Председатель Правительства России - Председатель партии "Единая Россия" Д.А.Медведев

24 декабря 2013

Встреча с активом партии «Единая Россия»

Встреча с активом партии «Единая Россия»

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день!

Уважаемые коллеги, во-первых, привет вам от наших украинских партнёров! У них сейчас задачи более сложные, наверное, чем у нас с вами. Но мы как две близкие страны должны всё-таки смотреть в будущее, думать о том, каким образом нам развивать торгово-экономические отношения даже в этих, весьма непростых для украинской экономики условиях.

Мы с вами встретились не ради того, чтобы обсуждать Украину, хотя, безусловно, это тема, которая сейчас находится на острие различного рода дискуссий. Давайте подведём итоги уходящего 2013 года. Времени уже остаётся немного, и как раз хороший повод, для того чтобы это сделать. Прежде всего хочу поблагодарить вас и в вашем лице депутатский корпус «Единой России» за эффективную законотворческую работу. В этом году у нас было много сложных законопроектов, по которым в результате сложной опять же работы, дискуссий тем не менее мы прошли дорогу целиком. И хотел бы сказать отдельное спасибо за ответственную позицию при голосовании по самым существенным, ещё раз подчеркну, и, может быть, самым непростым вопросам. Очевидно, что «Единая Россия» и на федеральном уровне – в Государственной Думе, и в региональных законодательных органах принимала самое активное участие в формировании бюджета.

Без бюджета жизнь страны невозможна, и, конечно, то, что у нас бюджетный процесс сейчас налажен, – это большое достижение. Знаете, я вчера собирал тоже коллег по Правительству, мы обсуждали итоги года. Там есть люди, которые совсем недавно работают, а есть люди, которые работают очень давно, практически с момента создания Правительства. И некоторые из них вспоминали, каким образом был построен бюджетный процесс ещё совсем вроде бы недавно, то есть буквально 15 лет назад, 13 лет назад (я уж как-то и сам подзабыл). За бюджеты наших социальных фондов голосовали иногда в году, следующем за исполнением бюджета этого фонда, и принимали его. Это нам кажется сейчас просто совершенно невозможным, но так было ещё совсем недавно. И то, что мы смогли сейчас таким образом наладить бюджетный процесс, пусть даже в самых таких некомфортных экономических условиях (а у нас и в период кризиса бюджет вовремя принимался, и сейчас это произошло), я считаю, что это действительно ответственная позиция главной политической силы. Потому что без бюджета ничего нет. И сам по себе бюджет при всех наших ограничениях всё-таки у нас практически бездефицитный, он покрывает все основные социальные обязательства, так что в этом смысле я считаю, что мы можем смотреть в будущее с прямым взором и во всяком случае с ощущением того, что мы поработали этот год недаром.

Несколько моментов, которые хотел бы также отметить как результат вашей работы и ваших инициатив. Есть целый пласт программ, по которым от нас ждали определённости, спрашивали Президента, спрашивали Правительство, к вам обращались, включая, например, продление программы материнского капитала. Партия «Единая Россия» изначально была настроена на то, чтобы этот вид помощи продлить, и я помню вашу иногда даже бескомпромиссную позицию: давайте это всё делать. Не скрою, и мои коллеги по Правительству к этому вначале относились по-разному. Финансовый блок, естественно, деньги считал, что и должен делать, но в результате такой единой позиции мы в конечном счёте пришли, как мне кажется, к совершенно правильному выводу и сейчас отрабатываем именно то, каким образом эта программа будет реализовываться в ближайшей перспективе.

Ещё одна очень важная в социальном плане тема – наводнение на Дальнем Востоке. Хотел бы также всех поблагодарить и за активную помощь и поддержку пострадавших регионов, и за быстрое и правильное принятие решений. Конечно, здесь мы все вместе навалились, что называется, – и депутатский корпус всех уровней, я имею в виду представителей «Единой России», и исполнительная власть, и Правительство – все мы старались все решения как можно быстрее выпустить, и надо признаться, это всё-таки помогло в этой очень непростой ситуации. Там ещё не всё завершено, но в любом случае решения принимались и исполнялись быстро, и я считаю, что это очень важно, особенно в масштабах нашей страны.

Впереди у нас большая работа. Хотел бы также вас поблагодарить за, может быть, самый сложный законопроект текущего года, посвящённый пенсионной реформе. Мы не так давно встречались, обсуждали нюансы. Кстати, хотел бы отметить, что вижу прямой смысл в таких консультациях, потому что иногда какие-то наслоения, эмоции (они всех касаются, они у всех есть) нам мешают видеть перспективу. И вот эта встреча, которая прошла, мне кажется, и для членов Правительства была очень полезна: они поняли, что есть вещи, по которым необходимо продвигать позицию, а есть моменты, по которым вполне допустим компромисс, а тем более, компромисс с людьми, у которых очень близкие позиции по развитию страны. И вот то, что мы с вами согласовали целый набор идей, мне кажется, в конечном счёте сыграло свою позитивную роль. Ещё раз большое вам спасибо и за участие в той встрече, и за голосование законопроекта уже в трёх чтениях, которое прошло совсем недавно в Государственной Думе.

Задачи следующего года очень разноплановые. Задачи были поставлены и в Послании Президента, которое совсем недавно было оглашено. Оно тоже, конечно, рассчитано на исполнение задач Послания на самых разных уровнях – и на федеральном уровне, и на региональном, и на муниципальном. И мы должны сделать всё, чтобы этот документ стал актом прямого действия. Для этого, естественно, помимо поручений, которые всегда издаются – президентские и правительственные, необходимо правильно организовать работу. Я хотел бы и к вам обратиться с соответствующей просьбой, потому что целый ряд решений потребует работы на региональном уровне и контроля за тем, как эти процессы идут. У нас остаются и другие наши руководящие документы, которые требуют исполнения и внимания к ним, – это и указы Президента (майские, прошлого года), и Основные направления деятельности Правительства. По всем этим направлениям мы, конечно, хотели бы сделать так, чтобы работа была максимально конструктивной.

У нас есть очень важные темы, по которым мы постоянно проводим с вами консультации. Ещё одну упомяну, просто для затравки, что называется, – это решение проблем детских садов. Этот год в целом, на мой взгляд, оказался для этой социальной программы очень удачным, потому что такого количества детских дошкольных учреждений, реконструкций и подготовки новых учреждений для детей и детских садиков мы не делали никогда за всю новейшую историю. Очень важно не потерять этот темп. Почему я так же обращаюсь к вам, как к своим коллегам, к однопартийцам? В каждом регионе ситуация по-своему особенная, и где-то это новые строительства, где-то реконструкции, где-то деньги осваивают и платежи идут уже постфактум, кто-то другую схему выбрал. Очень важно, чтобы мы держали руку на пульсе. Мы с вами говорили об этом. Мы и в бюджете следующего года при вашей поддержке заложили дополнительные деньги на софинансирование этих проектов, но, конечно, мои ощущения: их не хватит и нам придётся принимать решение об увеличении этого финансирования. Мы посмотрим, как мы сработаем в I квартале наступающего года, но я почти уверен, что нам придётся выделять новые ассигнования. Рассчитываю здесь и на вашу поддержку и заинтересованное участие, потому что нам нужно выполнить всё в положенные сроки, но, самое главное, дело даже не в сроках, а просто в том, чтобы закрыть этот вопрос на ближайшие годы, чтобы не было отложенной очереди, чтобы она была только текущая, как мы и предполагаем.

Есть целый ряд больших проектов, которыми мы с вами занимаемся. Они касаются и социальной сферы, касаются села, крупных инвестиционных проектов. Я жду от вас предложений и жду информации, по которой мы могли бы вместе продолжить эту заинтересованную работу.

Давайте перейдём к обсуждению. Сергей Иванович (обращаясь к С.Неверову), передаю микрофон вам, а потом, коллеги, все, кто хочет, могут высказаться.

С.Неверов (секретарь генерального совета партии, член бюро высшего совета партии «Единая Россия», заместитель Председателя Государственной Думы): Дмитрий Анатольевич, спасибо за приглашение на эту встречу. Сегодня здесь представлены практически все регионы – от Дальнего Востока до Калининграда. У нас есть представители и Хабаровска, и Сибири, и Урала, это все наши региональные лидеры. Здесь и секретари, и руководители исполкомов, и руководители приёмных, и депутатский корпус, который, как Вы сказали, достаточно активно работал в этой сессии, которая завершилась буквально вчера. И мы хотели сегодня затронуть те вопросы, которые наших граждан волнуют. Это, конечно же, и ликвидация паводка на Дальнем Востоке (и представители Хабаровска хотели сегодня эту тему поднять, проговорить), это вопросы, которые сегодня волнуют наших граждан в части лицензирования управляющих компаний (мы обсуждали это на съезде, и сегодня такой законодательный, нормативный документ готовится). Это вопросы применения социальной нормы потребления, которые сегодня проходят в ряде наших регионов, и мы должны обсудить, как мы это будем применять или принимать и какие будут от этого последствия. Это, конечно же, вопросы, которые сегодня волнуют наших студентов, – оплата студенческих общежитий (и мы внесли буквально недавно, буквально вчера законопроект). Это и вопросы оплаты детских садов, и, конечно же, это тема, которая сегодня очень актуальна, – вопросы жилищного строительства (хотели тоже эту тему сегодня затронуть). И ещё раз хотели вернуться к вопросу обсуждения пенсионного законодательства, весь этот пакет был принят буквально вчера, и Андрей Константинович (Исаев) хотел несколько слов по этому поводу сказать. И, возможно, обменяться мнениями на предмет того, как мы будем осуществлять мониторинг и что необходимо будет ещё в этом направлении сделать. Я думаю, что мои коллеги из регионов и депутатский корпус будут активно сегодня это всё здесь поднимать и говорить. Конечно, мы бы хотели выслушать и Вашу точку зрения на обсуждаемые вопросы и  как от председателя партии получить какое-то понимание, поддержку в решении этих вопросов.

Может быть, начнём с того, что Владимиру Абдуалиевичу дадим несколько слов?

Д.Медведев: Пожалуйста, Владимир Абдуалиевич (обращаясь к В.Васильеву), просим вас.

В.Васильев (член президиума генерального совета партии, руководитель фракции партии «Единая Россия», заместитель Председателя Государственной Думы): Большое спасибо. Я бы тоже хотел поблагодарить Вас, Дмитрий Анатольевич, за ту работу, которая была проделана. Вы как-то сказали, что мы делаем шаги к партийному Правительству, мы это чувствуем, понимаем, что это непросто, такой опыт только нарабатывается. И в связи с этим несколько соображений.

Первое. То, что делалось, показало, что мы можем (и фракция, и каждый депутат) голосовать не только за популистские законы, но и за законы, которые не всегда, может быть, и не всем понятны, но которые являются законами развития, определяющими перспективу. Это очень важно. И когда мы на стадии подготовки, а не в спешке работаем со специалистами из Правительства, экспертами, то всё это намного легче. Я приведу один пример, он на виду и на слуху, о нём вчера, кстати, говорил и Председатель Думы, когда подводил итоги, – закон о нашей Российской академии наук. Как представляется, ведь неплохой закон получился. Но как он у нас шёл? Нервно, дёрганно, Президенту пришлось включаться, Вам, всё делалось в авральном режиме. Тут у нас есть резервы, и не только по этому закону. Дмитрий Анатольевич, Вы знаете, что мы постоянно проводим консультации, это большое достижение. И у нас по некоторым законопроектам мы работаем в режиме «до последнего, до нескольких часов». Это очень хорошо, но сейчас даже мы все, здесь присутствующие, в напряжении, особенно два наших коллеги: отклонит или не отклонит Совет Федерации, в частности, один из законопроектов, который определяет работу ни много ни мало миграционной службы? О чём это говорит? О том, что у нас есть ещё… Сейчас поясню. Мы приняли законопроект, который пошёл в Совет Федерации. Суть его состоит в том, чтобы пролонгировать действия, – решение, которое было принято как временное. Это имеются в виду функции, которые выполняет полиция вместо миграционной службы. Временно, это в силу определённых… Я сейчас просто это привожу как пример. У нас есть резервы в этом плане. Я просто их обозначаю, как могу. Но при этом я бы хотел обратить внимание на то, что благодаря позиции и Президента, и Вашей позиции мы сегодня имеем в Думе (как никогда, мне кажется, и это не только моё мнение – и коллег из других фракций), консолидацию позиций руководителей фракций по основным вопросам – не только безопасности, территориальной целостности, но и по вопросам экономического развития. Вы сегодня поставили вопрос по части Послания. И действительно, в разговоре с коллегами они говорят, что в Послании услышали свои мысли, свои планы в значительной степени. Это большой ресурс. Поэтому если мы сейчас вот это всё соединяем, то это может, ну как мне представляется, существенном образом на перспективу способствовать тому, о чём Вы говорили, – совершенствованию законодательного процесса.

Ну и последнее, наверное, чем хотелось поделиться. Президент, формулируя задачи в Послании, обращаясь к нам и, по сути, ко всем гражданам, говорил, в частности, о деофшоризации. Очень полезный хороший процесс, о котором тоже давно говорим, но, похоже, этот процесс не будет идти без сопротивления, потому что, понятно, на конкретные интересы наступаем. И вот здесь в связи с этим очень важно сейчас нам, как представляется, те задачи, которые мы берём… Можно их охарактеризовать так, что если раньше в основном мы поддерживали (Вы сейчас вспомнили историю), чтобы не было хуже, то сейчас очевидно идёт решение по направлениям, по программам, можно сказать точечное решение выхода на новый уровень и управления, и качества, и результата. Поэтому, конечно, очень важно, чтобы мы добивались цели. У нас впереди выборы. Очень многие коллеги  испытывают большие трудности, когда мы голосуем за не совсем такой социально-популистский вариант решения. Они откровенно говорят: мы всё понимаем, но как мы пойдём с этим к народу, как они за нас будут после этого голосовать? И у нас один только выход – это результат.  И вот Вы, допустим, сейчас сказали про детские сады. Вот уже который раз Вы этот вопрос поднимаете, его держите на постоянном контроле, спасибо большое, можно быть уверенным, что он будет решён. И с этим (каждый, кто занимался) можно идти к людям, мы знаем об этом.

И ещё несколько важных вопросов. Сегодня коллеги наверняка скажут про село – наш основной избиратель. Спасибо Вам за последнюю встречу, где Вы, как говорится, ещё раз обозначили свою позицию. Очень хорошо. По тем же открытым акционерным обществам, по негосударственным фондам – тоже большое спасибо. С такими подходами, безусловно, мы можем выходить, можем не только выходить на одномандатные выборы, но и побеждать на них, несмотря на то что ситуация, как Вы и сказали, не становится проще.

Здесь, я думаю, у нас большой ресурс, поэтому я хотел бы не только поблагодарить Вас, своих коллег, всех присутствующих, но и сказать, что после съезда, на котором мы встречались, обсуждали и выработали позицию (её, в частности, коллеги из Татарстана озвучили, но её вырабатывал и наш центральный комитет), впервые мы провели… Часть съезда посвятили теме работы фракции и на 24-е запланировали первое наше совещание фракций «Единой России», работающих в законодательных собраниях. Представляется, что это тоже может быть хорошим подспорьем и, самое главное, инструментом проведения в жизнь того, о чём Вы сейчас говорили, как раз тех задач и планов, которые формируете Вы, Президент и которые должны выполняться не только на федеральном уровне, но и на уровне субъектов, и на муниципальном. Этот механизм сейчас партия налаживает, а так – спасибо большое.

Д.Медведев: Спасибо большое, Владимир Абдуалиевич. Уважаемые коллеги, хочу вам в этом смысле сказать, что понимаю, насколько тонкой, сложной работой вам приходится заниматься. Ведь у любой политической силы – и у нашей партии, и у депутатов от нашей партии (неважно, где они работают – в Государственной Думе или муниципальных органах) задача двуединая. Первая задача, и главная, – решать стоящие перед нашим государством, перед нашей экономикой, перед нашими людьми задачи. Вторая задача у политической силы – это всё-таки сохраняться как политическая сила. И вот как эти две задачи объединить, или, как говорят иногда, поженить, – это очень сложная тема. Вы действительно в этом году, ещё раз к этому вернусь, потому что это дорогого стоит, занимали бескомпромиссную позицию зачастую по вопросам, которые не терпят компромиссов, и, естественно, подвергались очень жёсткой атаке от наших оппонентов. Знаете, вот вы упомянули то, что они с благодарностью воспринимают отдельные тезисы Послания, – это хорошо, конечно, но было бы желательно, чтобы наши политические оппоненты, если они соглашаются с основными тезисами, идеологическими тезисами развития страны, ещё бы иногда и голосовали за это. Только говорят: «Я же сам, знаете, работал в разных местах...» Вот собираешь наших партнёров: «Да-да, как вы всё правильно сказали, мы тоже за это всё выступаем, это нужно делать обязательно. Главное, чтоб вам не мешали…» Как только дело доходит до голосования – фьють! – все разбежались куда-то.

Реплика: Шесть голосов дадим…

Д.Медведев: Да-да. Или шесть голосов дадим, а вы нам за это ещё что-нибудь подарите. Я понимаю, у них свои политические цели, но нельзя говорить на чёрное – белое. Если, например, как и Президент, как и Правительство, как и партия «Единая Россия» выступают, например, за деофшоризацию, о которой вы сказали, – тогда проголосуйте за это или тогда не говорите, что вы за. Мы, конечно, должны быть в диалоге со всеми политическими силами, но ответственная политическая сила (а наша партия, безусловно, такая) – это та, которая, несмотря на те или иные текущие сложности, продвигает свой курс. Но при этом, и здесь вы правы, очень важно не растерять поддержку людей. В этом и заключается искусство политики – продвигая основной набор тезисов, всё-таки идти на какие-то разумные вещи, достигать компромиссов, слышать мнение людей, принимать решения, даже если это в каком-то смысле создаёт те же самые экономические нюансы. Точная калибровка этой модели – это и есть наша с вами задача. В данном случае я уже говорю про задачу Правительства, с одной стороны, и фракции «Единая России» в Государственной Думе.

Вы упомянули ещё один сложный законопроект, например, по реформированию Российской академии наук. Я его не назвал. Проект очень, действительно, резонансный. Опять же хочу сказать, что результат хороший. Мы смогли объединить позиции, смогли продвинуть тот вариант, который в конечном счёте устроил как минимум все заинтересованные среды, если не брать тех, кто голосовал против или выступал против, только чтобы повыступать. Никакой катастрофы не случилось, система Академии наук работает, всё нормально. Наоборот, впервые за много десятилетий мы начинаем понимать, а что у Академии наук вообще-то есть. Напомню, вообще-то это государственное имущество.

А я помню, как в мою бытность в Администрации Президента и потом во время последующей работы в Правительстве и Президентом мне приносили доклады о том, какое имущество куда ушло, кто им распоряжается, кто на чём зарабатывает, простите. То, что мы сейчас это упорядочили, это же хорошо.

Вы правы, что желательно готовить такие законопроекты, которые вызывают, может быть, меньше эмоций, хотя в ряде случаев это сложно. В любом случае это то искусство, которому нам ещё всем нужно будет учиться.

Самые сложные вопросы, конечно, всегда касаются людей, социальной сферы. Поэтому я думаю, что Андрей Константинович мог бы несколько слов на эту тему сказать.

А.Исаев (член Генерального совета партии «Единая Россия», председатель Комитета Государственной Думы по труду, социальной политике и делам ветеранов): Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги! Я хотел бы, Дмитрий Анатольевич, и Вас, и всех находящихся в этом зале коллег поблагодарить за очень тяжёлую работу, которая была проделана в этом году по принятию пенсионного законодательства. Мы с вами понимаем, что к таким вещам, как социальные законы, общество в силу истории нашей, в силу традиций, в силу опыта относится крайне настороженно, как правило, ничего хорошего от власти в данном случае не ждёт. И нам нужно было одновременно и обсуждать по содержанию законы, и вовлекать как можно большее количество людей в это обсуждение, и принимать взвешенные решения. Сейчас некоторые наши оппоненты говорят, что мы приняли законы чуть ли не внезапно, но это неправда. Я хочу напомнить, что обсуждение началось полтора года назад. Первые законы были приняты в прошлом году, и если некоторые другие политические партии, что называется, ждали до последнего, то «Единая Россия» этого не делала. Мы, расставаясь перед так называемыми летними каникулами, с Вами встречались и договорились о том, что организуем максимально широкое обсуждение данных законопроектов. Это было сделано и в Ваших приёмных, и во всех первичных и региональных отделениях партии, и на площадке внутрипартийных платформ.

Мы встречались отдельно с профсоюзами, отдельно с работодателями, отдельно с Союзом пенсионеров. Партия тогда выдвинула пять основных предложений Правительству по изменению уже готовившихся законов. Я могу сказать, что ещё до внесения законопроектов мы работали очень тесно с социальным блоком Правительства, многие вещи были изменены и были откорректированы.

При рассмотрении законопроекта в первом чтении именно по инициативе «Единой России» на этот сложнейший вопрос были приглашены непарламентские партии. 10 из них выступили, мы все их выступления зафиксировали, и потом точно так же все эти вопросы обсуждались в рамках межфракционной группы.

Опять-таки «Единая Россия» предложила создать межфракционную депутатскую группу по доработке этих законов. И хочу сказать, что (это тоже важный момент) предложения, которые внесла межфракционная группа и которые мы потом с вами обсуждали на прошлой неделе, были приняты единогласно, то есть наши оппоненты поддержали эти предложения.

Кстати, если говорить о голосовании, хочу обратить внимание, что за два из пенсионных законов законопроекта наши оппоненты также единогласно голосовали – это за право выбора между страховой и накопительной частью пенсии и по увеличению страховых периодов для женщин. Правда, они действуют по принципу «только вершки, но не корешки». Понятно, что это всё взаимосвязано, что одно можно сделать только за счёт другого, но за то, что хорошее, мы голосуем, за плохое – нет. Дело доходит до немного даже смешных моментов, когда наши оппоненты при голосовании за закон о страховых пенсиях в первом чтении поддержали таблицу принятых поправок, но проголосовали против закона, то есть они за всё, что в законе написано, но против закона.

В данном случае дело даже не в том, как проходило обсуждение, а в том, чего, на мой взгляд, удалось добиться. Это принципиально важно. В полном объёме все существующие на сегодняшний день пенсионные права граждан сохранены. Была очень большая дискуссия по поводу того, сохранятся или не сохранятся права работающих пенсионеров. Мы договорились о том, что работающие пенсионеры будут получать пенсию в полном объёме, хотя сохраняется возможность тем из них, кто получает хорошую зарплату, выйти на пенсию позже и качественно улучшить своё пенсионное обеспечение. То есть в отличие от других стран, которые пошли по пути насильственного повышения пенсионного возраста, Россия идёт по пути стимулирования тех, кто добровольно принял для себя такое решение, сохраняя имеющийся объём прав и обязательств. Это очень важный момент. Сохраняется перерасчёт пенсии для тех работающих пенсионеров, которые в этом в первую очередь нуждаются. Мы очень здорово продвинулись по нестраховым периодам, так называемым периодам, когда человек не работает, но социально важную функцию выполняет и за него государство платит в Пенсионный фонд. Напомню, что сегодня два нестраховых периода у женщин (это три года всего-навсего) оплачиваются от минимального размера оплаты труда. Мы договорились до четырёх (Правительство вносило предложение – три), установлены повышающие коэффициенты, и сегодня женщина, которая находилась в отпуске по уходу за четырьмя детьми, получит от государства в свой пенсионный капитал в 8 раз больше – подчёркиваю, в 8 раз, – чем получала бы на момент принятия соответствующего решения.

Отдельный очень важный вопрос – это, конечно, вопрос по селянам. Я могу сказать, что это был предмет очень серьёзных споров и дискуссий. Дмитрий Анатольевич, я, наверное, не выдам государственную тайну, если скажу, что это Ваше политическое решение было, когда мы спорили с коллегами из Правительства, и Вы в данном случае поддержали позицию партии.

Мы установили с 2016 года надбавки для проживающих в сельской местности граждан, которые работали в сельском хозяйстве. Они получат по деньгам на этот момент более 1 тыс. рублей в месяц, что для села определённая, существенная прибавка. Но самое главное, на мой взгляд, – это перелом тенденции, это сам сигнал, потому что до сих пор селяне в пенсионном законодательстве только ущемлялись. До 1964 года колхозникам вообще не платили пенсию, в 1970-е годы она составляла от 12 до 40 рублей.

Д.Медведев: А иногда даже паспортов не давали.

А.Исаев: Да. Она в разы была меньше, чем пенсия рабочих и служащих. Только к 1990 году чуть-чуть приблизились селяне. Сейчас впервые российское государство принимает решение об отдельной поддержке через пенсионную программу сельских жителей. Это, на мой взгляд, очень важное, значимое политическое решение, с которым мы выходим из этого года.

Но, конечно же, обсуждение пенсионного законодательства будет продолжено, мы об этом договаривались, у нас осталось несколько незавершённых проблем. Законы вступают в силу с 2015 года. У нас есть 2014 год на то, чтобы это обсудить, и, Дмитрий Анатольевич, в ходе дискуссий все подчёркивали, все соглашались, что сама пенсионная реформа ставит перед нами очень серьёзную задачу – это легализация заработной платы, потому что если значительная часть зарплаты в тени, какую бы прекрасную пенсионную формулу мы ни нарисовали, денег не будет хватать. Поэтому я думаю, что, может быть, Дмитрий Анатольевич (я высказываю такое предложение), нам сделать 2014 год… В качестве одной из политических задач для «Единой России» взять задачу легализации зарплат. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо большое, Андрей Константинович. Во-первых, спасибо, что напомнили, тем более, в прямом эфире, в чём достоинство новой пенсионной системы. Мне кажется, что уж коль скоро мы эту пенсионную систему внедряем, а мы с вами понимаем её преимущество, и в то же время понимаем, что она заработает, только если мы создадим условия, мы ещё все должны включиться в программу объяснения того, ради чего мы это делаем. Ведь абсолютное большинство, 90% страхов – фантомные. Вы правильно сказали: любая инициатива по социальным программам, по пенсиям, по выплатам, которая идёт сверху, людьми воспринимается настороженно. Единственное, я не могу с вами согласиться, что это так только в нашей стране. Я посмотрел, не знаю, может быть, вы тоже видели: подводили итог того, какие словечки в Америке являются самыми непопулярными по итогам 2013 года. На одном из призовых мест, в десятку входит, известное словечко obamacare, то есть вот эта самая программа социальная, которую внедряет американская администрация. Даже в благополучном обществе и, скажем откровенно, в достаточно богатом социальные реформы вызывают отторжение. Мы это должны понимать. И в то же время как ответственная политическая сила мы на них должны идти, но только если эти реформы в конечном счёте приводят к улучшению жизни людей. А вы правильно сказали: ведь наша цель заключается в достаточно простых вещах, которые люди должны понять. Что такое нормальная пенсионная система? Пенсионная система, которая: а) зависит от твоего заработка (чем больше получаешь, тем больше пенсия); б) зависит от твоего трудового стажа. Вот эти два принципа и положены в основу модернизации пенсионной системы. Здесь нет ничего хитрого, это не бином Ньютона. Это в принципе понятные вещи. И вы очень точно отметили целый ряд решений, которые мы приняли. Я действительно считаю, что это политически правильные решения, что мы не ухудшаем положение отдельных категорий людей, особенно, например, таких как селяне, а всё-таки потихонечку мы их подтаскиваем к общему уровню материальной обеспеченности, потому что вы абсолютно точно сказали: на протяжении практически всего советского периода, скажем, с 1930-х годов, селяне были на ущербном положении. Зарплаты – ниже низшего, пенсий либо нет, либо, как обычно говорят: бабушка моя в колхозе работала, пенсия 6 рублей… Паспортов долгое время не давали… Об этом надо напоминать нашим людям, которые тоже, как и все люди, что-то забывают.

Хотел бы ещё раз тоже и вас поблагодарить за деятельное участие во всей этой работе, и попросить всех, ещё раз подчёркиваю (и, конечно, тех, кто досконально знает нюансы законопроекта, который прошёл), включиться в кампанию по разъяснению основных положений этого документа. Это очень важно. И ещё важно действительно будет настроить этот документ. Мы его специально продвигаем именно сейчас, для того чтобы у нас был год на его донастройку. Это ответственная позиция. Хуже было бы, если бы мы сделали так, как говорят наши оппоненты. Они говорят: «А куда вы торопитесь? Давайте мы всё это разжуём, ещё встретимся, обсудим и потом где-нибудь в сентябре следующего года примем». А потом, как в любом документе (а идеальных документов не бывает), мы там обнаружим какие-то проблемы и будем либо лихорадочно принимать решения, либо вообще что-то не успеем сделать. Так давайте уж лучше открыто поработаем в течение 2014 года. Спасибо!

Так, Мартин Люцианович (обращаясь к М.Шаккуму), давайте дадим высказаться вам по проблемам стройки, жилья, управляющих компаний.

М.Шаккум (первый заместитель руководителя фракции партии «Единая Россия» в Государственной Думе, первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по земельным отношениям и строительству): Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Дмитрий Анатольевич, наверное, кроме стихийных бедствий, на втором месте по проблематике у наших граждан проблема ЖКХ. Проблема эта комплексная. Я вот сейчас остановлюсь только на двух моментах.

Первое. Нашу систему жилищно-коммунального хозяйства надо модернизировать. 70% платежей наших граждан занимают тепло и горячее водоснабжение. Когда-то, 50 лет назад, когда мы выстраивали систему централизованного теплоснабжения, когда по 30–40 км тянули эти теплотрассы, это было прогрессивно, но сегодня весь мир идёт уже по другому пути. Он перешёл не только на индивидуальные тепловые источники, но и когенерационные установки, то есть когда одновременно мы производим и тепло, и электроэнергию. КПД таких установок в разы выше, и сегодня мы должны сделать мужественный шаг и идти по этому пути.

Приняты четыре закона совместно с Правительством. Вместе с Дмитрием Николаевичем Козаком мы отработали и уже приняли четыре закона, которые облегчают сегодня приход инвестиций в жилищно-коммунальный комплекс, облегчают приватизацию некоторых объектов жилищно-коммунального комплекса и облегчают, главное, приход инвестора.

Есть ещё одна важная проблема – это управляющие компании. И вы правильно приняли решение с Президентом, мы его обязательно выполним, – по проблеме лицензирования управляющих компаний. Не должно быть так: каждый, кто заявился, кто захотел там работать, пришёл и начал собирать деньги.

Реплика: А потом исчез.

М.Шаккум: Ну не обязательно исчез. А потом он начал думать: а как же мы это всё исполним? На самом деле на этом рынке должны работать профессионалы.

Дмитрий Анатольевич, вообще об этом говорить можно очень долго. Мне вот очень важно, например, что каждая наша с Вами встреча является конструктивной. Вспомните, мы совсем недавно с Вами встречались по вопросам предоставления земельных участков. Не прошло две недели – Вы собрали совещание, там было четыре вице-премьера, и Вы приняли там решение. Да, оно пока не реализовано, Вы дали нам направление, в котором мы работаем. Оказалось, что вопрос не такой простой.

Дмитрий Анатольевич, в середине февраля мы готовы дать вам комплексное решение проблем (как мы, конечно, это видим – не боги), комплексное решение проблем жилищно-коммунального хозяйства. Сейчас идёт активная работа: как его реформировать. Я надеюсь, что Вы примете меня с моими коллегами, и мы предложим Вам очень разумные вещи, и надеюсь, что, самое главное, от этого выиграют наши граждане. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Мартин Люцианович, только давайте ещё об одном договоримся: я как раз, как только вы микрофон взяли, вспомнил про обсуждение земельных вопросов. Вы сказали, что там движение есть и некая идеология формируется, но главное, чтобы это тоже у нас не исчезло, не превратилось в болтовню, давайте соберёмся и по этому поводу. Тем более что вопрос о земле в конечном счёте не менее важен, чем вопрос о жилищно-коммунальном хозяйстве, и вообще это связанные абсолютно вещи.

Что касается темы ЖКХ, обязательно встретимся, поговорим, послушаем и ваше комплексное видение того, что происходит. Тема настолько сложная и действительно многомерная, что можно этим заниматься круглые сутки, но надо всё-таки потихоньку, но двигаться вперёд и добиваться хотя бы частных, но результатов. Тогда выстроится общая картинка, будь то общее реформирование ЖКХ, проблема управляющих компаний, о которой вы сказали, восстановление жилого фонда, ликвидация аварийного жилья, о которой, кстати, вчера на Государственном Совете говорили. Хотел бы, кстати, одним, может быть, частным, но, мне кажется, важным наблюдением поделиться. Почему очень важна работа законодателей? Всё-таки все основные определения, все основные конструкции принимает Государственная Дума или местные законодательные органы. Мы вчера обсуждали тему аварийного и другого жилья, и многие коллеги-губернаторы всё время говорили: аварийное, ветхое жильё. А это неправильно. В головах это сидит у всех – ветхое, аварийное, ветхое, аварийное, но мы-то с вами понимаем, что аварийное жильё – у него совершенно другой правовой статус. Из этого жилья в некоторых случаях и в административном порядке можно выселять, оно действительно является непригодным для проживания, и именно на это должны быть нацелены наши усилия и наши деньги.

Что касается ветхого жилья, я думаю, если здесь даже, по Москве, проехаться и в окрестностях Москвы, некоторые не самые необеспеченные люди скажут: «У меня тоже дом ветхий». Критерий ветхости в нашем законодательстве в нормальном виде отсутствует. Почему я об этом говорю? Потому что очень важно, чтобы мы с вами шаг за шагом создавали добротную нормативную основу, иначе мы не сможем решать те задачи, которые перед нами стоят.

Что касается проблем управляющих компаний, то действительно была очень полезная встреча тоже с активом партии, в которой мы принимали вместе с Владимиром Владимировичем участие, и хорошо, что в этом плане наступила определённость. Потому что и так вроде правильно, и так правильно, но в конечном счёте, если мы не готовы к внедрению такой разрешительной модели, точнее сказать, регулятивной модели, то тогда мы должны пока работать в разрешительной модели, а если в какой-то момент условия созреют, тогда перейдём уже на дозволительный уровень.

М.Шаккум: Буквально ещё два слова. По поводу практических дел. Буквально в последний день работы приняли всё-таки закон очень тяжёлый, который ограничивает платежи граждан, Вы знаете, закон об индексах, который ограничивает платежи граждан. И второе. Вы говорили ещё и про доступное жильё. По этому вопросу будет выступать мой коллега, но мы вместе с ним готовились, и он расскажет Вам, что в этом плане мы наметили. Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Спасибо большое, и ещё раз хотел бы поблагодарить вас за совместную работу, весьма конструктивную и такую целостную. Давайте продолжим общение. Если говорить о социальной норме потребления электроэнергии, то я просил бы выступить Евгения Михайловича Шепелева.

Е.Шепелев (руководитель региональной комиссии по тарифной политике и мониторингу услуг в сфере жилищно-коммунального хозяйства и энергосбережения при президиуме регионального политического совета ростовского регионального отделения партии «Единая Россия», председатель комитета по строительству, жилищно-коммунальному хозяйству, энергетике, транспорту и связи законодательного собрания Ростовской области): Спасибо. Дмитрий Анатольевич, я хочу…

Д.Медведев: Давайте тогда я встану.

Е.Шепелев: Нет-нет… Хорошо, я присяду. Спасибо.

Д.Медведев: Вы знаете, как некоторые известные политические деятели говорили: в той ситуации, когда можно было сидеть, я всегда старался сидеть и так далее – в чём секрет вашего долголетия... Помните, известная фраза Черчилля? Пожалуйста.

Е.Шепелев: Я буду говорить не о законе, а как раз о постановлении Правительства, которое мы должны были на территории решать. Сразу после принятия постановления 614-го мы провели заседание президиума регионального совета и приняли решение идти на эксперимент. Это было решение единогласное, наши оппоненты категорически были против, но решение принято.

Может быть, нам повезло, но принятие постановления совпало как раз с выборной кампанией депутатов в законодательное собрание Ростовской области. 80 кандидатов от партии «Единая Россия» в том числе участвовали в этой выборной кампании. Конечно, сразу же после, как раз июль-август, на нас обрушился весь шквал обращений, где-то даже возмущений. Почему возмущений? Потому что 1 июля был принят нами закон областной о капитальном ремонте – 6,2 рубля с квадратного метра, и люди говорят: «А теперь вы что придумали?». Но совместная работа разъяснительная вместе с правительством области… Депутатами проведено 4,5 тыс. встреч и в коллективах, и по месту жительства.

Реплика: Про социальную норму расскажите…

Е.Шепелев: Я про социальную норму сейчас скажу. Так вот где-то пик кампании пришёлся на сентябрь, когда мы вошли в этот проект. Я не буду повторяться и говорить о том, как было разъяснено и так далее, только за сентябрь мы получили 800 обращений жителей. Вся эта работа показала, что с 1 по сегодняшний день декабря у нас четыре обращения по области. Мы приняли социальную норму.

Д.Медведев: Что это значит «четыре обращения»? Это хорошо или плохо?

Е.Шепелев: Это хорошо, на мой взгляд. 96 кВт часов – была социальная норма, 50 – на второго и по 20 на следующих трёх человек. Где-то 206 кВт на семью из пяти человек.

Итоги четырёх месяцев показали, что 80% населения Ростовской области вошли в социальную норму, 20% платят сверх социальной нормы, хотя там было требование 70 на 30. Я не говорю, что вся работа закончена, и постановление выполнено, ещё масса проблем, которые необходимо решать. Это и управляющие компании, и разъяснительная работа о том, как будет дальше двигаться эта социальная норма. Есть вывод только один: то, что мы приняли, – социальная норма является сегодня дополнительной льготой для малоимущих жителей и граждан Ростовской области и для тех, кто может экономить. Вывод такой. Предложение у нас есть, Дмитрий Анатольевич. В постановление мы хотели бы внести изменения, или предложения. Приложение к постановлению №4, пункт №4: там есть 50 кВт, и на каждого следующего по 20. Сделать – 60 кВт, сделать на каждого следующего – 40. Тогда вообще проблем не будет. 3,62 у нас люди платили до 1 сентября. Социальная норма позволила 3,50 сделать.

Д.Медведев: А было сколько?

Е.Шепелев: 3,62.

Д.Медведев: Эта цифра в нашей стране очень популярная всегда была.

Е.Шепелев: Там и 3,87 была.

Д.Медведев: Кто что помнит, что называется. Ладно, Евгений Михайлович, спасибо вам за то, что рассказали. Мы с вами все, и Правительство, конечно, в том числе, если говорить откровенно, только учимся публичной политике. Ещё совсем недавно в нашей стране никакой публичной политики не было, просто не было, и навыков общения с людьми не было. Нашей партии очень важно освоить вот этот арсенал правильного общения с нашими людьми так, чтобы ни у кого никаких вопросов не возникало. Они всё равно будут возникать, но чтобы канал этот был прямым и понятным. Почему я об этом говорю? Эта тема социальной нормы, как и любая новая тема, напрягает. Что это такое? Они собираются с нас деньги дополнительные лупить за то, что мы электричеством пользуемся? Совсем оборзели, как иногда говорят. Раньше никаких вопросов не возникало, мы пользуемся электроэнергией, а сейчас собираются с нас дополнительные деньги за это брать. Но ситуация-то другая. И мы с вами как люди, которые близки к законодательному процессу, изданию нормативных актов, должны это понимать. Ситуация была таковой и остаётся, что за совершенно разные жилые помещения совершенно разные люди с разным достатком платят абсолютно одинаково. Наверное, это не вполне справедливо, когда у человека, например, три лампочки в квартире и один утюг и у него норма такая же, как у человека, у которого огромный дом, бассейн, огромное приусадебное хозяйство, и, самое главное, что он платить-то может за это, для него в его структуре доходов это совсем немного, а для человека, который живёт в своей скромной квартире из двух комнат, это довольно существенная часть. В этом-то и был смысл введения социальной нормы, которая, кстати, действует во всех современных государствах. Но сделать это нужно так, чтобы никто из тех, у кого были трудности, не пострадал.

Вы сказали, 80% людей укладывается в социальную норму, – это очень важная информация. На базе этого мы будем принимать все окончательные решения. Если где-то, в каком-то регионе обнаружится, что этот процент другой, значит, мы задали неправильные индикаторы, и тогда этого делать нельзя. У нас есть ещё некоторое время для того, чтобы разобраться во всех этих процессах, и даже понимая, что мы должны двигаться в эту сторону, – принимать решения исходя из нормальной для человека ситуации, когда он будет платить только за то, что он реально потребляет, в зависимости от его материального достатка.

С другой стороны, мы, конечно, понимаем: мы не всегда внимательно относимся к выключателям, лампочкам… Экономить электроэнергию мы не умеем, у нас чудовищные энергозатраты, и стимулировать к этому мы обязаны всех – и человека с весьма скромными материальными возможностями, и весьма обеспеченного человека, все должны экономить электроэнергию, это абсолютно нормально, так весь мир устроен. Вот поэтому-то мы и должны в конечном счёте на этих пилотах обкатать, как это всё будет работать.

Давайте договоримся о том, о чём мы уже говорили: мы не будем делать никаких шагов вперёд до тех пор, пока мы не определимся, какая норма работает в каком регионе, и вот это самый правильный подход. Пусть мы немного больше времени будем этим заниматься, но тогда у нас будет понятная для всех ситуация. Вы сказали о конкретных изменениях: уйти с 50 кВт на 60 – всё возможно, давайте просто посмотрим в региональном разрезе, как это выглядит и у вас в Ростовской области, и в других местах.

Мы уже несколько раз возвращались к селу. Айрат Назипович Хайруллин у нас в комитете по аграрным вопросам этим занимается. Когда-то я (давным-давно, правда, ещё на заре работы над известными национальными проектами) у вас был. Как у вас там дела? Как сельское хозяйство поживает?

А.Хайруллин (член Генерального совета партии «Единая Россия», первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам): Наверное, начать надо, Дмитрий Анатольевич, с того, что в сельской местности у нас проживает 26% населения страны и это самое патриотично настроенное население, а для нашей партии, для «Единой России», сельский электорат является базовым, потому что он обеспечивает более 50% голосов на всех последних выборах.

Мы все помним как раз озвученный Вами нацпроект, который под Вашим руководством был успешно реализован, как были построены новые животноводческие комплексы, созданы высокооплачиваемые рабочие места и у людей появилась надежда на будущее.

К сожалению, последние четыре года из пяти лет для многих регионов оказались проблемными с точки зрения природных катаклизмов, и случилась такая ситуация, что наша огромная страна оказалась разделённой на две части. Там, где не было засух, всё замечательно, а где произошли природные катаклизмы, мы имеем серьёзные проблемы. У нас даже более 50% прибыли в зерновом производстве, Дмитрий Анатольевич, зарабатывается всего в трёх регионах, а если мы посмотрим огромный наш Приволжский федеральный округ, который, как хребет России, от Коми-Пермяцкого округа до Каспийского моря разделяет страну, где более 40% продовольствия производится, у нас сегодня такая тяжёлая ситуация, что за последние пять лет мы потеряли 10% сельского населения ввиду оттока.

Сегодня в регионах, пострадавших от засухи, такая серьёзная закредитованность у сельхозпредприятий, что банки отказываются кредитовать и текущую хозяйственную деятельность, и обновление техники. По требованиям ЦБ, Дмитрий Анатольевич, на будущий год более 40% хозяйств страны у нас не получат кредитов на посевную и на обновление техники. А с учётом ещё такой несвоевременной реакции Минсельхоза на происходящие процессы и задержки доведения субсидий до хозяйств мы, к сожалению, получаем резкий дефицит и подорожание молока и яиц, которое мы имели.

Д.Медведев: А в чём несвоевременность реакции? Расскажите подробнее.

А.Хайруллин: Даже по 42 млрд рублей, которые по Вашему распоряжению были выделены для компенсации удорожания кормов животноводам… Последние деньги у нас хозяйства получили только в конце ноября – начале декабря, Вы можете это проверить. У нас такой чехарды с доведением субсидий не было никогда за последние 10 лет. Есть хозяйства, которые в этом году с лета не получают субсидий. И поэтому у нас создаётся такая ситуация, Дмитрий Анатольевич, когда государство выделяет огромные ресурсы на поддержку сельского хозяйства, а из-за этих срывов мы получаем низкую эффективность этих расходов.

Дмитрий Анатольевич, учитывая то, что в предстоящем году у нас в 35 регионах предстоят выборы, и то, что скоро уже весенне-полевые работы, я всё-таки просил бы Вас после Нового года нас, аграрников, собрать для того, чтобы обсудить те проблемы, которые накопились в сельском хозяйстве и которые необходимо решить. У нас есть свои предложения. Не скрою, Минсельхоз нас часто не слышит. Сегодня, используя формат нашей встречи, я буквально вкратце озвучу те предложения, которые необходимо решить.

Первое. Нам необходимо навести порядок со статистикой. В этом году мы радуемся: 96 млн т зерна намолотили. Но у нас при этом никто не говорит о том, что рекордно низкие остатки зерна на элеваторах – 11 млн т. В хозяйствах с учётом семенных запасов, Дмитрий Анатольевич, у нас всего 24 млн т. 23 млн т урожая этого года мы уже израсходовали, то есть того зерна, которое мы можем потрогать, в этом году мы всего 58 млн т имели. А если по молоку мы посмотрим, ситуация ещё худшая. 32 млн – отчитывается Минсельхоз, а всего молока в стране мы можем насчитать только 18 млн: 13 млн производят сельхозорганизации и фермеры, 5 млн – личные подсобные хозяйства. Где 14 млн – Минсельхоз не может нам назвать, однако настаивает на их наличии. Мы со своей стороны понимаем, что все эти приписки – всего лишь простейший способ достижения показателей, заложенных в госпрограмме. Ничего, кроме вреда, они не приносят, поэтому, мы считаем, необходимо разорвать этот порочный круг, чтобы у нас не было искажений и занижения себестоимости производимого продовольствия в нашей стране.

Второе. Нам необходимо, Дмитрий Анатольевич, всё-таки решить вопрос и разрулить эту закредитованность в регионах, пострадавших от засухи. Пока мы не решим этот вопрос, мы дальше двигаться не можем.

Третье. Когда мы говорим о несвязанной поддержке на гектар пашни, это очень прогрессивная поддержка. Мы должны с вами понимать, что она должна быть дифференцированной в зависимости от природно-климатических условий и расстояния от рынков сбыта.

Четвёртое. Нам необходимо обязательно выстраивать и защищать свой внутренний рынок. Так делают все государства, несмотря на то что они участники ВТО. Возьмём Германию. У них на законодательном уровне, Дмитрий Анатольевич, запрещено продавать зерно дешевле 186 евро за 1 т. У нас за последние пять лет два раза цена зашкаливает выше 10 тыс. рублей, создавая убытки для животноводов, и потом государство должно их спасать, два раза цена падает ниже 5 тыс. рублей, создавая проблемы растениеводам. А вот что происходит в последние четыре месяца с подсолнечником – культурой, которая является локомотивной, доходной, – это просто неописуемо! Во всём мире семечко стоит 15–16 тыс. рублей за 1 т. У нас в России мы умудрились, пустив слухи о небывалом урожае, опустить цену с 16 тыс. до 8 тыс. рублей за 1 т. Вот при пассивной позиции Минсельхоза за четыре месяца у сельхозпредприятий вытащили 35 млрд из экономики. А если мы говорим о правилах выделения субсидий, здесь тоже они на ходу меняют и не прислушиваются к мнению отраслевых союзов.

Дмитрий Анатольевич, Вы в Воронеже дали задание, зная сложность проблемы в молочном животноводстве, длительность окупаемости этих проектов, – до 15 лет продлить кредитование этой отрасли. Отличная мера, очень эффективная мера, но Минсельхоз, никому ничего не говоря, в 1,6 раза снижает поддержку на 1 л на будущий год. То есть хочет просто нивелировать, что ли, эффект, который продление кредитования должно было вызвать.

В действительности, Дмитрий Анатольевич, люди живут там, где есть работа. На мой взгляд, мы должны всё-таки думать о том, чтобы сельхозпредприятия у нас зарабатывали и уровень жизни наших крестьян и сельских тружеников был выше, и вот потребительские цены, которые в стране у нас сложились, позволяют это сделать.

И пятое. Нужно всё-таки нам думать уже о весенних работах, о финансировании весенне-полевых работ, думать о том, как в регионы, пострадавшие от засухи, которые не будут кредитовать  банки, нам доставить технику. Самым быстрым и самым эффективным способом было бы докапитализировать «Росагролизинг» и дать ему соответствующие поручения. Этот инструмент в процессе реализации нацпроектов очень успешно был реализован, и это позволит повысить и производительность труда, и сохранить рабочие места, и наших отечественных машиностроителей загрузит.

С учётом вышеизложенного, Дмитрий Анатольевич, необходимо всё-таки нам переработать в срочном порядке госпрограмму, изменив и акценты, и приоритеты в ней, и мы просим Вашей поддержки. Мы к ней готовы, у нас есть соответствующие предложения.

Д.Медведев: Спасибо, Айрат Назипович. Начнём с того, что вы сказали, что селяне – самое патриотичное население. Я не думаю, что нам нужно наше население делить на патриотичное и непатриотичное – это не очень правильно для нашей партии, как и вообще для любой партии. Но то, что селяне, люди, которые живут в деревне, на селе, являются очень важной частью людей нашей страны, которые поддерживают нашу политическую силу, – это абсолютная правда, и поддерживают потому, что за последние годы в целом ситуация на селе не ухудшилась, она существенно улучшилась, и мы с вами это тоже понимаем.

Вот вы упомянули про субсидии, про то, как идёт работа. Конечно, нужно разбираться будет с тем, почему субсидии долго доводятся, – это, наверное, справедливый и абсолютно выстраданный упрёк. В то же время мы с вами понимаем: такого количества денег, направляемых на село, у нас никогда не было, в том числе, кстати, тогда, когда мы с вами начинали заниматься национальными проектами. 2006–2007 годы и 2013 год по объёму денег для села – разница колоссальная. Мы, конечно, всё равно недовольны тем, что происходит, потому что можно было бы сделать лучше, мы вводим новые инструменты. Вы упомянули погектарную поддержку. Я напомню, что были довольно серьёзные опасения, что эта погектарная поддержка в конечном счёте ударит по сельхозпроизводителям. Сейчас (для меня это важно слышать от вас) вы считаете, что это правильная мера, только её нужно соответствующим образом оформлять, её нужно вовремя доводить, правильно считать, и тогда для растениеводов и вообще для сельского хозяйства всё будет в порядке. Поэтому моё мнение такое: мы должны сделать всё, чтобы наше село развивалось так же, как в последние годы. Недаром, подводя итоги года, Президент упоминал – что у нас хорошо, что не очень хорошо, где мы страдаем от мировых трендов, где у нас есть свои достижения, где нулевая ситуация. Как раз сельскохозяйственное производство было названо в числе тех, которые, несмотря на все сложности, в этом году всё равно дали нашей экономике в целом определённый рост. И это хорошо.

Вы ещё одну цифру назвали: 26% нашего населения живёт на селе. А когда мы начинали заниматься аграрным проектом, было больше – треть населения, даже чуть больше, жила на селе. О чём это говорит? О том, что, во-первых, есть отток (и где-то этот отток неблагоприятный для села, и мы должны стараться людей закрепить на селе), а где-то это следствие рационализации аграрного бизнеса, потому что, скажем откровенно, в ряде случаев такого количества людей не нужно, как это, например, было ещё 15–20 лет назад. Эти процессы должны быть под нашим контролем – и под контролем Правительства, и под контролем депутатов, которые принимают законодательные акты.

Вы сказали, что нам нужно готовиться к весне, я с этим согласен. Давайте встретимся, обсудим. Я позову, естественно, и коллег по Правительству, и министра, пусть он объяснит, почему там деньги медленно приходят. Кстати, очень часто это может быть и не вина Минсельхоза, это могут быть какие-то другие проблемы. Но пусть он объяснится, вы сможете задать ему все вопросы, на которые он должен дать ответ, в том числе и по результатам наших с вами совещаний. Я думаю, это будет нормальный и конструктивный разговор. Давайте его проведём в самом начале следующего года, я думаю, где-то во второй половине января. Договорились.

Теперь мы вернёмся ещё к одной теме, которую совсем недавно обсуждали, когда я встречался с московской региональной организацией «Единой России» и встречался с некоторыми москвичами и вообще жителями Москвы, которые пришли на приём ко мне как председателю партии.

Николай Николаевич (обращаясь к Н.Гончару), пожалуйста, хочу вам слово передать.

Н.Гончар (секретарь Московского городского регионального отделения партии «Единая Россия», член Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам): Дмитрий Анатольевич, речь идёт о ситуации с оплатой студенческих общежитий. Вы прекрасно понимаете, насколько студенты чувствительны к несправедливости, особенно когда речь идёт о том, что при их достаточно невысокой стипендии с них пытаются получить деньги, и это в большинстве случаев не обоснованно. У нас в партии создана рабочая группа, которая с 31 октября занимается этой проблемой. Мы работаем вместе с координационным советом студенческих профсоюзов. Что показала эта работа? По состоянию на 1 сентября этого года средняя оплата до этой даты была в среднем 180 рублей в месяц в среднем по стране. После того как вступил в силу новый закон об образовании, цены поднялись в среднем по стране до 641 рубля.

Мы неоднократно проверяли, в том числе и с выездом на место, в регионы эту обстановку, насколько обоснованны эти расчёты. Сначала цена снизилась до 440 рублей, потом до 341 рубля…

Д.Медведев: Николай Николаевич, правильно понимаю, что 640 рублей – это средняя плата за общежитие в Москве сейчас?

Н.Гончар: Нет, по стране.

Д.Медведев: По стране? Потому что у меня другие немножко данные. Ну, хорошо, вы закончите, я скажу.

Н.Гончар: Да, по Москве бывает ситуация и меньше: у нас есть высшие учебные заведения, где оплата сохранена на уровне 55 рублей, и у нас есть ситуация, когда эта плата превышает 3,5 тыс. рублей. Но для нас главное было проверить, насколько обоснованны эти расчёты. И то, что сейчас показала деятельность нашей рабочей группы, в абсолютном большинстве случаев никаких аргументированных расчётов под этими цифрами нет. Более того, в ряде случаев возникают вопросы и о том, насколько рационально и в какой бюджет идут средства от использования территорий и зданий общежитий, которые являются федеральной собственностью и переданы этим институтам в управление. У нас есть случай конкретный. Я могу назвать Московский университет тонких химических технологий имени Ломоносова, когда сдаётся территория общежития под стоянку индивидуального транспорта, и куда идут деньги, вот уже не первое заседание рабочей группы никто объяснить не может. Мы, безусловно, попросим надзорный орган, наверное, и прокуратуру помочь и нам, и руководству института в этой непростой задаче.

Мы подготовили проект закона, он вчера внесён в Государственную Думу, наши депутаты его подписали, в соответствии с которым мы изменим статью 94-ю Жилищного кодекса, и брать плату можно будет только за найм за пользование помещением и коммунальные услуги. Плата за капитальный ремонт и содержание федеральной собственности в эту стоимость включаться не должна категорически по данному законопроекту.

Сделана по Вашему указанию от 7 декабря методика проведения расчётов. Но для нас самое главное состоит в следующем: студенческие общественные организации должны точно понимать, исходя из чего рассчитана данная конкретная сумма. Она может быть высокой, в случае если это общежитие квартирного типа, она должна быть другой, если это коридор вообще, но она должно быть понятной, почему это сделано. Не должно быть понятия «обязательные дополнительные добровольные услуги» – таких понятий быть не должно. У нас непочатый край работы, но мы очень надеемся, что министерства и ведомства, в подчинении которых находятся высшие учебные заведения, учредителями которых они являются, быстро согласуют эту методику и соответствующий законопроект, о котором я сказал.

Д.Медведев: Спасибо, Николай Николаевич. Тема действительно резонансная для всех, кто учится, причём вне зависимости от места, будь то Москва, где, конечно, цены, как правило, выше, или какие-то другие города. По моим данным, после перехода от старой схемы, когда плата за общежитие не могла составлять более 5% размера стипендии, к новой, которая определяется самим высшим учебным заведением, средний рост по стране приблизительно в 2 раза. Но мы понимаем, что такое средние цифры. Как вы справедливо сказали, где-то она осталась прежней. Я посмотрел, 115 вузов сохранили эту плату на прежнем уровне. Что я могу сказать? Молодцы, вот просто молодцы ректоры там.

В других случаях плата выросла существенно, в некоторых ситуациях – в разы, в десятки раз даже, и вот с этим надо было разбираться. Мы с вами об этом говорили, когда встречались вместе с представителем московской организации, были даны поручения, и вы включились в эту работу с точки зрения законодательной инициативы. Хочу вас полностью в этом поддержать. Плата за пользование общежитием – это плата за временно предоставленное жилое помещение, которое не может быть обращено в собственность нанимателя, не может быть приватизировано, не может быть передано по наследству, по нему невозможно уступить права. Это, по сути, служебная жилая площадь, но она по-другому немножко называется, а раз это так, то тогда наниматель не должен участвовать своими деньгами в восстановлении этой жилой площади. Это обязанность наймодателя, то есть университета, той организации, которая даёт это помещение. Попытки воткнуть туда ремонт, заткнуть туда какие-то, извините, другие дополнительные услуги иначе как накрутками, причём бесчестными, назвать невозможно.

Мы с вами тогда поговорили, потом ещё в кулуарах постояли. Я хочу об этом сказать прилюдно, что называется, под камеру: те ректоры высших учебных заведений, принадлежащих государству, конечно, которые этим вопросом не озаботятся, пусть подыскивают себе другое место работы, потому что их задача – обеспечить нормальные условия проживания. Они могут зарабатывать деньги – для наших университетов эта дорога не закрыта – и вот эти деньги и нужно пускать, в том числе на дотации. Должна быть использована единая методика по всей стране в зависимости от классности общежития. Вы правы, общежитие квартирного типа – это одно. Если студент пойдёт на рынок, он такую квартиру вынужден будет арендовать за приличные деньги. Комната в огромном старом общежитии, в которой живёт ещё 10 человек, – это совсем другое, поэтому всё это должно быть учтено, и обязательно должен быть применён общий подход, основанный на принципах справедливости. Только в этом случае мы сможем объяснить студентам, что происходит с ценой на общежития. Я очень рад, что вы энергично в эту проблему включились. Ещё раз хотел бы сказать: это прямая ответственность руководства высших учебных заведений. И сейчас есть самые разные механизмы, которые позволяют отбалансировать размер платы за общежитие. Давайте этого вместе добьёмся.

У нас есть ещё несколько вопросов. Я уже говорил про детские садики. В принципе нам понятно, что делать, но если несколько слов коллеги всё-таки скажут, я был бы признателен. Пожалуйста, Наталья Алексеевна Сударикова.

Н.Сударикова (член партии «Единая Россия», региональный координатор партийного проекта «Детские сады – детям», председатель постоянной комиссии Госсовета Удмуртской Республики по науке, образованию, культуре и молодёжной политике): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, во-первых, хочу сказать спасибо, что в своей вступительной речи одной их первых Вы назвали тему дошкольного детства. И второе спасибо за то, что Вы профессионально ушли от слова «проблема», а назвали доступность дошкольного образования и воспитания задачей. О проблемах можно рассуждать, о них можно думать, а задачу необходимо решать. Спасибо большое.

И, конечно, не могу не сказать о проекте модернизации систем дошкольного образования – проекте «Детские сады – детям», который я в Удмуртской Республике курирую как член партии «Единая Россия» и как депутат Государственного совета Удмуртской Республики. Что дал нам проект в этом году? Во-первых, он нам позволил ввести 30 новых детских садов и 4 тыс. новых дошкольных мест. Без этой федеральной поддержки мы не справились бы однозначно. Секрет освоения… Да, мы освоили, одна из немногих территорий, где освоены деньги федерального бюджета в полном объёме. Секрет прост – мы вложили эти деньги в завершение строительства уже начатых детских садов, которые строим в соответствии с Программой социально-экономического развития Удмуртской Республики. Готовы осваивать и дальше, и поэтому бальзамом на сердце прозвучали слова о том, что к 10 млрд, которые заложены в федеральном бюджете 2014 года на эту тему… Надеемся, будет продолжена...

У меня в округе один детский сад в расчёте на эти деньги встал, потому что деньги этого года закончились. Поэтому, Дмитрий Анатольевич, это общая проблема, не только Удмуртской Республики, я думаю, всех.

Но очередь не заканчивается, потому что у нас дети рождались. Есть статистика, есть реальная жизнь. К концу 2013 года у нас дети в возрасте от трёх до семи лет – осталось неохваченными дошкольным образованием и воспитанием всего 1005 детей. Но они будут рождаться и 1 января, и 1 февраля, и 1 марта, и поэтому мы выйдем…

Д.Медведев: И слава богу.

Н.Сударикова: Слава богу, поэтому дети – это не проблема, это наша радость. Поэтому когда мы начнём распределять путёвки на новый учебный год в детские сады, их будет гораздо больше, чем 1005. Я думаю, мы однозначно рассчитываем на средства и будем делать всё для того, чтобы закрыть эту тему.

Д.Медведев: Наталья Алексеевна, я хотел и к вам обратиться, потому что вы этим занимаетесь у себя, и вообще ко всем нашим коллегам, которые присутствуют, которые услышат нас, будут смотреть. Знаете, нам ведь как эту задачу надо решить – ведь будет плохо, если мы через пару лет соберёмся и скажем: «Дмитрий Анатольевич (или ещё кто-то), вы знаете, вы нам сказали, что собираетесь выделить 10 млрд, а вы нам ещё выделите 20 млрд, потому что мы должны продолжить эту программу». Наша задача сегодня заключается в том, чтобы преодолеть тот разрыв, который образовался в 1990-е годы и частично в начале этого века, когда мы этим не занимались, и перейти уже на другие принципы работы с детскими дошкольными учреждениями. Что я имею в виду? Когда мы при помощи федеральных средств помогли эту тему закрыть, выйти в режим обычной очереди, текущей очереди, о которой я говорил, и после этого, я надеюсь, что это будет задача, которая будет по силам всем нашим регионам… Потому что одно дело – решать эту задачу, когда у тебя накопленная очередь измеряется десятками тысяч человек, а другое дело, когда эта очередь носит текущий характер. Поэтому давайте договоримся о том, что мы работаем так – при поддержке федерального Правительства, выделении, если потребуется, дополнительных ассигнований, – чтобы потом всем этим занимались регионы в нормальном режиме. Это первое, что я хотел сказать.

И второе. Хочу немножко с вами посоветоваться по будущему. Я уверен, что мы тему детских садов в ближайшие годы, как и планировали, действительно закроем, переведём в рабочий режим, но у нас есть ещё одна тема. Я пока её с вами как коллегами по партии не обсуждал, но хотел бы забросить для обсуждения – без решений. Нам надо и школами заниматься. Понимаете, мы же за годы этого национального проекта, работы по ряду школьных программ сделали довольно много. Но чем мы занимались? Мы занимались оборудованием, внутренними какими-то делами, связанными с обустройством школьного хозяйства, занимались педагогами и занимаемся, что, безусловно, очень важно, потому что от педагога, от преподавателя зависит всё в школе. Но здания-то какие у нас? Плохие. Мы до этой темы пока ещё не дошли. У меня есть предложение подумать о том, чтобы не сию секунду (у нас и время трудное, и есть очень важная проблема по детским садам), но, может быть, после завершения этой программы выйти на программу модернизации школ как капитальных объектов, потому что негоже, когда в значительной части школ у нас нет, простите, туалетов нормальных. Как обычно, знаете, в интернете, в других местах, где достаточно жёсткое обсуждение идёт, говорят: «Ну да, хорошо, что вы интерактивные доски поставляете, привозите приборы самые разные. А туалет-то как был во дворе, так во дворе и остаётся». У меня есть предложение: нашей партии как ответственной политической силе подумать о том, что нам дальше делать именно с этими объектами, потому что это потребует очень больших денег тоже. Мы с вами понимаем, как это сложно.

С.Неверов: Дмитрий Анатольевич, по Вашему поручению мы в этом году 1,8 млрд заложили в бюджете Минобразования на сельские школы, на ремонт спортивных залов сельских школ. Это как минимум будет отремонтирована 1 тыс. спортивных залов в школах с учётом того, что Вы сказали, где будет и туалет, где будет на самом деле отремонтирован душ, где будут окна, где будет пол, где будет сделано всё в современном варианте. Это первый шаг, который мы в этом году предусмотрели, и я надеюсь, что мы на следующий год постараемся в бюджете посмотреть ещё больше на эту возможность, на эту сумму, для того чтобы начать именно с сельских школ.

Д.Медведев: Можем начать и с сельских школ, и мы уже этим занимаемся. Более того, во всех регионах вводятся новые школы, и это нормально абсолютно, причём очень комфортабельные, красивые, но я просто думаю, на самом деле, о будущем. У нас многие школы, типовые школы, кстати, которых в Москве полно, в других городах, были построены в 1960-е, 1970-е годы. Это такие, как правило, блочные, типовые школы. Им ещё служить 10 лет, 15. Причём мы считаем их благоустроенными школами, там-то с туалетами всё в порядке, там всё есть, они большие. Но они, как и хрущёвки, как другие дома, допустим, для постоянного проживания, скоро придут в негодность, поэтому я и предлагаю всем нам обсудить программу возрождения школ, школ именно уже не как педагогического коллектива, как такой интеллектуальной основы, но и как материальных объектов.

Н.Сударикова: По школам отдельное спасибо, потому что это моя тема, что называется…А по дошкольному образованию вот какую поддержку хотелось бы услышать. Вы знаете, что сейчас установлена средняя родительская плата за пребывание ребёнка, но она разная в разных регионах. Мы у себя её всеми силами пытаемся сдержать и установили на уровне 1123 рубля. Понятно, село, город – тут разница есть, она есть. Хотелось бы увидеть какой-то нормативно-правовой акт Правительства Российской Федерации, который в процентном отношении закрыл бы рост ежемесячной родительской платы хотя бы на уровне инфляции. Потому что иначе руки ведь развязаны особенно у учреждений, работающих в автономном режиме и так далее. Потому что это социальная норма, она должна быть выдержана для всех.

И, наконец, поддерживаю Вас в том, что Вы сказали, что, да, мы, наверное, никогда совсем-то уж не уйдём от этой темы. Вот коллега поднимал вопрос о студентах. Ну трёхлеток мы закроем, как говорится, в детские сады определим, а дети студентов? Их мы должны ведь на максимально раннем сроке определить в дошкольные учреждения. Поэтому она вечна, эта тема.

И последнее. В дошкольном образовании стартуют новые государственные образовательные стандарты. И вот здесь у нас остро очень встаёт вопрос кадрового обеспечения отрасли дошкольного образования. Неплохо было бы, если бы и партия взяла это на контроль, и федеральное министерство не уменьшало количество бюджетных мест по педагогическим специальностям, потому что новые образовательные стандарты сегодня настолько сложные – наши педагоги, работающие сегодня в дошкольных учреждениях с базовым средним образованием, с ними просто не справятся.

Поэтому огромное спасибо за понимание этой темы, очень рассчитываем на то, что эта тема не будет снята с повестки, а по школам – отдельно.

Д.Медведев: Спасибо. Я думаю, что с платой за детские сады мы тоже должны (мы в данном случае – вся партия «Единая Россия») мониторить эту ситуацию. Я не знаю пока, надо подумать в отношении прямого регулирования в режиме инфляции. Мне кажется, это довольно сложная задача, тем более что ситуация очень разная по регионам. Но всё-таки подумать, чтобы и здесь применялись какие-то методики, которые не позволяют зашкаливать соответствующим видам платежей, мне кажется, это, наверное, правильный подход.

Что касается бюджетных мест по педагогическим специальностям, в принципе я согласен, что нам нужно продолжить подготовку качественных педагогов. Единственное, что мне кажется важным, чтобы высшие учебные заведения, которые готовят педагогов, всё-таки тоже были более подготовленными к тому, чтобы выпускать современных учителей.

Почему об этом говорю? Потому что, скажем честно, не все педагогические вузы одинаково ценятся в стране, и нужно сделать так, чтобы они стали сильнее. Может быть, если в регионе есть свой вуз средненький, лучше его присоединить в качестве филиала к какому-то крупному методическому центру. Но я сейчас не собираюсь конкретных предложений высказывать, я просто про то, что педагогическое образование нужно сохранить как отдельный вид образования, и систему педагогических университетов, и бюджетные места, но при этом нам необходимо сделать всё, чтобы педагогов готовили качественно. Потому что я очень часто слышу (я же по школам тоже, бывает, езжу), что  говорят: «Нам бы хорошо не из педагогического вуза кого-нибудь прислать, хорошо бы из классического университета, там народ как-то лучше подготовлен». Поэтому на это нужно обязательно обратить внимание.

Александр Евсеевич (обращаясь к А.Хинштейну), вам дам сейчас слово, я просто хотел, чтобы несколько слов сказали по проблемам земель, о чём мы тоже договаривались, потом вам ещё дам высказаться. Потом просил бы коллег два слова сказать о том, как у нас дела на Дальнем Востоке, и будем черту подводить.

Пожалуйста, Владимир Викторович Мякуш.

В.Мякуш (секретарь Челябинского регионального отделения партии «Единая Россия», председатель законодательного собрания Челябинской области): Председатель законодательного собрания Челябинской области, секретарь регионального политсовета. 

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы в своём выступлении подвели итог работы на федеральном уровне, у нас в регионах тоже подводятся итоги. На прошедшем в этом году последнем заседании законодательного собрания 19 декабря мы подвели итоги и доложили нашим избирателям, жителям, что все социальные обязательства, все социальные гарантии, которые были в 2013 году, выполнили и приняли бюджет на 2014 год, тоже с дефицитом, но надо учитывать, что 73% всех финансовых ресурсов как раз направляется на социальные гарантии.

Д.Медведев: А «тоже с дефицитом» – это вы на кого намекаете? Государственная Дума приняла практически бездефицитный бюджет.

В.Мякуш: Маленький-то дефицит тоже есть.

Д.Медведев: Понятно.

В.Мякуш: И что касается жилья, то, действительно, мы в Челябинской области в 2012 году сдали 1 млн 670 тыс. кв. м, в 2013 чуть больше, 1 млн 680 тыс. кв. м. И стоимость у нас не очень высока: если в 2012 году было 29 574 рубля, то сейчас 29 967 рублей. Это я перехожу к жилью и говорю о том, что в послании Президента была поставлена задача к 2017 году в рамках программы «Жильё для российской семьи» дополнительно построить 25 млн кв. м жилья, доступного для семей со средним достатком. Мы бы хотели конкретизировать эту программу и построить жильё, но построить жильё для категорий социально значимых профессий, я имею в виду учителей, врачей, молодые семьи. В противном случае может получиться так, что те семьи, которые сегодня настроены покупать жильё на свободном рынке, могут просочиться в эту программу и на самом деле купить жильё по заниженной цене, и тем самым мы не добьёмся той задачи, которую ставим.

Д.Медведев: Не пугайте людей, которые хотят куда-то просочиться и купить жильё по заниженным ценам. Для нас важно, в общем, постараться обеспечить всех наших граждан жильём, не нужно исходить из предположения, что все хотят куда-то просочиться и обмануть государство. Лучше скажите, Владимир Викторович, что нам вместе (я имею в виду и Государственную Думу, и Правительство, и региональные власти) сделать для того, чтобы большее количество жилья экономкласса строить. Есть какие-то предложения?

В.Мякуш: Есть два предложения. Это механизм реализации строительства и продажи жилья, он отработан на площадке Фонда содействия развитию жилищного строительства, но речь должна идти о муниципальных образованиях, эта программа должна опуститься на муниципальный уровень. Для этого Государственная Дума приняла в первом чтении закон, подготовленный фракцией «Единая Россия», который предусматривает необходимые механизмы для муниципальных образований. От того, как быстро этот закон будет принят, зависит и реализация тех планов, о которых я говорю.

Я бы обратился к нашим коллегам из Государственной Думы, к Вам, чтобы вы ускорили принятие этого закона. Кроме того, не все жители могут купить жильё. И я бы хотел здесь обратить внимание на зарубежный опыт, что в западных странах в собственности людей только 30% жилья, а 70% – это арендованное жильё. И эту проблему и у нас, в Российской Федерации, можно решать двумя способами: первый способ – это строительство и предоставление малоимущим гражданам государственного или муниципального жилья некоммерческого найма, вернее, социального найма, и второй – кончено же, нужно привлечь сюда бизнес, для того чтобы…

Д.Медведев: А социального найма с правом приватизации или нет?

В.Мякуш: Без. У нас в советские времена все люди жили в квартирах без приватизации и прекрасно чувствовали себя.

Д.Медведев: Это не совсем так. Мы все родом, абсолютное большинство здесь присутствующих, из советского прошлого… Я напомню, что договор социального найма, хотя тогда этот термин не использовался, как раз предполагал, что ты своё жильё, по сути, если не говорить о ситуации, когда все куда-то уехали или, к сожалению, умерли, передавал по наследству. То есть наш договор найма жилого помещения, советский договор найма, как он назывался, «помещения в домах государственного или муниципального жилого фонда»… Так вот, он предполагал передачу, по сути, по наследству, то есть достаточно было кого-то из своих оставить, чтобы сохранить за собой жильё, достаточно было прописать. Я почему за это зацепился? Я не уверен, что этот механизм является правильным, если мы хотим решить проблему арендного жилья, потому что мы тем самым будем просто расширять этот перечень.

В.Мякуш: Эту тему надо обсуждать, тем более что Государственной Думой в 2013 году в первом чтении принят новый закон, который регулирует отношения по некоммерческому найму, и мы просим ускорить принятие этого закона, в том числе и Вас, Дмитрий Анатольевич. И думаю, что этот закон положительную роль сыграет в этом вопросе.

Д.Медведев: У меня есть своё предложение и к вам, и к другим лидерам региональных организаций (и, по сути, региональным начальникам), потому что вы занимаетесь изданием документов, работая у себя: нам нужно создать нормативную добротную основу и для того, чтобы действительно инженерным обустройством заниматься. Всё, что нужно, федерального уровня, мы обязательно сделаем. Вот вы предложили распространить часть правил на муниципальный уровень, мы, естественно, подумаем, как это сделать наиболее корректным путём.

В свою очередь я просил бы и вас, и, конечно, коллег из Федерального Собрания всё-таки подумать над тем, о чём вы сказали: каким образом нам улучшить обеспечение людей жильём по договору аренды? Вы же сами сказали, что во всём мире – 30:70. Ведь у нас какой перекос произошёл, почему я про советский период вспомнил, – в большинстве случаев (вчера, кстати, тоже на Госсовете об этом говорили) люди воспринимают ситуацию так: или собственность, или ничего, жильё может быть только в собственности. Но за границей очень обеспеченные, богатые люди очень часто живут в арендованном жилье и не считают, что это плохо. Может быть, это издержки ещё той идеологии, что государство в любой момент может отнять, хотя, ещё раз подчёркиваю, выселить нашего человека из того жилья было почти невозможно. Было только два случая в прежнем жилищном кодексе, когда в административном порядке выселяли. Давайте создадим нормальную современную основу для того, чтобы развивать арендное жильё. Причём делать это нужно, конечно, не сверху, а снизу, это вы должны создавать жильё, которое будет передаваться в аренду, и устанавливать такие ставки, что это будет выгодно.

Это связано и с мобильностью рынка труда, и с тем, что людям может быть выгодно именно арендовать качественное жильё, а не сразу вступать в ипотеку, которая, кстати, может быть очень обременительной, – это первое, и второе – покупать жильё там, где оно не нужно. Это общая задача, просил бы всех коллег на это обратить внимание.

Александр Евсеевич, пожалуйста.

А.Хинштейн (член Президиума Генерального совета партии «Единая Россия», заместитель председателя Комитета Государственной Думы по рассмотрению расходов федерального бюджета, направленных на обеспечение национальной обороны, национальной безопасности и правоохранительной деятельности): Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Если позволите, у меня достаточно конкретный и отчасти, может быть, частный вопрос, но это как раз тот случай справедливости, о котором Вы сегодня упомянули, о котором мы говорим постоянно, и, к сожалению, боюсь, что, кроме Вас, эту проблему никто не решит. Она не связана с ветеранами Таджикистана – это отдельно, спасибо Вам за поручение, мы работаем по нему. Там не так всё, к сожалению, просто получается, я бы отдельно доложил, может быть, не под камеру.

Другой вопрос, который, повторю, увы, кроме Вас, никто не решит. Ситуация складывается следующим образом: у нас есть закон об обязательном государственном страховании жизни и здоровья сотрудников правоохранительных органов. Он эффективный, хорошо работает, но возникла конкретная, повторю, очень тяжёлая ситуация: банкротство одной из страховых компаний (страховая компания «Ростра»), которая в период 2011 года застраховала в 14 регионах России сотрудников МВД. И в результате банкротства этой страховой компании люди, получившие увечья, а что самое печальное и тяжёлое – семьи, потерявшие своих родственников, не могут получить законные, им причитающиеся деньги. Произошло наложение сразу нескольких факторов. Я прошу прощения, кратко поясню, потому что непонятно иначе, почему МВД не решит этот вопрос само.

Страхование на тот момент, госконтракты заключались с субъектами Федерации, поскольку это было действие законно ещё у милиции, и двойное финансирование, это были сотрудники по линии общественной безопасности. С 2012 года эти полномочия отошли к Федерации, у нас возникло одноканальное финансирование. Регионы, таким образом, потеряли возможность вновь повторно заплатить за то, что они уже заплатили в 2011 году, а МВД в свою очередь говорит, что не может направить на это деньги, потому что это будет чистейшая нецелёвка. В сухом остатке, если говорить по цифрам, 1126 сотрудников в 14 территориях, из них 10%, 114 – это, к сожалению, погибшие, семьи. Только по МВД Дагестана это 51 сотрудник и, соответственно, 51 семья, потерявшая близких. По Вашему родному Санкт-Петербургу это, кстати, из 1126 порядка 300 человек, это ГУВД Санкт-Петербурга, Ленобласти. В Санкт-Петербурге тоже, к сожалению, есть погибшие сотрудники.

Единственный вариант, который видят наши коллеги из МВД, из Министерства финансов, – это поручение Резервному фонду о выделении этой суммы. Цена вопроса всего-навсего 155 млн рублей. Но, на мой взгляд, это вопрос и справедливости, а самое главное, социальной гарантии обязательств по отношению к тем, кто защищает нас. И, Дмитрий Анатольевич, поверьте, мне, например, и моим коллегам (вот Ирина Анатольевна Яровая здесь присутствует, мы с ней это обсуждали) – нам нечего отвечать вдовам, которые пишут нам и говорят: «Скажите, за что погиб наш муж и отец наших детей?».

Д.Медведев: Спасибо, Александр Евсеевич. Что я хочу сказать? Поручение, конечно, я готов дать. Обращение мне нужно, просто чтобы вы передали, чтобы я понимал, о чём идёт речь, о какой конкретно компании. Но давайте вот о чём договоримся: помимо, что называется, закрытия этой проблемы нам нужно подумать о том, чтобы вообще ничего подобного больше не возникало. Если это связано только с переходом от двухканальной к одноканальной системе финансирования… Кстати, вы знаете отлично, что сейчас раздаются снова голоса, чтобы вернуться к прежней системе финансирования, и они всё время будут раздаваться, просто потому что есть плюсы и минусы и в том, и в другом, но я сейчас не предвосхищаю этого вопроса. Давайте с этой проблемой разберёмся и постараемся создать современное регулирование в этой сфере. Договорились.

Так. Дальний Восток. Сергей Леонидович Луговской, прошу вас.

С.Луговской (временно исполняющий обязанности секретаря Хабаровского регионального отделения партии «Единая Россия», первый заместитель председателя законодательной думы Хабаровского края): Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Уважаемые коллеги! Действительно, то наводнение, которое было на Дальнем Востоке, самое масштабное, принесло много бед. Много территорий пострадало, но мы на территории Хабаровского края имеем ряд особенностей: во-первых, Амур имеет самую большую протяжённость – свыше 1 тыс. км, и в достаточно сжатые сроки, Вы знаете это, Дмитрий Анатольевич, мы решали все вопросы, связанные с противостоянием этой стихии. Ещё пик паводка шёл, когда уже были морозы, Вы это тоже знаете. Но беда, говорят, объединяет всех, и я прежде всего хотел бы выразить огромные слова благодарности от всех жителей, проживающих там, за поддержку. Вы уже упомянули в начале своего выступления о том, что очень организованно работали все, организованно работали министерства профильные. Владимир Владимирович (Путин) принял необходимые меры, для того чтобы мы смогли получить вовремя те средства, которые пошли на то, чтобы минимизировать последствия, которые могли быть ещё хуже. Вы были в городе Комсомольске – это один из самых пострадавших наших регионов, один из самых пострадавших городов. Ну и, конечно, сами жители, дальневосточники, которые объединились и которые противостояли мужественно, можно сказать, в некоторых моментах героически противостояли стихии, – им тоже, конечно, за это большие слова благодарности. Вся страна помогала, да, мы это тоже понимаем и благодарим за поддержку. Это как раз, можно сказать, народное единение, которое помогло и нам выстоять тоже.

Но сегодня я хотел бы ещё что попросить, Дмитрий Анатольевич? Об одном важном для нас, как мы считаем, вопросе... Все средства, которые мы получаем и получили уже, помогают нам здорово и в ликвидации последствий, хотя мы прекрасно понимаем, что нам предстоит ещё многое, может, больше даже, сделать в 2014 году. Не знаем ещё до конца всех последствий этого наводнения и как оно проявится весной, когда будет Амур уже опять отходить ото льда, но сегодня у нас есть такая категория – люди, занимающиеся личным подсобным хозяйством. Это люди, которые живут на Дальнем Востоке, несмотря на такой суровый климат, они выращивают овощи, то есть обеспечивают сами себя продуктами питания, и я могу сказать, что практически 50% продуктов, которые выращиваются, в общем, на Дальнем Востоке, 50% – это личное подсобное хозяйство. Но сегодня, когда мы начали считать эту категорию, свыше 2 тыс. людей пострадавших у нас появилось, мы смогли выплатить порядка 50% людей только ту компенсацию, которая по указу Президента должна быть выплачена. Связано это прежде всего с тем, что те люди, которые не могли получить, у них не было правоустанавливающих документов, определяющих категорию «личное подсобное хозяйство», то есть люди, проживающие в городских поселениях, имеющие дачные участки, арендующие участки, эту помощь не получили. В связи с этим мы вынуждены были в том числе вернуть деньги в федеральный бюджет. Мы свои предложения сформулировали уже и направили в Министерство сельского хозяйства. Вот в этом вопросе просим Вашей поддержки и содействия.

Д.Медведев: Спасибо, Сергей Леонидович. Во-первых, я, пользуясь такой возможностью, хотел бы ещё раз выразить своё восхищение тем мужеством и той позицией, которая была у всех жителей Дальнего Востока, которые попали в зону бедствия. Я сам приезжал в Комсомольск, общался. Знаете, у людей действительно беда, но я не чувствовал ни безысходности, ни какого-то избыточного драматизма. Люди понимали, что случилось, понимали, что это всё, к сожалению, не на несколько дней, и готовы были вместе со всеми работать. Это был для меня очень ценный, очень хороший урок, очень хорошее воспоминание.

Второе. Я хотел бы тоже, пользуясь этим случаем, поблагодарить всех добровольцев, которые у вас трудились. Это добровольцы и нашей партии, и не нашей партии. Вообще все, кто туда к вам поехал, – это люди, которые поехали в основном просто по зову сердца, и это очень ценно. Большое им всем спасибо за то, что они делали в этом году.

Третье. Вы правильно сказали: мы не знаем, что будет в следующем году. Во-первых, придёт весна. Во-вторых, мы не знаем, какая будет погода. Масштаб бедствия огромный, но что очень важно – то, что мы (кстати, даже в отличие от наших коллег из других стран, из Китайской Народной Республики, которым мы свои соболезнования направляли) всё-таки смогли таким образом построить свою работу, что мы никого не потеряли. Это очень важно в условиях просто гигантского масштаба бедствия. Нам и дальше нужно будет работу по ликвидации последствий наводнения строить именно в таком ключе. Восстановить всё жильё, как мы и договаривались, тем, кто лишился жилья, предоставить новое жильё или возможность построиться в той или иной местности. В общем, этим всем нам ещё вместе придётся заниматься, поэтому я хотел бы призвать всех здесь присутствующих, всю нашу партию к тому, чтобы и дальше заниматься проблемами Дальнего Востока, я имею в виду в данном случае ликвидацию последствий бедствия. Ещё раз большое всем спасибо за работу в этом году.

Что касается ЛПХ (личные подсобные хозяйства), я обязательно проверю и поговорю с нашим полпредом и вице-премьером на эту тему. Я знаю вопрос, связанный с отсутствием правоустанавливающих документов, это относится и к домам, и к квартирам, и в ещё большей степени относится к ЛПХ, потому что если на квартиру и дом плюс-минус какие-то документы у людей обычно есть (хотя там были люди, которые проживали фактически и остаются у вас), то на объекты личного подсобного хозяйства очень часто (просто давали участок, завод когда-то распорядился, ещё кто-то) вообще никаких документов не сохранилось. Поэтому нам нужно обязательно подготовить упрощённый порядок, который будет позволять… Я не знаю, какие средства использовать для доказательства прав, но чтобы это не превращалось в бесконечную историю. Обязательно об этом скажу и полпреду, и министру.

Дорогие коллеги, я ещё раз хотел бы сказать, что мы в этом году, мне кажется, работали достаточно продуктивно. Это не значит, что всё, что мы сделали, является идеальным по качеству, мы это с вами понимаем. Это не значит, что мы решили все те задачи, которые перед собой ставили, справились со всеми вызовами, которые существуют и перед нашей страной, и перед нашим обществом, но то, что партия «Единая Россия» в этом году работала для людей, старалась сделать всё, чтобы жизнь в нашей стране была лучше, никаких сомнений не вызывает хотя бы потому, что мы с вами достигли неплохих результатов на выборах, которые были в сентябре. Люди просто так ни за кого сегодня голосовать не будут, у нас уже другая страна, чем это было в советский период. Нужно убеждать делами. Я абсолютно уверен, что мы и в следующем году останемся партией, которая именно реальными делами подкрепляет свой авторитет. Это зависит от всех нас.

С наступающим вас Новым годом!