Председатель Правительства России - Председатель партии "Единая Россия" Д.А.Медведев

11 июля 2016 года

Встреча со сторонниками и членами партии «Единая Россия» в Екатеринбурге

Встреча со сторонниками и членами партии «Единая Россия» в Екатеринбурге
Екатеринбург

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги, товарищи по партии, все, кто симпатизирует партии «Единая Россия».

Хочу проинформировать вас о том, что сегодня «Единая Россия» сдала документы в Центральную избирательную комиссию для регистрации, для участия в выборах в Государственную Думу. Так что сейчас для нашей партии после соответствующего решения начнётся период активной работы с избирателями, обсуждение самых важных вопросов и, соответственно, начнётся период самой интенсивной деятельности – избирательной кампании. У вас она также совпадает с местными выборами, что не упрощает задачи, потому как всегда есть федеральная составляющая, есть региональная, которая для многих людей не менее важна, чем федеральная. Но может быть, это и хорошо, удастся решить все задачи одновременно.

Давайте поговорим о тех вопросах, идеях, которые существуют у вас. Несмотря на то что на съезде партии мы приняли новую редакцию программы, с которой мы идём на выборы, работа по обобщению предложений наших однопартийцев и всех сторонников партии носит постоянный характер и никак не связана с избирательной кампанией. Если что-то интересное придумали, скажите.

В.Брозовский: Предприниматель, производство строительных материалов. С 2004 года я член партии. Дмитрий Анатольевич, мы все помним приоритетные национальные проекты, куратором которых Вы были. Они дали очень большой толчок экономике. На прошлом съезде партии, в конце июня, Вы анонсировали создание новых стратегических проектов для страны. Хотелось бы понять, в каких сферах будет стратегическое развитие?

Д.Медведев: Я действительно об этом на съезде говорил, и Президент говорил, когда выступал, о необходимости проектной работы. Приятно, что вы и некоторые другие мои коллеги позитивно оцениваете тот опыт, который мы накопили за последние годы. Я имею в виду опыт работы в рамках приоритетных проектов, которые начались в 2005 – 2006 годах. Возникла идея вернуться к проектному методу управления, имея в виду, что у нас сейчас нет денег на то, чтобы все приоритеты финансировать в одинаковой степени. Мы обязаны сконцентрировать финансирование на том, что считаем критически важным в настоящий момент.

Прежние национальные проекты были направлены на то, чтобы поддержать самые важные сферы нашей жизни: образование, здравоохранение, людей на селе, развитие аграрного бизнеса, жильё. Потом мы ещё туда добавили газификацию населённых пунктов – это был такой корпоративный проект. Тогда работа не велась по всем вопросам, например, здравоохранения – это просто невозможно. Но мы выбрали наиболее сложные, болевые точки в тот период. Например, тогда была очень слабая укомплектованность врачами общей практики и терапевтами в наших учреждениях здравоохранения. В результате принятых решений – повышения зарплаты, организации обучения – количество терапевтов увеличилось. Сейчас другая проблема – терапевтов достаточно, не хватает уже узких специалистов. Почему я об этом говорю? Потому что каждый период связан с какими-то новыми вызовами, новыми проблемами, и просто размазывать тонким слоем финансирование никакого смысла не имеет. А вот сконцентрировать работу и выделить под это необходимое финансирование мы можем, даже в условиях очень сложного бюджета, даже в условиях финансовых сложностей. Именно поэтому мы решили вернуться к проектному методу управления. Он хорошо себя зарекомендовал. Кстати, и представители бизнеса, здесь много представителей бизнеса, отлично знают, что просто работать на какой-то общий результат бывает очень тяжело. А вот если у тебя есть проект, есть цель и финансирование под эту цель, тогда можно добиться неплохих бизнес-результатов. Это в известной степени распространение опыта, который формируется в экономической жизни, на жизнь страны в целом. Это я объяснил, почему мы решили вернуться к идее проектного управления по стратегическим направлениям.

Что это могут быть за направления? Мы хотим совместить два подхода. Первый – это те направления, которые волнуют всё население нашей страны вне зависимости от политических предпочтений и каких-то взглядов. Это образование и здравоохранение, но, естественно, на новом этапе, потому что часть проблем осталась, часть проблем в настоящий момент снята. Если говорить о здравоохранении, мы всё-таки за последние годы довольно неплохо оснастили поликлиники и вообще систему оказания медицинской помощи современными средствами техники. Тогда, 11 лет назад, ничего практически не было нового. Значит, нужны другие приоритеты. Это же касается образования. Но не только.

А вот вторая часть проектных вопросов будет связана с проектами в области экономической и социальной инфраструктуры. То есть это межотраслевые проекты. Что здесь может быть упомянуто? Это малый и средний бизнес, экспортное финансирование, поддержка жилищного строительства, вообще решение жилищной проблемы в целом, но уже тоже на новом этапе, потому что когда мы начинали, слова-то «ипотека» ещё не знали, а сейчас ипотека превратилась в основной инструмент решения жилищной проблемы. Поэтому это ипотечный арендный рынок.

Таких приоритетов у нас будет где-то до десятка. Ещё раз подчёркиваю: возьмёмся и за ключевые отрасли, которые людей волнуют, образование и здравоохранение, и вопросы, которые касаются инфраструктурных экономических дел. Есть, наконец, и вопросы, которые требуют более внимательного отношения государства, концентрации усилий вместе с бизнесом. Например, в Свердловской области тоже тема вполне понятная, это моногорода. Моногорода у нас тоже попадут, скорее всего, в число этих проектов. Послезавтра состоится первое заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам под руководством Президента страны Владимира Владимировича Путина. Я тоже там со своими предложениями выступлю. А буквально через пару недель я соберу президиум, для того чтобы уже начать конкретную работу. Так мы собираемся действовать.

В.Брозовский: Всем социальным слоям нужно жильё. Я как практикующий строитель хотел бы с предложением выступить. Есть программа «Жильё для российской семьи». 35 тыс. рублей – квадратный метр с отделкой. Есть даже желающие сегодня у меня в городе это делать. 4 тыс. рублей государство пообещало за инфраструктуру. У меня себестоимость 37 с половиной (40 – будет с отделкой). Я готов даже себе в убыток сегодня работать, потому что компания должна выживать. Предлагаю сделать упрощённый механизм компенсации застройщику.

Д.Медведев: Хорошо, тогда готовьте предложение, как это можно было бы сделать.

В.Дунин: Председатель Союза овощеводов Свердловской области. Как вы знаете, Свердловская область – зона рискованного земледелия. Мы стараемся кормить свою область своей продукцией, обеспечиваем полностью картофелем, овоща ми открытого грунта и даже отправляем в Москву.

Проблема в том, что мы сегодня полностью завозим семенной картофель из-за рубежа. Завозим 100% семян овощей тоже из-за рубежа. На мой взгляд, созрело предложение построить в стране пять или шесть семеноводческих центров, чтобы обеспечить производителей картофеля семенами. Это Дальний Восток, Сибирь, Урал и так далее – по регионам. Мы в Свердловской области этот проект начали уже делать, но хотелось бы, чтобы это стало одним из приоритетных проектов «Единой России» и финансирование было так организовано, чтобы в этот бизнес стояла очередь.

Д.Медведев: Когда я начал заниматься аграрными проектами, для меня было удивительным самому узнать, что весь семенной посадочный материал, для того чтобы картошку сажать, иностранный.

Это для нас печальный итог. К сожалению, селекция, семеноводство, все генетические решения за последние десятилетия пришли в очень тяжёлое состояние. Именно поэтому в государственной программе по развитию сельского хозяйства (в новой версии, которую мы утвердили в прошлом году) селекционная деятельность относится к числу приоритетов. Именно под это специально выделяются деньги. Хочу вам сказать, что впервые за последние 20–25 лет мы под создание новых селекционных центров стали специально резервировать бюджетные средства. В результате за последнее время у нас некоторое их количество появилось. Не так много, как нам бы хотелось, вы правы. К сожалению, это довольно сложная работа, сложный бизнес, потому что требуются инвестиции, а выход – лет через 5–7. Но с другой стороны, если мы не сможем обеспечивать себя таким селекционным материалом, современными решениями в сфере генетики, современными решениями в области семеноводства, мы просто не сможем обеспечить продовольственную безопасность.

Кажется, что это очень высоко звучит – продовольственная безопасность. Когда нам отказывают в поставке тех или иных машин или оборудования, мы говорим: «Мы сами разберёмся, не хотите на Западе нам продавать, мы у китайцев купим, ещё у кого-то купим. В конечном счёте, сами наладим импортозамещение, начнём это производить, тем более что мы это можем делать». Здесь, у вас, как нигде в другом месте, промышленный потенциал очень большой. Но мы забываем, что если, например, в какой-то момент отрезать поставку семян, то нам сажать нечего будет. Это вообще история для страны крайне опасная, поэтому мы должны обязательно не только вывести на новый уровень нашу селекционную науку, а достичь лучших мировых образцов. Я буквально несколько дней назад проводил заседание новой правительственной комиссии по сельскому хозяйству. Следующее заседание будет посвящено именно вопросам аграрной науки и селекционной деятельности. На это нужно направить очень серьёзные усилия.

Помимо картофеля, мы ведь и по целому ряду других продуктов очень зависимы от поставок иностранного семенного, племенного и посадочного материала, и если нам краник перекроют, то будем чувствовать себя очень уязвимыми. Так что можете не сомневаться: и в действующей версии государственной программы, и в новых подходах к этой программе деньги на селекционную работу запланированы, это миллиарды рублей. Будем стараться и дополнительные средства туда направлять.

А.Балыбердин: Балыбердин Алексей, Нижний Тагил, Уралвагонзавод.

Дмитрий Анатольевич, Свердловская область является ключевым промышленным регионом нашей страны. У нас сосредоточено много предприятий оборонного комплекса, поэтому для нас очень важно, чтобы существовал государственный заказ на продукцию и поддержка предприятий ВПК, так как эти предприятия практически всегда являются градообразующими. В связи с этим у меня вопрос. Какие инструменты в ближайшее время могут быть реализованы Правительством, в том числе для поддержки предприятий ВПК? Будет ли расширяться государственный заказ на продукцию? И возможны ли какие-либо изменения в приоритетных направлениях гособоронзаказа?

Д.Медведев: Я думаю, эта тема действительно волнует многих в Свердловской области, потому что у вас регион, в котором очень мощная оборонка, где сектор ВПК имеет коренное значение. Вы помните, в каком состоянии всё было ещё относительно недавно, но за последние годы мы всё-таки сделали очень значительный шаг вперёд. Это чувствует практически любое предприятие оборонно-промышленного комплекса, где есть заказы, а заказы сейчас есть на всех «живых», развивающихся производствах.

Программа по ВПК у нас появилась в 2011 году, она рассчитана на период до 2020 года. В рамках этой программы существует гособоронзаказ и задания, которые связаны с поставкой новой техники в наши Вооружённые силы. У нас есть специальные нормативы в стране, которые утверждены Президентом, по которым работает вся эта программа, по доведению образцов новой техники в Вооружённых Силах до определённого уровня. В ряде случаев это 70%, но в некоторых ситуациях это и более высокая цифра. Я сам этим начинал заниматься, утверждая соответствующую государственную программу. Тогда было очень много споров, зачем мы в оборонку направляем такие большие деньги. Я считаю, что тогда мы приняли абсолютно правильное решение. Во-первых, мы поддержали нашу промышленность, оборонный комплекс, который стал развиваться, получил заказы, люди получили работу и, соответственно, зарплату. Во-вторых, что не менее важно, последующее развитие геополитической обстановки показало, что наше государство может быть сильным, значимым, только если у него крепкие Вооружённые Силы, если оно способно решать любые задачи. А Вооружённые Силы на старых видах вооружения не могут представлять собой какой-то существенный фактор для других государств, если не происходит замены вооружения, поставки новой техники. Поэтому в этом направлении всё то, о чём мы договаривались, всё реализуется и практически по каждому направлению приняты решения. Речь идёт о работе, которая связана и со стратегическим ядерным комплексом, и с радиоэлектронным сектором, и с поставкой других видов вооружения, включая стрелковые и другие. Все эти решения исполняются.

Кроме того, мы договорились, что продолжим программу по модернизации оборонно-промышленного комплекса. Нужно не только закупать новые виды оружия, но и модернизировать саму оборонку. Для этого Правительством в этом году утверждена новая редакция программы по развитию оборонно-промышленного комплекса. Программа большая, тоже рассчитана на перспективу. В общей сложности под эту программу предполагается финансирование в районе триллиона рублей. Большие деньги. Программа будет направлена на то, чтобы переоснащать наши предприятия ОПК, чтобы туда приходило новое оборудование и чтобы та техника, которую вы делаете, была самого высокого уровня. Поэтому прямо скажу: ни одно из тех решений, которые принимались и пять лет назад, и позже, не ревизованы, от них не отказались, и Президентом, и Правительством проводится единая линия на модернизацию оборонно-промышленного комплекса и поставку новых видов вооружений в нашу армию и военно-морской флот.

<...>