Председатель Правительства России - Председатель партии "Единая Россия" Д.А.Медведев

16 мая 2014

Приём граждан в общественной приёмной председателя партии «Единая Россия» в Санкт-Петербурге

Приём граждан в общественной приёмной председателя партии «Единая Россия» в Санкт-Петербурге

Стенограмма:

Д.Медведев: Пожалуйста, Валерий Николаевич.

В.Асикритов: Я директор детского дома для особых детей, которые нуждаются в нашей помощи, это дети – инвалиды по умственной отсталости. 40 лет в этом году исполняется нашему детскому дому, и 40 лет я работаю в этом детском доме.

Д.Медведев: Практически с начала.

В.Асикритов: Да. Проблема заключается в том, что по решению города было принято решение создать пилотный проект по новой модели нашего учреждения, с тем чтобы выпускники детского дома по достижении 18 лет не уходили в психоневрологические интернаты для взрослых, которые для такой категории, как наши дети – инвалиды детства, не предназначены, а оставались у нас. Был построен реабилитационный центр, который отвечает самым современным требованиям.

Д.Медведев: Кто строил центр, Валерий Николаевич?

В.Асикритов: Город.

Д.Медведев: Я хочу понять просто. То есть город занимался?

В.Асикритов: Да, город занимался. Около 700 млн обошёлся этот центр городу, но там вся инфраструктура, созданы идеальные условия для проживания детей, для их реабилитации.

Д.Медведев: А они живут до какого возраста у вас там?

В.Асикритов: Сейчас они у нас живут до 40 лет.

Д.Медведев: До 40, да?

В.Асикритов: Да. Дело в том, что в принципе эта категория… Когда говорят «инвалиды» или даже «инвалиды детства» – очень диапазон большой. Наша категория связана с тем, что даже по достижении 18 лет… Специалисты говорят: это вечные дети. На самом деле это так. То есть из всех наших детей за эти 40 лет где-то около 10% выходят в самостоятельную жизнь. И мы даже за последние шесть лет выпустили 24 наших воспитанника – девушки и юноши. Город без проблем нам предоставляет для них жильё в новых домах. Они все живут, работают. Они занимают такую нишу…

Д.Медведев: Работают. А чем они занимаются?

В.Асикритов: Вот как раз я хочу сказать. У нас инфраструктура для профессиональной подготовки очень хорошая, у нас четыре столярных цеха, где они получают профессии, четыре швейных цеха, предприятия по металлообработке, сувенирные мастерские и много-много других профессий. Затем наши ребята, находясь в детском доме, учатся в лицее для инвалидов в городе, самостоятельно выезжают туда, получают профессию, начальное профессиональное образование. Знаете, даже в последний кризис ни одного не уволили. Они как работали, так и работают, получают пенсии, льготы по жилью и живут достаточно успешно и хорошо.

Д.Медведев: На работу куда принимают в основном?

В.Асикритов: В основном на мебельные производства, сборку мебели, на фабрики мебельные. Работают дворниками, грузчиками, подсобными рабочими…

Д.Медведев: Я почему спрашиваю? У меня такое ощущение, что у нас ещё не разработаны стандарты, только сейчас они готовятся для такой категории наших граждан.

В.Асикритов: Да.

Д.Медведев: Нужно обязательно это сделать, чтобы и работодатели понимали, можно ли кого-то нанимать или по каким-то причинам нельзя. Это может расширить границы использования их труда, их возможности для того, чтобы жить, какие-то деньги зарабатывать.

В.Асикритов: Абсолютно точно.

Д.Медведев: Надо будет обязательно за этим проследить. Я поручение дам посмотреть, как это быстрее сделать. Что ещё нужно для того, чтобы улучшить..?

В.Асикритов: Спасибо. Я хотел бы сказать, что мы в принципе профориентационной подготовкой занимаемся очень профессионально. Мы единственное учреждение в России, которое по немецкой методике Hamet-2... Это практически алгоритмического типа безошибочная компьютерная методика именно для нашей категории детей, мы её распространяем по регионам России… Результаты просто замечательные, отзывы о работе наших ребят самые хорошие.

Д.Медведев: То есть методика работает?

В.Асикритов: Да.

Д.Медведев: Надо признаться, что наши соседи, особенно в Европе, в этом смысле гораздо больше нас преуспели.

В.Асикритов: Безусловно.

Д.Медведев: Уровень социализации таких граждан существенно выше. И понимание, если говорить честно, уровень сострадания выше.

В.Асикритов: Абсолютно точно.

Д.Медведев: А у нас просто некоторое время назад боялись...

В.Асикритов: Да. У нас опыт сотрудничества есть, мы 25 лет сотрудничаем с учреждением под Штутгартом Diakonie Stetten. Это одно из лучших учреждений Европы.

Д.Медведев: Как раз пример того, как нужно работать.

В.Асикритов: Мы не изобретали велосипед, мы много полезных вещей взяли у них. Поэтому наше учреждение признано лучшим в России, и не только в России, даже зарубежные коллеги отмечают наши высокие результаты.

Д.Медведев: Это здорово. Тогда, Валерий Николаевич, как помочь, скажите.

В.Асикритов: Что нам надо? Город нас поддерживает. И Георгий Сергеевич (Г.Полтавченко), и руководство комитета, и законодательное собрание – все готовы нас поддержать. Но необходим на федеральном уровне закон, который позволял бы детям и выпускникам нашего учреждения… Людей вводят в заблуждение. Как это так: и дети, и взрослые, какие-то мужики, извините за выражение, и женщины вместе живут? Но это же наши выпускники, они остаются такими же детьми, они помогают, они улучшают инфраструктуру…

Д.Медведев: То есть совмещённый статус самого интерната, чтобы он – правильно я понимаю? – допускал совместное проживание и совместное обучение как детей, так и впоследствии взрослых?

В.Асикритов: Да. Наших выпускников.

Д.Медведев: Но, видимо, в разных помещениях, понятно, и так далее.

В.Асикритов: Да. У нас отдельный корпус с переходами. Всё изумительно продумано и качественно сделано.

Д.Медведев: Давайте я тогда дам поручение просто продумать юридическую основу.

В.Асикритов: Дмитрий Анатольевич, очень Вас просим. Знаете, в чём дело? Дело в том, что в январе по поручению Георгия Сергеевича (Полтавченко) комитет подготовил письмо и отправил в министерство, с тем чтобы нам в этом отношении помогли. Но почему-то министерство нам не ответило.

Д.Медведев: Бывает у нас. Есть сейчас на эту тему какое-то обращение?

В.Асикритов: Есть. Вот это письмо комитета, которое было отправлено.

Д.Медведев: Давайте мы в один файл возьмём это всё. А это обращение Георгия Сергеевича? 

В.Асикритов: Да, совершенно верно.  

У нас 100 таких взрослых ребят и 200 детей до 18 лет.

Д.Медведев: Это у нас Минобразования и Минтруд? Или куда вы обращались?

В.Асикритов: В Министерство труда и социальной защиты.

Д.Медведев: Минтруд.

В.Асикритов: Да. Все очень переживают и ждут положительного решения, потому что это дело всей моей жизни. Потому что то, что сделано на сегодняшний день, у всех вызывает восхищение. К нам до 100 делегаций в год приезжает, и отзывы самые-самые.

Д.Медведев: Слава богу.

В.Асикритов: Спасибо за понимание, поддержку.

Д.Медведев: Я написал министру, чтобы они подготовили предложения по совмещённому типу учреждения для инвалидов с интеллектуальными нарушениями.

В.Асикритов: Огромное спасибо Вам.

Д.Медведев: Если ещё потребуются изменения не только в подзаконных актах, но и в законодательстве, я бы тогда тоже попросил наших коллег, Сергей Иванович (обращаясь к С.Неверову), подключиться по линии Государственной Думы, посмотреть, если это требует внесения изменений в законодательство. Нужно оценить все нюансы. Мы тогда таким образом поступим. Вам спасибо за то, что вы этим занимаетесь. Я прекрасно понимаю: это деятельность, которая не может осуществляться по формальным соображениям, значит, это призвание. Спасибо вам за работу.

В.Асикритов: Это даже не работа, а образ жизни...

Д.Медведев: Безусловно.

В.Асикритов: …совместно с ребятами. Знаете, у нас дом открыт для всех. Будет возможность, мы будем рады Вас видеть.

Д.Медведев: Спасибо большое за приглашение, я постараюсь быть.

Здравствуйте.

А.Матвеева: Здравствуйте. Я Матвеева Александра, студентка колледжа туризма Санкт-Петербурга.

Д.Медведев:  Какой у вас курс, Александра?

А.Матвеева: Второй курс. Суть вопроса в том, что в нашем колледже более 2,5 тыс. студентов, 6 корпусов учебных…

Д.Медведев: Вы что в этот колледж-то пошли? Кем хотите быть?

А.Матвеева: Я хочу быть организатором обслуживания туристских и гостиничных центров.

Д.Медведев: Понятно. А где находится этот колледж?

А.Матвеева: У нас пять территориальных… Это на Обводном канале, на Луначарского, на Наличной, на Карповке и на Энгельса.

Д.Медведев: А вы в каком учитесь?

А.Матвеева: Я учусь на Обводном.

Д.Медведев: И что, хорошо там учат, нет?

А.Матвеева: Да, замечательно учат. У нас много экскурсий, мастер-классов, прекрасное оборудование, и всё очень здорово.

Д.Медведев: Туристическая сфера, конечно, очень перспективна для нашей страны, поэтому я рад, что такие молодые девушки и, наверное, молодые люди тоже учатся на специалистов в области туристического дела, гостиничного хозяйства, потому что у нас такой специальности вообще, строго говоря, раньше даже и не было. И что надо сделать хорошего?

А.Матвеева: Мы очень хотим, чтобы у нас была электронная современная библиотека, которая поможет, во-первых, всем нашим корпусам, так сказать, обучаться в едином русле, по одной и той же литературе, так как она сейчас очень быстро меняется. А во-вторых, это очень удобно для каждого студента и преподавателя.

Д.Медведев: Саша, я не понимаю. У вас что, библиотеки нет, что ли? Или в чём проблема?

А.Матвеева: Просто электронной именно.

Д.Медведев: Электронной нет. А вы хотите, чтобы все корпуса, которые вы назвали, были соединены сетью, да?

А.Матвеева: Да, чтобы была единая сеть, и каждый студент или преподаватель в любое для себя удобное время мог взять своё персональное компьютерное устройство, зайти туда и всю информацию, которая ему необходима, получить оттуда.

Д.Медведев: То есть что нужно? Нужно, во-первых создать, если я правильно понимаю, некий общий электронный каталог книг и связать их сетью.

А.Матвеева: Да, уже есть такие программы библиотеки. Например, «1С: Библиотека» – она современная довольно-таки.

Д.Медведев: Для этого нужно, чтобы у вас был какой-то центральный сервер, где будет всё это концентрироваться, – раз. А во всех, естественно, корпусах, где идёт образование, был Wi-Fi, и чтобы можно было через интернет туда зайти и скачать нужную книжку.

Я думаю, что это решаемая задача, давайте попробуем помочь в этом. Я думаю, по нашей партийной линии можно было бы каким-то образом здесь помочь, потому что какие-то другие ресурсы здесь, наверное, не очень правильно использовать. Колледж у вас хороший?

А.Матвеева: Замечательный.

Д.Медведев: Замечательный. Специалисты все трудоустраиваются?

А.Матвеева: Да. Я сама планирую после того, как я закончу колледж, начать работать и одновременно заниматься на заочном.

Д.Медведев: В Питере или нет?

А.Матвеева: В Питере.

Д.Медведев: А на заочном где, в каком университете?

А.Матвеева: Я думаю, что скорее всего это будет ИТМО. Но я сейчас ещё выбираю, так как я ещё на втором курсе, у меня есть ещё немножко времени подумать.

Д.Медведев: Понятно. Что ж, если действительно не хватает такого рода электронной библиотеки, постараемся что-то придумать хорошее, тем более что это, в общем, правильно, если, как и во многих, кстати, других учебных заведениях Петербурга, они разбросаны по всему городу… Я, например, долгое время работал в университете нашем главном, так сказать. Он же у нас и в Питере, и, по сути, в Петродворце находится, поэтому такие технологии удалённого доступа к библиотеке нужно применять. Ладно, хорошо.

А.Матвеева: Спасибо. Мы очень хотим вручить Вам визитную карточку нашего колледжа.

Д.Медведев: Сколько у вас человек-то?

А.Матвеева: Более 2,5 тыс.

Д.Медведев: Есть где в Питере работать-то, Георгий Сергеевич (обращаясь к Г.Полтавченко)?

Г.Полтавченко: Более чем, это очень востребовано.

Д.Медведев: Востребовано, потому что, во-первых, очень много просто обычных туристических услуг, но они и раньше были, а во-вторых, очень много гостиниц появилось, и не только больших, но и маленьких, частных гостиниц.

Г.Полтавченко: И ребята с удовольствием туда идут учиться.

Д.Медведев: Так там здо́рово, мне кажется.

А.Матвеева: Да.

Д.Медведев: Ладно, успехов вам, Саша, и здоровья.

А.Матвеева: Спасибо большое, до свидания!

О.Сандуленко: Добрый день!

Д.Медведев: Здравствуйте! Ольга Ивановна, что Вас привело?

О.Сандуленко: Я Сандуленко Ольга Ивановна, 1938 года рождения. Я в блокаду Ленинграда…

Д.Медведев: Вы не волнуйтесь, Ольга Ивановна.

О.Сандуленко: В блокаду я прожила с мамой и братом все 900 дней в Ленинграде, у меня вот документ есть… У меня мама не дожила одного года до 100 лет. Ещё года нет, как она умерла. Всю блокаду мы прожили здесь. Я сейчас работаю преподавателем, у меня 54 года стажа преподавательского.

Д.Медведев: А где работаете преподавателем?

О.Сандуленко: Я работаю сейчас в морском колледже.

Д.Медведев: Что Вы преподаёте?

О.Сандуленко: Я преподаватель химии и биологии.

Д.Медведев: Химия – это хорошая, интересная история. Я в школе очень любил химию и знал её. Сейчас я её не знаю, но в школе знал хорошо. И работаете уже больше 50 лет, да?

О.Сандуленко: Да, 54 года. И ещё продолжаю работать.

Д.Медведев: И отлично.

О.Сандуленко: Как-то мне и не оторваться.

Д.Медведев: Это правильно.

О.Сандуленко: Конечно, мы тяжёлые годы прожили в блокаду, всё это очень тяжело вспоминать. Вы знаете, я с какой просьбой пришла к Вам? Много блокадников получили квартиры, очень рада. Очень правильно новые квартиры получили, условия. Я не нуждаюсь в площади, но я живу в очень старом жилье.

Д.Медведев: А где, в каком районе?

О.Сандуленко: В Невском районе.

Д.Медведев: Знаю хорошо этот район. Там сложное жильё есть. Хрущёвки.

О.Сандуленко: Хрущёвки, да. Поэтому ремонта практически не было…

Д.Медведев: С момента создания.

О.Сандуленко: Да, 45 лет я там живу, с 1969 года. И, конечно, всё уже очень ветхое, в таком ветхом состоянии, что вроде латаешь-латаешь, а на самом деле…

Д.Медведев: Понятно.

О.Сандуленко: Холод. У меня мама в последние годы говорила: «Господи, как в блокаду, холодно». Топят хорошо, но всё выветривается.

Д.Медведев: Да, это правда.

О.Сандуленко: Да, и вся сантехника. Сколько раз эти прорывы были.

Д.Медведев: Сейчас уже другие технологии, рамы другие. А панельный дом или кирпичный?

О.Сандуленко: Панельный. Я просто хотела обратиться, если можно будет, помочь в ремонте квартиры.

Д.Медведев: Вы уже обратились. Мы постараемся помочь вам. На самом деле, Ольга Ивановна…

О.Сандуленко: Я уже обращалась.

Д.Медведев: Вопрос, конечно, касается большого количества людей в нашей стране.

О.Сандуленко: Да.

Д.Медведев: И в том числе жителей блокадного Ленинграда, поэтому мы о чём договоримся: во-первых, я дам общее поручение подумать в целом о том, как эту проблему для ветеранов если не одномоментно… Во всяком случае найти механизм её решения, как мы нашли механизм (хоть и приличных денег стоил) по предоставлению жилья ветеранам.

А что касается вашей просьбы, конечно, раз вы пришли, что-то придумаем обязательно, ремонт сделаем какой-то нормальный.

О.Сандуленко: Спасибо большое.

Д.Медведев: Я так понимаю, что координаты ваши есть. Есть, да?

Г.Карелова (председатель комиссии президиума Генерального совета партии «Единая Россия» по работе с обращениями граждан к Председателю партии): Есть.

Д.Медведев: Хорошо. Тогда мы постараемся всё это сделать. Я вам желаю здоровья хорошего и ещё долго-долго работать в своём колледже морском, преподавать химию и биологию.

О.Сандуленко: Спасибо большое.

Д.Медведев: Всего доброго.

О.Сандуленко: До свидания.

Д.Медведев: Как вас зовут?

И.Асонов: Игорь Асонов. Я директор Центра технического творчества молодёжи в политехническом университете Санкт-Петербургском. Я вкратце хотел бы рассказать о том, чем мы занимаемся (для этого записался на приём), и, возможно, обсудить небольшие проблемы нашей деятельности. Если можно, я подготовил презентацию.

Д.Медведев: Если она не очень длинная.

И.Асонов: Короткую. Буду снабжать то, что я говорю, иллюстрациями.

Д.Медведев: Давайте, Игорь.

И.Асонов: Что такое то, чем я занимаюсь? У нас открыт центр «Фаблаб Политех».

Д.Медведев: Вы работаете сейчас?

И.Асонов: Да, я там работаю помимо прямой деятельности. Открыт он был при содействии регионального и федерального бюджетов по линии Минэкономразвития. И сейчас по этой линии можно поддержать центры, докупив туда оборудование.

Что же мы делаем? Это центры молодёжного инновационного молодёжного творчества, они созданы для того, чтобы предоставлять молодым людям – школьникам, студентам возможность реализовывать их технические и творческие идеи, таким образом их профориентировать, направлять их будущее, чтобы они становились теми молодыми новаторами, которые развивают технологические стартапы и многое другое.

Что для этого есть? Там фотографии с открытия, у нас оно было менее года назад. По программе было закуплено цифровое производственное оборудование.

Д.Медведев: Где вы расположены?

И.Асонов: Сейчас в Петербургском политехническом университете. Всего таких центров было открыто более 50 по всей России. В Томске, в Пензе…

Д.Медведев: И вы – один из них?

И.Асонов: Да. Мы предоставляем это оборудование ребятам, чтобы они реализовывали свои идеи, мы проводим экскурсии, вовлекаем их в техническую деятельность, дни открытых дверей с выставками.

Д.Медведев: Много к вам приходит ребят?

И.Асонов: За менее чем год работы нас посетило более 2,5 тыс. человек.

Д.Медведев: Какое оборудование вы покупали?

И.Асонов: Оборудование – это 3D-принтеры, лазерные станки, фрезерные станки, ручные инструменты.

Д.Медведев: Хорошая история: начиная с обычных (не обычных, современных, я надеюсь) станков – фрезерных и других, и заканчивая 3D-принтерами.

И.Асонов: Конечно, при этом у нас в лаборатории есть ребята, которые собирают собственные 3D-принтеры. Мы поддерживаем реализацию.

Д.Медведев: Я уже относительно недавно видел, есть даже база в Казани.

И.Асонов: В Казани.

Д.Медведев: Совершенно верно. То есть вы следите?

И.Асонов: Мы знакомы с коллегами из Казани.

Д.Медведев: Понятно.

И.Асонов: Значит, поддерживаем индивидуальные проекты...

Д.Медведев: Это что такое?

И.Асонов: Это трубка Рубенса. Это когда с помощью звуковой волны тот газ, который есть внутри… Звуковая волна создаёт разряжение и сгущение газа, соответственно, это влияет на амплитуду огня.

Д.Медведев: Издаёт звуки?

И.Асонов: Издаёт звуки тот динамик, который воздействует как раз на газ.

Д.Медведев: А смысл в этом какой?

И.Асонов: Это научно-популярная тематика. На её принципе можно исследовать волновые процессы. Она используется, например, на уроках физики.

Д.Медведев: Понятно.

И.Асонов: Мы проводим мероприятия для школьников, где они, например, собирают роботов.

Д. Медведев: Да, это классно.

И.Асонов: При этом они самостоятельно проектируют отдельные части и собирают. Мы проводим мероприятия для студентов, где они за неделю проходят курс от идеи до прототипа и собирают такое устройство.

Это одна из интересных разработок – кран, который управляется силой мысли с помощью интерфейса…

Д.Медведев: Я тоже видел такую историю, не все могут управлять. Не у всех сила мысли одинаковая.

И.Асонов: Есть там, конечно, свои проблемы. Поэтому сейчас разрабатывается интерфейс, но это отдельная история. Такую школу мы проводим регулярно, и это один из проектов второй школы.

Д.Медведев: Манипулятор тоже, да?

И.Асонов: Да, это тот проект, который впоследствии можно сделать протезом.

Д.Медведев: То есть рукой шевелишь, и соответственно…

И.Асонов: Да. Это перчатка, в которую встроен сенсор. Такой проект сделан командой ребят за неделю. При этом люди приезжают к нам даже из Якутии, чтобы поучаствовать в таком мероприятии, из сахалинского музея... Затем жюри оценивает. Последняя школа у нас буквально 10 мая закончилась, международная, к нам приехали 26 европейцев из 20 стран Европы.

Д.Медведев: Шикарно.

И.Асонов: И они реализовывали различные проекты. Проводим онлайн-курсы.

Д.Медведев: Это как раз принтер, насколько я вижу?

И.Асонов: Да.

То есть, к примеру, наш профориентационный онлайн-курс для школьников, чтобы они понимали, кто такой инженер, что он получает сейчас нормальную зарплату, – это нужно и полезно.

Д.Медведев: Да, это точно.

И.Асонов: Проводим инженерные соревнования, чтобы ребята в команде вовлекались в творчество. Участвуем в выставках, сами их организуем (7–8 июня – большое мероприятие). Помогаем делать свой бизнес и многое-многое другое.

Д.Медведев: Это что там валяется у Петропавловки?

И.Асонов: Это один из заказов, который мы реализовали. Это огромный загорающий заяц. Он лежал месяц перед Петропавловской крепостью.

Д.Медведев: Лежал? Так?

И.Асонов: Да. Это было сделано у нас, его остов был создан «Фаблаб Политех», мы его собрали…

Д.Медведев: Из какого материала?

И.Асонов: В основном из фанеры, сделан с помощью лазерного станка.

Д.Медведев: Понятно.

И.Асонов: К чему я? К тому, что нам, можно сказать, повезло, потому что мы находимся при большом партнёре, это политехнический университет, тем не менее не всё, что возможно, получается сделать. Почему? Потому что в Минэкономразвития была сделана программа, по которой созданы центры, и они могут оснащаться оборудованием. Но финансирования какого-то федерального на то, чтобы центры функционировали как образовательные, чтобы они поддерживали проекты ребят… А то приходит ко мне школьник и говорит: хочу сделать. А я говорю: а у тебя есть деньги на материалы, чтобы их купить? Когда такой диалог складывается... Мне кажется, это может быть прерогативой Министерства образования...

Д.Медведев: Вы имеете в виду Минобразования или Минэкономразвития?

И.Асонов: Минэкономразвития, наверное, это не его вотчина – поддерживать образовательные курсы и какие-то школьные проекты...

Д.Медведев: А что должно быть? Вы считаете, это должно быть регулярное финансирование таких программ?

 И.Асонов: Да. Есть федеральная целевая программа соответствующая, в её рамках можно предусмотреть поддержку образовательных мероприятий и проектов подобных центров молодёжно-инновационного творчества.

Д.Медведев: По всей стране, да?

И.Асонов: Да. При этом, насколько я понимаю, это ведь конкурсный отбор проектов.

Д.Медведев: Конечно.

И.Асонов: Безусловно, не нужно поддерживать всех абсолютно (чем больше, тем лучше), потому что это может привести к злоупотреблениям. Такие центры есть, кто-то из них работает более активно, кто-то менее активно...

Д.Медведев: Идея хорошая, потому что у вас это живая тема. Раз она живёт, значит, это всё работает для людей, для молодёжи, которая занимается профориентацией, которая думает о том, на кого учиться, потом кем работать, это важно. Я дам тогда поручение и Минобразования, и Министерству экономического развития, чтобы они подумали, как такого рода программу поддержать.

И.Асонов: Я сделал себе памятку. Это федеральная целевая программа «Исследования и разработки по приоритетным направлениям».

Д.Медведев: Хорошо. Значит, я такое поручение дам. Вы правы, если продолжать такого рода поддержку, то нужно это делать на конкурсных началах, чтобы побеждали лучшие. Вы в своих силах-то уверены, победите в таком случае?

И.Асонов: Я уверен, что мы одни из лучших в России.

Д.Медведев: Хорошо. Договорились. О том, как это выглядит, – вполне убедительно. Я недавно был в Казани, посмотрел, как у них это организовано, очень прилично, достойно. Но и у вас очень достойно.

И.Асонов: Спасибо. Если интересно, у нас 7–8 июня будет огромная выставка, фестиваль науки и техники, куда мы призовём большое количество студентов, школьников, устроим экспозицию.

Д.Медведев: Меня тоже приглашаете?

И.Асонов: Приглашаем.

Д.Медведев: Хорошо, Игорь, договорились. Большое вам спасибо.

И.Асонов: Спасибо Вам.

Д.Медведев: Успехов. Счастливо.

А.Алёшин: Добрый вечер.

Д.Медведев: Привет. Как вас зовут?

А.Алёшин: Алёшин Александр. Пришёл с таким вопросом... Сначала хотел сказать спасибо, что уделили мне внимание. Давайте вкратце о себе сейчас расскажу.

Д.Медведев: Давайте.

А.Алёшин: Я молодой отец. У меня двое замечательных...

Д.Медведев: Поздравляю. Вам сколько лет?

А.Алёшин: 28. У меня двое замечательных детей: мальчик и девочка, четыре и один год. Мы в ожидании третьего ребёнка в январе, правда, пока ещё не знаем, кто. Собственно, 28 лет я стою в очереди на улучшение жилищных условий, то есть я родился в марте 1986 года, поставили меня в декабре 1986 года. С 2010 года я стою... Кстати, во Фрунзенском районе, Купчино.

Д.Медведев: Мы с вами соседи.

А.Алёшин: С 2010 года мне удалось попасть в программу «Молодая семья» во Фрунзенском районе. Какой вопрос, какая просьба у меня? Для того чтобы мои дети развивались, я, конечно, стараюсь делать всё сам. Надеяться на кого-то хорошо, но надо прикладывать усилия. На данный момент мы живём вчетвером в однокомнатной квартире, и тот сертификат, который положен  нам как молодой семье, сейчас необходим, для того чтобы мои дети могли развиваться, чтобы у них была или комната, или полкомнаты. В принципе я хочу жить, растить своих детей именно в России, и если мои дети будут всё-таки иметь свой уголок, обустроят его, как будет им удобно...

Д.Медведев: Вы по программе этой стоите уже давно?

А.Алёшин: С 2010 года.

Д.Медведев: Материнский капитал получили?

А.Алёшин: Да, материнский капитал есть, сертификат на данный момент есть.

Д.Медведев: То есть Вы не использовали его ещё?

А.Алёшин: Нет, конечно, не использовали, хотелось бы ещё сложить все возможности...

Д.Медведев: И решить эту задачу. Понятно.

А.Алёшин:  Ещё нам повезло, что Георгий Сергеевич (Полтавченко) в Санкт-Петербурге даёт такую возможность, потому что, как мне сказали, это большие деньги, которые вкладываются в эту программу...

Д.Медведев: Георгий Сергеевич, говорят, вы большие деньги вкладываете. Расскажите, какие. Расскажите мне и Александру.

Г.Полтавченко: Программа «Молодёжи – доступное жильё». У нас есть специальная программа. Она, кстати, пользуется реально популярностью, и  там уже  очередь появилась. Наверное, это к счастью.

Д.Медведев: Это к счастью, потому что Питер немаленький город в конце концов.

Г.Полтавченко: Суть программы в том, что ребята вносят 30% стоимости жилья, причём по цене Минрегиона фактически.

Д.Медведев: То есть не по рынку, а по цене, именно утверждённой Минрегионом.

Г.Полтавченко: Да. А остальное выплачивают в течение 10 лет без процентов. Программа интересная, хорошая, востребованная, и мы её развиваем дальше. Причём что хорошо: мы решаем ещё одну задачу – ремонт и воссоздание домов в историческом центре, то есть некоторые расселённые дома мы берём в городе именно под жильё для молодёжи.

Д.Медведев: Под эту программу?

Г.Полтавченко: Ребятам интересно в центре жить, да и в других отношениях…

Д.Медведев: Жить везде хорошо. Я, например, в возрасте Александра и в Купчино с удовольствием жил и не думал, так сказать, о том, чтобы обязательно в центр переселяться.

Г.Полтавченко: Александр, единственное, я так и не понял Вас. Вы хотите раньше очереди получить?

А.Алёшин: Не то что раньше очереди. На сайте есть это онлайн-кабинет… Мы постоянно следим…

Д.Медведев: Да, заходите, смотрите за тем, как двигается очередь.

Г.Полтавченко: У Вас какая очередь?

А.Алёшин: На данный момент 2300. То есть смысл в чём? Она уменьшается, двигается всё время, но нет постоянной динамики. Мы следим за этим.

Д.Медведев: Это зависит от возможностей города самого.

А.Алёшин: Да, наверное, от возможностей города и каких-то, может быть, приоритетов. Я понимаю, что есть семьи, которые, видимо, ещё приоритетнее нас. Поэтому просьба моя, чтобы третьего ребёнка можно было расти в комфорте, если есть возможность, дать нам…

Д.Медведев: Хорошо. Давайте так договоримся. Я попрошу Георгия Сергеевича (Полтавченко), чтобы посмотрели просто повнимательнее в силу того, что молодая семья уже к третьему ребёнку готовится, но и подумайте, каким образом всё-таки... Я понимаю, программа такая, что всех сразу не обеспечить, тем не менее хорошо, что в Петербурге она есть. И хорошо, что можно посмотреть, где ты находишься в этом самом личном кабинете, где там твоя очередь. Мне кажется, что здесь тоже должны быть приоритеты, в том числе и по количеству детей.

Г.Полтавченко: С появлением третьего ребёнка Александр ещё в одну очередь попадёт, льготную…

Д.Медведев: Это да.

Г.Полтавченко: Она, кстати, идёт быстрее в отличие от вот этой. Короче говоря, все координаты ваши есть. Мы посмотрим, может быть, как временный вариант сможем вам предоставить жильё по так называемому коммерческому найму. Будет очень незначительная сумма коммерческого найма, площадь побольше. До подхода вашей очереди. Это не значит, что мы вас снимем с очереди, а до подхода вашей очереди. Я дам поручение…

Д.Медведев: Вы посмотрите различные варианты. Или по очереди учесть все факторы, которые есть, или же подыскать какой-то временный вариант, чтобы всё-таки они смогли…

Г.Полтавченко: А программу мы наращиваем.

Д.Медведев: Хорошо.

Г.Полтавченко: И в этом году планируем ещё увеличить.

Д.Медведев: А где вы даёте жильё? В центре?

Г.Полтавченко: Во всех районах – и в центре, и в более отдалённых районах, в том числе и во Фрунзенском. В Кронштадте вот недавно сдали дом, кстати, тоже хороший. А так в основном в Адмиралтейском районе.

А.Алёшин: Дмитрий Анатольевич, я с Вами соглашусь. Я во Фрунзенском районе в Купчино готов остаться.

Д.Медведев: Александр, а там неплохо, особенно летом, всё цветёт и пахнет.

А.Алёшин: Всё очень хорошо, и нет такой суеты.

Д.Медведев: Суеты нет, воздух почище. Хорошо, договорились.

А.Алёшин: Спасибо Вам.

Д.Медведев: Посмотрим с губернатором.

Садитесь, пожалуйста. Как Вас величать?

А.Лысунец: Лысунец Андрей я. Я отец многодетного семейства.

Д.Медведев: Понятно. Хорошая традиция уже…

А.Лысунец: Да, я сегодня у Вас уже не первый многодетный.

Д.Медведев: Сколько у Вас детей?

А.Лысунец: Трое. Две девочки, девять и пять лет. И вот буквально полгода назад у нас родился мальчик, наконец-то, моё девичье царство разбавилось ещё одним мужчиной.

Д.Медведев: А Вам сколько лет?

А.Лысунец: Мне 31.

Д.Медведев: Молодец. Уже три ребёнка.

А.Лысунец: Да. Безусловно, у семей, у которых дети, особенно когда много детей, много и забот, хлопот. Безусловно, всё-таки основной воз лежит тут на моей жене, она молодец…

Д.Медведев: Вы говорите правильно. Пусть жена детей воспитывает, а Вы деньги зарабатывайте.

А.Лысунец: А я, да, в общем-то обеспечиваю материально, чтобы они не нуждались. Но основная проблема в году – это лето, когда родители думают, чтобы дети не проводили время летнее в городе, потому что духота, пыльно и тому подобное. Безусловно, надо, чтобы они проводили больше времени где-нибудь за городом, на природе. И когда мы получили статус многодетной семьи, мы узнали о том, что можем получить земельный участок от города. И, безусловно, Вы сами понимаете, что в наших мечтах яркими красками это всё: земельный участок, дом, мы вместе с семьёй приезжаем на выходные и праздники…

Д.Медведев: Вечером сидите, чай пьёте.

А.Лысунец: Чай пьём, да. Много дел можно делать на природе с детьми. Но и здесь нужно понимать такой момент сложный, что в очереди на текущий момент… Есть очередь…

Д.Медведев: Вы имеете в виду по земельным участкам?

А.Лысунец: По земельным участкам, да. Уже практически 20 тыс. очередников стоят на получение земельных участков. Безусловно, статус многодетной семьи у нас будет до тех пор, пока старшей не исполнится 18, ей сейчас 9. Осталось 9 лет до того момента, как мы перестанем многодетной семьёй быть.

Г.Полтавченко: Извините, я Вас перебью. Мы приняли решение в городе, что все семьи, которые на момент принятия решения в своё время Дмитрием Анатольевичем как Президентом Российской Федерации…

Д.Медведев: Да, это когда-то я всё затеял, всю историю.

Г.Полтавченко: …считались многодетными, и до момента обеспечения земельными участками будут считаться многодетными.

Д.Медведев: То есть они этот статус не утрачивают.

Г.Полтавченко: Да, независимо от возраста детей.

А.Лысунец: Это замечательно.

Д.Медведев: Это такая информация, которая не вполне успокаивает… Может быть, и лет через 20, так сказать…

Реплика: Это уже и дети вырастут, внуки пойдут…

Г.Полтавченко: Они же разлетятся, тогда внукам, действительно.

Реплика: Вся проблема, вы сами понимаете, в чём. Это не потому, что мы не расторопны, а потому что земли в городе мало.

Г.Полтавченко: Безусловно.

Д.Медведев: Да, это справедливо. У вас есть какая-то конкретная идея?

А.Лысунец: Конечно. С учётом того, что и очередь достаточно большая, и земли мало… Город не может обеспечить такое количество многодетных семей этими землями.

Д.Медведев: Петербург – да, это сложно.

А.Лысунец: Да и многие другие мегаполисы вряд ли смогут обеспечить землёй.

Д.Медведев: Действительно, когда-то это я ещё такое предложение сделал, его воплотили в закон. Большинство субъектов это делать может, но крупные мегаполисы типа Москвы, Петербурга, которым не хватает своей отдельной сельской земли, что называется, земли, которая лесами покрыта… С этим есть проблемы.

Есть какая-то идея, как этим мегаполисам поступить?

А.Лысунец: Так как земли не хватает на всех, возможно, рассмотреть, подумать об альтернативной форме... Первое, что на ум приходит, – это именно денежная компенсация, которой могли бы многодетные семьи распорядиться, и в силу своих средств, возможностей, желаний могли бы реализовать свои мечты в отношении вот этих земель.

Д.Медведев: Я думаю, что, в общем-то, вы мыслите вполне по-государственному, и отражением этого подхода является то, что такой законопроект уже есть.

Ко мне, кстати, сегодня и Георгий Сергеевич обратился с такой же просьбой, потому что губернатор отвечает за всех, кто живёт в Петербурге, и за все семьи, которые могут участвовать в этой программе. Но подобный законопроект уже рассматривается Государственной Думой – Сергей Иванович (Неверов) здесь у нас как раз Государственную Думу представляет, – он внесён. Я думаю, что мы должны будем всё окончательно взвесить. Правительство, естественно, всё это ещё раз обсудит с коллегами, но сама по себе идея, наверное, возможна для некоторых мегаполисов, для тех субъектов Федерации, которые реально не способны эту задачу по физическим причинам решить.

Применительно к вашей истории у меня такое предложение, потому что пока этот законопроект будет приниматься… Посмотрите всё-таки реально, как идут дела, в какой части очереди стоят (обращаясь к Г.С.Полтавченко)...

Г.Полтавченко: В конце…

Д.Медведев: У вас сколько всего очередь?

Г.Полтавченко: Практически 19 тыс. Вот в этом году мы планировали тысячи полторы участков…

Д.Медведев: Всё понятно. Петербург… Мы, кстати, когда этот законопроект создавали, когда я давал поручение его подготовить, понимали, что для крупных мегаполисов, для крупных субъектов Федерации, особенно для городов федерального подчинения (у нас теперь их три – это Москва, Петербург как субъект Федерации и Севастополь), эту задачу будет не очень просто решить. Тем не менее давайте по двум направлениям будем совместно трудиться: Государственная Дума законопроект будет рассматривать, а местные власти посмотрят на ситуацию ещё раз, ладно?

А.Лысунец: Я думаю, многие семьи были бы рады данному решению.

Д.Медведев: Здесь, по-честному, нужно ещё понять, какие субъекты Федерации способны эту компенсацию платить, а какие будут испытывать затруднения. Тем не менее всё равно мы этот законопроект обязательно рассмотрим, обязательно постараемся решение найти. А вам я желаю через относительно короткое время встретиться на даче, которую вы либо построите на выделенном земельном участке, либо купите этот земельный участок. И, соответственно, будете там отдыхать с семьёй!

А.Лысунец: Ещё раз спасибо большое.

Д.Медведев: Успехов! Счастливо!

Здравствуйте! Садитесь, пожалуйста.

Е.Иванова: Здравствуйте! Меня зовут Иванова Екатерина, я мама троих детей… Моему младшему ребёнку несколько месяцев назад поставили диагноз – болезнь Помпе. Это очень редкое заболевание генетическое, и оно очень тяжело диагностируется, но нас обрадовали, что есть лекарство.

Д.Медведев: А сколько ребёнку?

Е.Иванова: Год и десять. Болезнь заключается в том, что не вырабатывается фермент, который отвечает за мышцы, и, что самое главное, мышцы сердца страдают в первую очередь, а психическое развитие в норме, всё остальное в норме. Существует только одно лекарство в мире, которое в состоянии нам помочь – «Майозайм». Сначала он был у нас не зарегистрирован и нам его выделили по гуманитарной помощи.

Д.Медведев: Это орфанный препарат?

Е.Иванова: Да. По гуманитарной помощи мы пролечились пять месяцев, у нас пошла положительная динамика. Ребёнок начал вставать, вдоль опоры ходить, анализы крови потихоньку улучшаются. И сейчас препарат зарегистрировали у нас в России. Мы обрадовались, конечно, этому, с одной стороны.

Д.Медведев: Сама по себе регистрация, конечно, хорошая штука.

Е.Иванова: Да. Но, к сожалению, теперь по гуманитарной помощи мы получать его не можем, а прерывать лечение ни в коем случае нельзя, потому что очень быстро дети эти умирают, если даже перерывы в лечении. И вот у нас осталось препарата до 12 июня этого года, и, к сожалению, сами мы обеспечить, купить его не можем.

Д.Медведев: Понятно. Купить-то его можно сейчас реально?

Е.Иванова: Да.

Д.Медведев: То есть он уже продаётся? Давайте постараемся что-то придумать. Я не знаю, как в отношении самого заболевания, потому что это всегда вопрос, который требует более тщательного изучения, я имею в виду, чтобы расширять списки, которые у нас есть по всем известным так называемым нозологиям.  Но по конкретной ситуации я постараюсь сделать так, чтобы этот вопрос закрыли.

Так что не волнуйтесь, решим.

Е.Костикова: Меня зовут Елена Аркадьевна Костикова, я директор центра помощи пациентам «Геном», курирую эту семью и знаю проблему редких заболеваний очень хорошо. Очень хотелось бы обратиться к Вам с просьбой, чтобы всё-таки обеспечение редких пациентов шло через федеральную программу, не через региональную.

Санкт-Петербург – замечательный регион, богатый, хороший, и спасибо огромное Георгию Сергеевичу (Полтавченко) за то, что у нас 165 детей с редкими заболеваниями, и все лечатся...

Д.Медведев: Георгий Сергеевич рассказывал.

Е.Костикова: Тем не менее это заболевание, болезнь Помпе, не включено в перечень орфанных заболеваний.

Д.Медведев: Понятно.

Е.Костикова: Поэтому я ещё хотела бы попросить Вас о том, чтобы конкретно заболевание Помпе включили в перечень 24 редких заболеваний.

Д.Медведев: А у нас какое количество детей им страдает?

Е.Костикова: Вообще пациентов с болезнью Помпе в России 11 человек, из них 9 человек на лечении, 2 человека не хотят лечиться, и из них 6 человек детей. Они все раскиданы по разным регионам, я подготовила Вам такую справочку. Но оно даже в перечень 24 заболеваний не включено, хотя как бы обещали, что этот перечень будет пересматриваться каждые полгода и будут добавляться пациенты.

Д.Медведев: Что-то Минздрав должен в этот перечень внести, да?

Е.Костикова: Минздрав ведёт этот перечень, но, к сожалению, пока не разработаны критерии расширения этого перечня.

Д.Медведев: Если говорить откровенно, здесь основной вопрос только материальный, это понятно, потому что, конечно, было бы желательно постараться всем таким пациентам с редкими заболеваниями помогать.

Что касается принятия этой темы на федеральный бюджет, мы, конечно, всё будем взвешивать. Самое главное, людям ведь на самом деле всё равно, откуда это, федеральные деньги или субъектовые.

Е.Костикова: Безусловно.

Д.Медведев: Просто, действительно, в Петербурге это решается, в Москве решается, в ряде субъектов решается, а где-то не решается.

Е.Костикова: Очень большое количество судов идёт, но решения судов не обеспечиваются, пациенты всё равно страдают.

Е.Иванова: С нашим заболеванием говорят, что если ребёнок начал получать вовремя, то он сможет со временем вести образ жизни совершенно здорового человека, по накоплении.

Д.Медведев: Дай бог. Да, это на самом деле вопрос, действительно, просто отнесения…

Е.Костикова: Когда верстался перечень 24, болезнь Помпе не могла быть включена в этот перечень, потому что не была зарегистрирована…

Д.Медведев: Лекарства не было ещё… Изучим тогда обязательно, хорошо.

Е.Костикова: Можно я ещё одно письмо передам? Это от Всероссийского союза пациентов, в который я тоже вхожу. Сегодня они просили, пользуясь случаем, передать.

Д.Медведев: Да, мы сегодня, кстати, об этом говорили – я проводил совещание (как ни странно, совпало по смыслу) по фармакологической промышленности, обсуждали изменения в 61-й федеральный закон. Хорошо, я тогда скажу, чтобы и этот вопрос посмотрели. Речь идёт прежде всего об определении вот этого самого орфанного лекарственного средства.

Я помню, что вокруг этого (даже какой-то период был) было напряжение, но потом вроде всё спокойно рассосалось.

Е.Костикова: Главное, чтобы биоаналоги проходили хорошую достойную проверку, прежде чем поступать…

Д.Медведев: Безусловно, но и по возможности (мы сегодня как раз фармакологией занимались, фармацевтикой) какие-то препараты, наверное, можно попытаться и у нас производить и даже продавать их, потому что, откровенно говоря, то, что я посмотрел здесь у вас, в Петербурге, на территории этой свободной экономической зоны, – там фантастические условия для производства препаратов. Я смотрел там препараты онкологические – ну это просто космос, реально любая другая страна просто позавидует. Наверное, можно и орфанные делать какие-то.

Е.Костикова: Да, конечно, можно.

Д.Медведев: Здесь вопрос просто, видимо, в том, что когда мало пациентов, то маленький рынок, и им это невыгодно делать. Но в мире-то этот рынок может быть вполне значительным.

Е.Костикова: Поэтому очень нужно, чтобы были правильные и грамотные регистры ведения пациентов. На самом деле у нас сейчас ведётся такой как бы регистр, но на самом деле это не регистр, а общий список пациентов, которые живут в регионах, с орфанными заболеваниями. Регистр подразумевает дополнительные исследования, дополнительные какие-то критерии, для того чтобы можно было проводить клинические испытания.

Д.Медведев: Согласен абсолютно. Изучим и этот вопрос, ну а что касается того, о чём Елена Геннадьевна (Костикова) сказала, решим это. Не волнуйтесь, всё будет нормально. Не волнуйтесь, деньги найдём, раз уж вы пришли, обязательно сделаем. Желаю вам и вашим деткам здоровья.

Е.Иванова: Спасибо большое.

Д.Медведев: Всего доброго.

Прошу вас. Какие-то штучки интересные вы принесли, это что такое? Как вас зовут?

А.Макарова: Меня зовут Макарова Александра Николаевна. Я многодетная мать, у меня шестеро детей.

Д.Медведев: Как здо́рово! У нас сегодня только многодетные посетители. Так, Александра Николаевна…

А.Макарова: Я работаю воспитателем в детском саду.

Д.Медведев: Где?

А.Макарова: В Калининском районе. И последние события у нас в Крыму были.

Д.Медведев: Хорошая фраза: «У нас в Крыму». Это правильно.

А.Макарова: У нас, да. И мы думали, как бы это отобразить и как бы это детям лучше…

Д.Медведев: Объяснить.

А.Макарова: И решили провести конкурс рисунков. Назвали его «Мы вместе». Вот тут рисунки наши. Это мой сын нарисовал.

Д.Медведев: Отлично. Ему сколько лет?

А.Макарова: Ему 11.

Д.Медведев: Понятно, он уже повзрослее.

А.Макарова: Нас уже и школы поддержали в нашем муниципальном округе.

Это мои воспитанники рисовали четырёхлетние.

Д.Медведев: Красота. Сами рисовали, не помогали им?

А.Макарова: Нет-нет. Они сами всё.

Д.Медведев: Вот это хороший рисунок. Мне нравится. Шикарный.

Такие жители Крыма чудесные с флагами в руках. Отлично. Причём один флаг – российский, а второй – французский, судя по расположению цветов. Отлично… Ну это вообще просто произведение искусства. Неужели сами детки рисуют? А это 4-й класс?

А.Макарова: Да, это уже школьники, потому что нас подхватили и школы уже…

Д.Медведев: Ну что ж, здорово, что вы такие непростые для судьбы нашей страны события объясняете детям.

А.Макарова: Да, потому что патриотического воспитания-то у нас сейчас мало, честно говоря.

Д.Медведев: Мало?

А.Макарова: Мало преподают это всё. Очень рада, что вот хоть рисунками дети показали своё отношение.

Д.Медведев: Александра Николаевна, знаете, на мой взгляд, патриотизм действительно всегда должен идти изнутри человека, он не бывает навязанный. Когда его навязывают, очень часто у человека отторжение, но патриотизм во многом формируется окружением людей. Мы с вами помним… Мы же, например, и в прежние времена, свою страну любили не потому, что нас об этом просили из газет или из телевизора, а просто потому, что нам так казалось правильным, и потому что так наши родственники говорили, люди старшего поколения. Очень хорошо, что вы совсем маленьким детям объясняете, что происходит, потому что это действительно очень для нас важное событие – вступление Крыма, присоединение Севастополя, возвращение этих наших исконных земель. Но оно не простое для объяснения, более того, видите, как мнения разные сталкиваются. Притом что у нас абсолютное большинство людей наших поддерживает все те решения, которые были приняты, но всё равно вокруг этого истерика, если хотите, целая, особенно с участием целого ряда иностранных государств.

Но мы своих решений, конечно, не меняем. Всё, что было решено, будет исполнено. Это уже наши территории. Но то, что вы вот так всё это объясняете детям – и своим, и тем, кто у вас на воспитании, мне кажется, это очень правильно. Это и в школе должны делать.

А вы сами-то в Крыму были? Нет?

А.Макарова: Нет.

Д.Медведев: Ни разу? Ну, раз уж вы мне рисунки принесли, давайте я вас приглашу тогда вместе с какими-то воспитанники вашими в Крым. А вы поезжайте, привезите туда какое-то, может быть, количество детей и рисунки, ну и тем самым покажете им – вот как выглядит всё это вживую. Пообщаетесь с крымчанами, с теми нашими гражданами, которые только-только стали (вернулись, так сказать) гражданами нашей большой страны.

А.Макарова: Мы хотели бы, может быть, обменяться с крымскими детьми рисунками…

Д.Медведев: А вы сначала там посмотрите, а потом кого-нибудь в Петербург пригласите.

Вы подготовьте предложения, а мы по партийной линии, по линии «Единой России» обязательно поможем, тем более у нас уже есть отделение партии в Крыму и оно всё обеспечит. Это, мне кажется, очень на пользу будет.

А.Макарова: Спасибо.

Д.Медведев: Нужно будет тогда только запланировать, когда лучше. Вы же работаете, как я понимаю?

А.Макарова: Да.

Д.Медведев: Ну на хорошее дело несколько дней можно и взять, потратить.

Договорились. Координаты ваши есть. Наши коллеги из партии помогут. Спасибо большое. Передавайте деткам и взрослым привет.

А.Макарова: Спасибо.

Д.Медведев: До свиданья. Спасибо за подарки.