные частные фонды, как это принято в других странах. И существует оценка деятельности руководителей субъектов. Было бы, я считаю, чрезвычайно важным включить ещё и такие параметры по поддержке губернаторами НКО, гражданских инициатив, средств массовой информации. Вы, в частности, совершенно справедливо в статье в «Известиях» пишете о поддержке журналистских расследований. Я считаю, что надо защищать таких журналистов, которые занимаются расследованиями, борются с коррупцией, выступают с острыми темами.

Ну, и наконец, об общественных площадках. Я думаю, такой разговор, встречи с правозащитниками, экспертами нужно продолжить. И такие встречи сделать тематическими, посвящёнными разным вопросам – и ЖКХ, и здравоохранения, и социальной защиты, вопросам образования, культуры. Очень волнует тема агрессии, в том числе и в среде молодёжи. Мы видим это и по интернету, и по таким печальным событиям, которые произошли в Керчи, в Благовещенске. Когда молодые люди берут в руки оружие, это не может не волновать. И сила именно просвещения, образования, повышения качества этого образования, помощь психологов в преодолении каких-то проблемных моментов, в разрешении конфликтных ситуаций – это чрезвычайно важно.

Некоторое время назад в рамках партии был важный проект о «Стратегии-2020», он включал в том числе и выезды федеральных экспертов в регионы. Я участвовал в этом проекте, мы встречались с региональными общественниками, деятелями культуры, представителями гражданского общества и выявляли проблемы, которые волнуют институты гражданского общества. В чём-то консультировали, вместе решали эти вопросы. Я считаю, что такое взаимодействие должно быть продолжено и развито на новом этапе.

Д.Медведев: Александр Семёнович, я, во-первых, готов документы посмотреть, раз Вы об этом говорите. Что касается работы, которую Вы и другие коллеги ведёте, то я согласен: эти встречи должны быть более частыми и по возможности регулярными, с участием различных руководителей, партийных и государственных служащих. Причём на этих встречах всегда поднимаются две категории вопросов. Это естественно абсолютно. Одна категория – это защита конкретных людей, у которых та или иная жизненная ситуация сложилась и чьи права нарушены. А вторая категория вопросов связана с типичными ситуациями, на которые необходимо реагировать при помощи изменений в законодательстве или изменений в практике применения судами своих полномочий. На это и нужно нацелить деятельность нашего правозащитного центра. Там должна быть помощь по отдельным ситуациям, это естественно, без этого не обойтись. С другой стороны, надо анализировать практику, которая складывается в самых разных областях жизни, и стараться решать эти вопросы уже на системном уровне.

Е.Стриженова (актриса театра и кино, телеведущая): Хочу начать с опроса. ВЦИОМ провёл опрос про страхи россиян. Самым большим страхом является социальная несправедливость – 68%. И мы понимаем, что это очень важно. Мы сегодня живём в такое время, когда многое из того, что происходит, попадает в топ новостей, мы на это реагируем, и люди за этим очень пристально следят, буквально включаются в эту борьбу, я бы так сказала. И настолько важно, когда что-то решается в пользу человека. Тогда каждый из нас понимает, что если здесь разобрались и получилось, значит, с тобой может быть то же самое, значит, есть кому тебя защитить. Поэтому правовая поддержка очень нужна – об этом сегодня уже говорили.  

Но вот о чём не говорили, и мне кажется, это очень важно: необходимо разъяснять логику принятия решений. Ведь делается многое, но людям ничего не объясняют, и тут же находятся другие силы, которые объясняют всё это со знаком минус. У человека ощущение, что он где-то отдельно, что государство в космосе, а на земле, рядом, никого нет. Но ведь в центре находится человек, мы все говорим, что мы это делаем для людей. Так человеку это всё нужно объяснить, нужно работать таким образом на опережение. Мне кажется, этим надо заниматься.

Д.Медведев: Абсолютно с Вами согласен. Вопрос только в одном – что сейчас объяснить стало труднее, чем было, например, 20 лет назад. Знаете, почему? Вы сами как представитель средств массовой информации отчётливо понимаете: каналов информации стало очень много. Вы говорите: «Не объясняют». Ну конечно, объясняют, но раньше это объяснение официальное, вот оно дано, например, телевизором или газетой. Люди посмотрели, сказали: «Ну да, вроде что-то полезное придумали». Сейчас же по-другому это выглядит. Конечно, вы объяснили, сказали, что это полезно и важно. Но человек открыл гаджет, посмотрел 20 позиций о том, насколько это-де вредное, плохое решение, принятое кучкой каких-то злобных чиновников, которое лишь унижает и оскорбляет человека. Я не к тому, что не нужно объяснять – конечно, нужно, но просто нужно стараться доводить эту информацию очень разными способами. Знаете, как меня когда-то учили в университетские годы, как всё это на лекции должно быть: человек сидит и слушает. Ему неинтересно, но надо, чтобы он это запомнил. Надо сказать одну и ту же мысль пять раз, но разными способами, в разных выражениях. Я к тому, что мы все должны этим заниматься.

Е.Стриженова: Мы этим занимаемся, но дальше вопрос веры. Кому человек больше верит, ту точку зрения он и возьмёт, правильно?

Д.Медведев: Это абсолютно точно, но это зависит уже от конкретного человека. Мы должны пробиваться с позиции, которая должна максимально точно информировать людей. Проще всего усваиваются немного другие мысли. Что основано на критике, всегда доходит быстрее. Так устроен человеческий мозг, это больше цепляет. Я абсолютно с Вами согласен. Надо с такой истинной информацией пробиваться к человеку.

Е.Стриженова: Первыми давать эту информацию, а не потом оправдываться.

Д.Медведев: С этим сложно. Раньше где была информация? Телевизор включил – вот первая информация. Сейчас нет. Первая информация и не из государственного источника, и даже не от пресс-секретаря, не из телевизора, а из интернета. Какая она будет – это вопрос, который от очень многих факторов зависит. Но Вы правы, в целом надо этим заниматься.

Я хочу отметить, что мы встретились даже не ради того, чтобы обсуждать отдельные ситуации, хотя это всегда очень важно и полезно и для меня как Председателя Правительства, и, надеюсь, для каких-то конкретных ситуаций. Мы договорились запустить эту работу на съезде «Единой России».

Давайте вот ещё о чём договоримся. Центр будет создан, пусть он поработает месяца три-четыре, а потом мы встретимся в более широком составе и обсудим, какие реально проблемы появились, какие сложности.

Хочу обратиться к коллегам по партии, чтобы все понимали, что эта работа по защите прав граждан – наша общая задача.

Чтобы не получалось так, как очень часто у нас получается: люди стараются пробиться со своей позицией сразу наверх, поскольку на региональном, муниципальном уровне не получают никакого отклика или, наоборот, просто в сторону их отправляют и никак на это не реагируют. Если мы такую работу выстроим, то мне кажется, это будет исключительно полезно для дела защиты прав граждан. Понятно, что можно и сверху какими-то процессами рулить, что называется, но это неэффективно.

Вот смотрите, резонансный случай. Я был в Алтайском крае, там женщина подошла, у которой горячей воды нет и отопление не работает нормально. Понятно, что я нажал кнопку какую-то и всё это заиграло, заработало – и деньги нашлись, и решения нашлись. Так можно, но я же не могу дотянуться до всех, и Президент не может, и министр не может, поэтому это работа, которая должна вестись на всех уровнях. Причём она в значительной степени зависит от энергии и настойчивости наших товарищей по партии. Финансовые ресурсы они не смогут создать одномоментно и найти какое-то решение задачи, но если они настойчивы будут, они могут достучаться до руководства региона. Если региональных средств не хватает, в этом случае уже задача регионального руководства – достучаться до федерального уровня так, чтобы найти какие-то финансовые ресурсы. Но это должна быть постоянная энергичная работа. Только тогда можно организовать такого рода защиту, если мы хотим, чтобы здесь были результаты. Это в порядке реакции на вопросы, которые звучали.

В.Слепак (сопредседательСоюза потребителей России): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги, я представляю Союз потребителей России.

10 лет назад в этом зале я внёс на заседании городской организации «Единой России» программу «Житель – потребитель – избиратель». Я собрал высказывания 70 ведущих мировых политиков и везде прочитал одно и то же: сегодня избиратель голосует за защиту (как эффективно она организована) прав человека и за качество жизни.

У меня есть определённый опыт: указом Президента я два созыва был членом Общественной палаты и возглавлял комиссию по социальной политике. За последний созыв получил 23,5 тыс. обращений.

Дмитрий Анатольевич, эти обращения прошли через губернаторов, сенаторов, депутатов, чиновников всех мастей и вдруг падают (Маргарита (Симоньян) говорила, она работает сегодня с этими людьми без сердца, по-другому их не назовёшь) к общественнику, который не получает зарплату, который сегодня в стеснённых условиях, у которого нет аппарата и так далее.

Сегодня во всех странах мира, кроме нас, к сожалению, защита прав потребителей выделена в отдельные приоритетные задачи. Они не только сегодня считаются государственным заказом, но имеют льготное налогообложение.

Мы тут несколько раз говорили слово «СССР». Так в СССР в муниципалитетах, в органах власти на местах одной из главных задач была защита прав потребителей. Сегодня потребитель раздражён до 100%. Мы фиксируем недовольство в 97–100% случаев. Мы сегодня фиксируем отсутствие потребительского правосудия. Надо обязательно что-то менять в этой ситуации, потому что она ведёт к недовольству. Мы сегодня не видим политического недовольства – мы видим недовольство ЖКХ, недовольство здравоохранением и другими сферами нашей жизни. И тут надо наводить порядок.

Вы говорили о некоторых частных вопросах, но есть вопросы, которые могут остановить сегодня в нашем обществе произвол и те негативные тенденции, которые очевидны.

Начну с закона (наверное, главного закона, потому что главная задача власти всегда была – накормить) о торговой деятельности. Там нет социального фактора! Во многих странах есть социальный ассортимент либо есть так называемые food stamps (продовольственные карты), которые работают системно и создают ситуацию не только для неимущих людей (мы повторяем цифру: 23 миллиона), но и создают ситуацию, правильную для предпринимателя.

Сегодня можно купить на эти как бы дотации только товары отечественного производства. Я бы очень хотел, чтобы Ваше поручение от 2014 года об объединении функций Росздравнадзора, Роспотребнадзора и Россельхознадзора всё-таки воплотилось и стало прообразом… Может быть, не стоит говорить здесь модные слова – FDA. Но ясно, что это должно работать как одна сбалансированная система, которая гарантирует качество и безопасность продуктов и услуг потребителю.

Цены. Вы давали неоднократные поручения по ценам. Я был на заседании Столыпинского клуба буквально неделю назад. Великие экономисты говорят о макроэкономических факторах, и никто не говорит о потребительском спросе. Прокуратура же зафиксировала: 300, 500, 700% в торговых сетях наценки. Ничего не изменилось, несмотря на то, что мы декларировали какую-то договорённость.

В 2008 году я был первым замминистра торговли в Москве. Не знаю, Вы помните это или нет, но Вы в программе хвалили…

Д.Медведев: О том, что Вы были замминистра торговли, к сожалению, нет.

В.Слепак: Я пригласил на ярмарки выходного дня товаропроводящие сети, которые может курировать партия. Там сегодня цены выше, чем в магазинах.

Д.Медведев: Я услышал то, что Вы сказали, Владимир Анатольевич.

Я вынужден не согласиться с одним (с большинством позиций согласен, этому внимания не уделяется должного): с оценкой защиты прав потребителей в советский период. Я не знаю, помните ли Вы его. У нас даже законодательства о защите прав потребителей не было. Я, помню, пытался обменять фотоаппарат, купленный в розничной сети торговли. Были правила такие – я как юрист это неплохо знал. Мне потребовалось титанические усилия предпринять, чтобы просто бракованный фотоаппарат взяли обратно, потому что правила были такие: сразу же ничего не меняли, нужно было провести два обычных ремонта или один сложный. И только в этом случае государство говорило: ладно, мы это заберём.

Поэтому, если говорить о законодательстве в сфере защиты прав потребителей, за последние 25 лет мы проделали колоссальную работу, в том числе при Вашем участии, наверное. Другое дело, что практика применения этого законодательства очень разная. И мы как люди, которые заинтересованы в эффективной правозащите, должны этой практикой заниматься, готовить предложения по совершенствованию существующей практики в сфере защиты прав потребителей и, наверное, по упорядочиванию деятельности органов, которые следят за этим. Не уверен, что нам нужно соединять все надзоры в одно, как Вы сказали. Это не всегда ведёт к позитивному результату. Но такая идея тоже существует.

Всё, что я услышал, свидетельствует вот о чём. Тема, которую мы только копнули на партийном уровне, безгранична. Я просил бы всех, кто здесь собрался, с учётом того, что вы потратили время, пришли и свою позицию доносите, по возможности уделять этому внимание и дальше. Мы создадим партийную структуру на эту тему. Я, кстати, абсолютно согласен с тезисом, о котором Михаил Евгеньевич (Старшинов) вначале сказал: защита прав потребителей – это не оппозиционная деятельность. Она, кстати, и в мире так не выстроена. Да, бывает, что и в других странах защита политических прав сопряжена с политической деятельностью. Но абсолютное большинство прав, которые нарушены, – это экономические, социальные права, и в нашей стране, и за границей. И это то, чем занимаются различные структуры – и общественные, и государственные. Наша задача – встроить в эту систему партию «Единая Россия», которая и так отвечает за общее состояние дел в стране.

Я вас сердечно благодарю, что вы откликнулись на эту идею, и надеюсь увидеть всех, кто хочет, на съезде.